Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии Заказать исследование | Задать вопрос
Программа «Российские Династии»

От повстанца до писателя

06.09.2015

Житель города Лянтора Сергей Сенгепов занялся составлением генеалогического древа хантыйского рода Сенгеповых, собирая сведения о каждом потомке

Этот род не самый многочисленный в хантыйском народе, но какие необычные в нем биографии! Повстанец в Казымском восстании против советской власти, участник Великой Отечественной войны, оказавшийся в Лондоне, шаман, председатель колхоза, исполнитель и знаток «медвежьего обряда», создатель детского фольклорного ансамбля «Пимочка», известный журналист и писатель…

Любовь, трудолюбие, сохранение национальной культуры, приверженность к древней языческой вере, «цивилизованные» профессии – все смешалось в роду Сенгеповых. Сейчас потомок рода Сергей старается хотя бы частично восстановить родословную Сенгеповых, опираясь на их рассказы разных лет.

Против советской власти

Тридцатые годы. В России давно победила пролетарская революция, но северная окраина страны по­-прежнему дремала во власти языческих обычаев. И когда советская власть стала внедрять в жизнь аборигенов свои порядки, приобщать их к цивилизации, в Югре вспыхнуло восстание, во главе которого встали служители языческого культа, приверженцы древних обычаев. Много оленеводов со стороны Нумто и Юильска тогда перебрались на Ямал, к озеру Пякуто, но и здесь красноармейцы их настигли. Самолет кружил над чумами, подыскивая место для посадки. Двое отчаянных мужчин – ханты Григорий Сенгепов и ненец Енгух, вооруженные допотопными ружьями, стали стрелять по невиданному доселе летающему чуду, но самолет все же приземлился. Сенгепов погиб, Енгуха арестовали. Воспоминания о них хранятся в устной памяти предков. О своем деде Григории Ивановиче мне рассказывал Геннадий Сенгепов, живущий на стойбище за Юильском: «Мой отец Павел родился в тот день, когда дед Григорий был убит», – вспоминал Геннадий.

Сын шамана стал председателем колхоза

Известным и почитаемым шаманом был Иван Сенгепов. Невероятно интересна судьба трех других его сыновей – Якова, Кирилла, Петра. О них вспоминал Сергей Сенгепов, внук Якова. Все они являлись знатоками хантыйских обрядов и прежде всего – священных гимнов в честь старшего брата – медведя.

Яков три года учился грамоте, потому, наверное, ему поручили возглавить колхоз в Дарко­-Горшково (эта деревня сейчас ликвидирована). Репрессии после Казымского бунта почему­то не задели Сенгеповых, у Якова даже оленей в общее стадо не забрали (а их насчитывалось около двухсот, он даже поделился ими с младшим братом Петром).

Следующая история о Сенгеповых очень похожа на легенду, рожденную, очевидно, в те же годы. Чекисты или другие представители власти после восстания все же нашли «золотую бабу» (а может, это был другой ценный для ханты языческий фетиш) и трижды пытались вывезти, но самолет с ней не мог взлететь. Тогда решили везти хантыйскую святыню с обозом, однако один из Сенгеповых ночью ее выкрал и надежно спрятал. По крайней мере, нет слухов о том, что она найдена.

Петр, самый младший из сыновей шамана Ивана, прославился исполнением священных гимнов и обрядов не только «дома», в Югре, но и за рубежом.

Фронтовик, житель Лондона

И все же самая потрясающая судьба у Кирилла Ивановича. В Великую Отечественную войну он попал служить грузчиком (как выразились потомки) на корабль полярного конвоя. Немцы подбили судно. Кирилла из воды подобрали англичане. Когда он полностью пришел в себя, ему предложили выбор: возвратиться на родину или уехать в Англию. Молодой оленевод, не обремененный семьей, выбрал чужую страну. Он принял английское подданство, обосновался в пригороде Лондона. Женился, дети пошли. В Россию он так и не съездил ни разу. Столь невероятную судьбу югорского аборигена раскопал Алексей Сенгепов, его родственник, известный журналист, писатель, но почему­-то не опубликовал ее и даже не рассказал журналистам «Ленинской правды» («Новости Югры»), где работал: время тогда такое было...

