Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Что в имени?

05.11.2007

Имя красит человека или человек имя? На мой взгляд, верно и то и другое, причем именно в этой последовательности: сначала нас красит имя, а потом мы — его. В Китае даже поговорка на этот счет существует: «Имя раньше самого человека дает другим представление о нем».

Лично я необычность своего имени осознала и оценила не сразу. Это сейчас Инесса — имя вполне распространенное и уж точно не уникальное. А вот когда я училась в школе, была единственной. И категорически пресекала любые попытки назвать меня Инной (и сейчас, кстати, пресекаю). У Инессы нет уменьшительного (имя таки определяет судьбу: мое с детства учило быть взрослой), а Инна и Инесса родом из разных языков. Почему меня назвали именно так — любопытная семейная история, очень личная, поэтому прилюдно рассказывать не буду. Могу сказать одно: мама с детства учила меня толерантности, потому что, к счастью, знала, что это такое.

Имена о многом говорят и даже передают колорит эпохи. Если встретишь китайца, которого зовут Цинцзюнь (в переводе «празднование образования Народно–освободительной армии Китая»), Цзяньго («образование КНР») или Вэйхун («защита красной революции»), можно не сомневаться: человек сей родился в 1950–е годы. Мы это тоже проходили — и Октябрины, и Рэмы («революция, электрификация, мир») были в большом почете у молодых родителей молодой Страны Советов. Страны нет, советы остались — говорят, сейчас в России в моду снова вошло имя Олимпиада...

Родители, давая имена — обычные и не очень, — рисуют нам судьбу. Возьмет ли кто другой на себя такую ответственность? В Китае — вполне. Хозяева квартиры, которую мы арендуем в Пекине, рассказывали, что еще до рождения своего ребенка советовались с мастером фэн–шуй, как назвать малыша. Тот, сверившись с геомагнитным компасом и томами специальной литературы, сказал, что имя особого значения не имеет: как, мол, назовете, так и хорошо. Но вот иероглиф «Луна» (юэ по–китайски) в имени должен присутствовать обязательно — только в этом случае судьба у ребенка сложится счастливо. Когда в соответствии с государственной политикой ребенок у тебя гарантированно единственный, хочется дать ему самое лучшее всё. Имя в том числе.

Играющих на родительских слабостях компаний становится все больше. Фирм, которые профессионально занимаются подбором имен, — тоже. Потому как почти 60% китайцев своими именами недовольны, представляете?

Им не нравятся имена «старомодные», заимствованные из других языков и состоящие из четырех иероглифов. Ведь чаще всего китайские имена состоят из двух иероглифов: первый — фамилия, второй — имя. Кстати, меня всегда раздражает, когда российские СМИ называют Председателя КНР Председателем Цзиньтао или товарищем Цзиньтао. Это ведь то же самое, как если бы своего они называли президентом Владимиром или господином Владимиром. Потому как фамилия у китайского руководителя Ху, а Цзиньтао — это имя.

К слову, задумывались ли вы о том, как составляются в Китае пофамильные списки? Ведь алфавитный порядок здесь отсутствует как класс — за неимением алфавита. Ни за что не догадаетесь! По количеству ударов кистью (это еще можно назвать штрихами) в иероглифе, означающем фамилию!

Между прочим, впервые в истории человечества фамилии появились именно в Китае. Почти 5.000 лет назад люди здесь решили, что фамилия должна передаваться потомству по мужской линии. Традиция продолжается: несмотря на то, что менять фамилию при вступлении в брак здесь не принято, ребенку, как правило, дают фамилию отца. Потому что главная ценность для каждого китайца — его род. Который не должен прерываться.

За 5.000 лет на территории Поднебесной возникло почти 24 тысячи фамилий. Но сегодня в ходу лишь 4.100, т.е. почти 20 тысяч исчезло. Более того, 87% населения (если кто забыл, напоминаю: более 1,3 млрд.) умещаются всего в 129 фамилий! В списке самых распространенных — 10 фамилий, каждую из которых носят свыше 20 млн. человек. «Тройку лидеров» возглавила фамилия Ван (92,88 млн. человек, 7,25% населения Китая), которая оттеснила на второе место давнего фаворита — фамилию Ли (92,74 млн., 7,19% населения). На третьем месте — фамилия Чжан (87,5 млн., 6,83%). От «лидеров» немного отстали Лю, Чэнь, Ян, Хуан, Чжао, У и Чжоу.

Мою фамилию китайцы даже не пытались перевести на свой язык — все равно не выговорить. А имя умещается в три иероглифа и произносится (только не смейтесь!) «Инаша». Вот такая местная специфика.

 
Источник: http://www.sb.by/article.php?articleID=61866