Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Семейная реликвия в двух томах

21.12.2015

Витебчанка Светлана Купцевич, одиннадцатиклассница средней школы № 2, своего прадедушку Анатолия Горбатовского почти не помнит. В памяти запечатлелись лишь моменты, как пожилой фронтовик, уже редко выходивший на улицу из квартиры, приглашал ее к себе в комнату, чтобы поговорить или угостить конфетами. Когда он ушел из жизни, Светлане было 4 года. А несколько лет назад она узнала, что практически сразу после победы прадед начал писать книгу «Моя родословная». Прочитав толстенный самиздатовский фолиант, существующий в единственном экземпляре, девушка осознала: ее предки были людьми неординарными, а сам Анатолий Степанович, прошедший в Великую Отечественную от Сталинграда до Берлина, — личность просто–таки легендарная! Об этом Светлана Купцевич написала в витебский корпункт «СБ»: «Я горжусь прадедушкой и хочу всем о нем рассказать».

Мы встретились со Светланой. С собой она принесла «Родословную» — два тома пожелтевших, набранных на печатной машинке листов. Каждый страниц по 500! Анатолий Степанович, утверждает Светлана, нашел сведения о предках, живших еще в XVIII веке:

— Он много беседовал со своим дедушкой Фомой. Хранил его рассказы. А еще он был внештатным корреспондентом областной газеты «Вiцебскi рабочы». Журналистский опыт сыграл свою роль — написанная им книга читается легко, будто художественное произведение.

Анатолий Горбатовский узнал, что его прапрадед Станислав, который родословную вел от польских шляхтичей, был управляющим в имении крупного землевладельца под Оршей. Его прапрабабушка «пани Вероника» во время войны 1812 года окатила кипящим супом французского солдата–мародера, пожаловавшего к ней в хату. Прадед Виктор арендовал корчму «на большом тракте под Могилевом». Впоследствии он участвовал в восстании 1863 года, за что подвергся репрессиям со стороны царской России. Светлана Купцевич признается, что литература и история относятся к числу ее любимых школьных предметов, но, когда читаешь историю семьи и страны в изложении близкого человека, многие вещи воспринимаются ярче, эмоциональнее:

— Судьба отца Анатолия Степановича тяжела и трагична. Недалеко от Толочина у него было несколько десятин земли, 4 коровы. За это его в 1929–м раскулачили. На 3 года отправили в ссылку. Такая участь тогда постигла многих крепких крестьян. В начале 90–х человека реабилитировали. Он с огромным почтением относился к семейным устоям и никогда не мог понять, как некоторые молодые люди с легкостью отказывались от репрессированных родителей.

Великую Отечественную майор пограничных войск Горбатовский встретил на Западной Украине. О мужестве пограничников в первые дни войны, говорит Светлана Купцевич, рассказывается в его книге: «Старший политрук Николай Руденко собрал всех, кто служил на заставе, и повел в контратаку. Когда убили нашего пулеметчика, он сам лег за пулемет и стал поливать свинцом врага. Рядом разорвалась мина. Николая ранило в голову, пулемет разбило. Истекая кровью, он ползком взобрался на высотку, схватил оружие убитого врага. В это же время его боевой товарищ Анатолий Какорин пошел на немцев врукопашную. Николай поспешил на помощь, но гитлеровцы уже повалили Какорина на землю. «Прощай, политрук. Пограничники в плен не сдаются!» — донеслись до него слова Анатолия. А затем громыхнула граната — Какорин подорвал себя и навалившихся на него фашистов».

Горбатовский участвовал в битве на Курской дуге. Он награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, медалями «За оборону Киева», «За освобождение Варшавы». Один из ярчайших эпизодов его военной биографии, вспоминает правнучка, связан со Сталинградской битвой:

— Прадед командовал отрядом, который сопровождал фельдмаршала Паулюса и генералов вермахта, плененных в Сталинграде. Он описывает, как из штаба прибыл парикмахер Лева Шехтман, чтобы побрить пленных. «Когда Лева заговорил по–немецки без переводчика, один из генералов поинтересовался: «Откуда вы знаете язык? Вы немец?» «Я еврей», — ответил парикмахер. Надо было видеть, как перекосилось лицо нациста. Он не ожидал, что еврей бритвой будет водить по его холеному лицу, прикасаться к его арийской шее». Наверное, в те минуты он понял, гитлеровская авантюра потерпела крах... Но больше всего мне запомнилось описание Дня Победы в Берлине, где накануне ночью Анатолий Степанович стал свидетелем подписания Акта о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Такую честь его 105–му пограничному полку предоставили за активное участие в штурме рейхстага. «Около парка Тиргартен советские бойцы плясали под гармошку и пели частушки: «Ну их к дьяволу в болото Бранденбургские ворота! Нам белорусские милей у Алесиных дверей». Колонны и стены рейхстага были испещрены надписями. Одна из них принадлежала белорусской медсестре: «Я пришла в Берлин, чтобы убить войну».

После победы Горбатовский прослужил в Германии еще 5 лет. К слову, именно там на кладбище Берлин–Марцан похоронен его брат Болеслав, скончавшийся в 47–м в госпитале от ран. Вернувшись в СССР, Анатолий Степанович работал в МВД Литвы. И лишь выйдя в отставку в звании полковника, говорит Светлана Купцевич, он перебрался в Витебск, где и обосновался со своей женой Ниной Степановной, которая, к слову, тоже участвовала в Великой Отечественной добровольцем:

— «Моя родословная» стала настоящей семейной реликвией. Для меня как для представительницы молодого поколения это настоящая находка! Но прадеду я благодарна не только за знакомство с предками. Стремясь рассказать о его героической судьбе, я поняла, что сама хочу писать статьи для газет. Поэтому решила, что стану журналистом.

Сейчас Светлана готовится к поступлению в университет. И продолжает учить историю, сотворенную и рассказанную ее прадедом.

 

Источник: http://www.sb.by/obshchestvo/article/semeynaya-relikviya-v-dvukh-tomakh.html