С Бубном по жизни

Я представила Юильск – центр казымской смуты и родовую деревню Сенгеповых в Приказымье, а еще Лянтор, Нефтеюганский район и подивилась как далеко по округу разбежались потомки шамана Ивана после подавления восстания.

Порадовало, что они помнят и чтут своих предков, и никто из них не потерялся в жизни, хотя у некоторых судьба сложилась не совсем стандартно для югорского аборигена.

К примеру, Геннадий Павлович Сенгепов, дед которого стрелял по самолету, держит крепкое таежное хозяйство на родовых землях – пасет оленей, добывает рыбу и сдает ее в национальную общину «Лангки». А жена Людмила воспитывает четырех детей и помогает мужу на промыслах.

Его дальний родственник Сергей Степанович выучился на «киповца» и уже двадцать лет работает на Лянторском месторождении. Профессия современная, техническая, времени отнимает много, тут уж не до полного соблюдения хантыйских обычаев и обрядов. И все же Сергей чтит их, у него даже бубен дома висит для таких дел.

– Я люблю природу, охоту, но добываю дичи, рыбы в меру, чтобы только семью накормить, а вот к браконьерам отношусь плохо. Такие люди пакостят не только в природе, но и на родовых угодьях. Приезжие люди, не знающие нашей культуры, считают, что постройки без людей в тайге никому не нужны и берут оттуда все, что хотят, – с горечью делится Сергей Сенгепов.

«Пимочка»

Сергей скупо повествует о себе, и я прошу жену Светлану дополнить его рассказ.

– Муж – настоящий семьянин, хозяин. В детстве он повредил позвоночник и до шести лет был в гипсе, потом носил корсет. Он мужественный, сильный человек и смог преодолеть болезнь. Добывает огромных щук, уток, гусей – обрабатывать устаешь (улыбается). На его счету есть и медведь, прощения за убийство мы у него попросили, как положено обычаем. Семья у нас большая, пятеро детей –четыре дочери: Степанида, Таня, Катя, Люда и последний – Ромка, даже внуки появились. Именно Сергей настроил детей, какую каждому получить профессию. Стеша, как и отец, стала специалистом по контрольно-­измерительным приборам и заканчивает институт, Катя учится в нефтяном университете, Таня работает режиссером в Лянторе, составляет программы для детских развлекательных мероприятий. Люда и Роман еще школьники, участвуют в выступлениях «Пимочки». Сергей помогал создавать наш семейный фольклорный ансамбль, который позже стал национальным поселковым.

енгеповская «Пимочка» существует больше десяти лет, она сразу же заявила о себе как слаженный творческий коллектив, хотя на виду и на слуху в округе уже были такие известные ансамбли как «Ешакнай», «Вонтнэ», «Оленьими тропами». Светлана Михайловна работала помощником воспитателя в детсаде, когда родился пятый ребенок, долгожданный сын. Вроде бы сиди дома, воспитывай детей, а она решила объединить детей, прежде всего своих, в фольклорный коллектив. Сейчас, оглядываясь в прошлое, сама удивляется: как при огромной домашней нагрузке смогла подобрать репертуар, научить детей танцевальным движениям национальным мелодиям. Это Сергей внушил ей, что все получится, как мог помогал.

– Когда был тот десятилетний юбилей «Пимочки», мы выступали и, представляете, Сергей преподнес мне на сцене огромный букет, – вспоминает Людмила.

Она – счастливый человек. Ее радуют успехи детей в работе, учебе, известность «Пимочки», но как считает Светлана Михайловна, без поддержки Сергея этого могло и не быть.Он достойно продолжает сенгеповский род.

Источник: http://ugra-news.ru/article/31082015/17625