Последний приют

«Здесь почти никого не бывает - столько воды утекло с той поры…»

Последний приют
Амир ХИСАМУТДИНОВ, историк, специально для «В»

http://www.vladnews.ru/2225/Kultura_istorija/Poslednij_prijut
Находясь на научной стажировке в Стране восходящего солнца, на одном из краеведческих сайтов Нагасаки наткнулся на знакомую фамилию - Демби, в прошлом преуспевающего дальневосточного рыбопромышленника. Его дом до недавних пор можно было увидеть в центре столицы Приморья. Из прочитанного сообщения узнал, что некоторые члены этой семьи похоронены в Нагасаки в семейном склепе.

А вдруг он сохранился?.. Решил проверить. В кладбищенском списке в Госиндзи русские могилы не значились. Правда, было известно, что здесь хоронили в основном военных. И тут я вспомнил еще об одном японском «погосте», который давно хотел посетить. Скатившись со своей горки, сразу попал на остановку трамвая № 3, и он покатил меня по Нагасаки. Снаружи трамвайчик выглядел постарше владивостокского, зато внутри - полный комфорт: работает кондиционер. Это большое удобство, когда на улице стоит 35-градусная жара.

Выйдя на остановке «Мори-мачи», я поднялся по горке, уворачиваясь от снующих туда-сюда автомашин. Тротуары в Стране восходящего солнца есть только на центральных улицах. Правда, японские водители весьма вежливы и старательно объезжают пешеходов. И даже когда видят человека, спешащего на красный свет (чаще всего это оказывается иностранец), послушно тормозят.

Вход на Международное кладбище Сакамото я нашел без всяких проблем. В Нагасаки повсюду можно увидеть аккуратно развешенные таблички с указанием места нахождения достопримечательностей. Все здесь было тщательно ухожено, как, впрочем, везде в подобных поминальных местах в этой стране. Правда, в отличие от других на Сакамото почти никто из родственников не приходит, здесь покоятся иностранцы…

Дорога разделяла этот последний земной приют на две части. Я решил сначала свернуть направо. Здесь же был установлен большой стенд, рассказывающий об истории этого места. Как следовало из сообщения, Сакамото появилось после закрытия в 1888 г. Первого международного кладбища в г. Оуара. Одной из первых увидел могилу доктора Нагая, доцента Нагасакского медицинского колледжа. Сразу после атомного взрыва 1945 г. он бросился спасать людей. Из-за облучения прожил недолго, скончался шесть лет спустя, в 1951-м. Ему было 44 года. Прошел еще немного и уткнулся в ворота, на которых было написано на идиш: Bet Olam («Вечный дом»). Здесь располагается еврейский участок - три десятка старых надгробий: Наделские, Фельдманы… В основном уроженцы западных губерний Российской империи. Еврейская община в Нагасаки была одна из самых крупных.

По небольшой аллее медленно двинулся дальше, стараясь не пропустить ни одной могилы, но русских надгробий так и не увидел. Англичане, ирландцы, американцы - последние с пометкой USA и рядом порядковый номер. Надгробия на французском участке напомнили русские военные плиты. Здесь нашли свое последнее пристанище французские солдаты, которые погибли в Китае во время боксерского восстания 1900 г. Кто-то совсем недавно старательно подчистил надписи, вероятно, чтобы переписать фамилии. Время, а вернее влажный климат не щадит кладбищенские плиты.

Огорченный, что так и не нашел ни одной русской могилы, я было уже направился на другую сторону кладбища, как вдруг наткнулся на относительно «свежую» плиту: «Христина Ричардовна ЩЕРБИНИНА. 24. 12. 1878 - 23. 9. 1966. Мир праху твоему» - значилось на ней. Рядом лежали свежие цветы. Судя по всему, Христина была замужем за русским. Рядом находилась могила ее отца - Ричарда Форда, умершего еще в 1903 году. Позже я узнал, что он был капитаном парохода, приписанного к Владивостоку.

Послав мысленно всем, кто упокоился здесь, прощальный привет, перешел дорогу. В лицо пахнуло ароматом свежескошенной травы. Пожилой японец старательно наводил порядок на этом участке кладбища. Я направился в сторону памятника на могиле Гловера, он был одним из самых известных иностранцев в Японии. Благодаря этому человеку появилась опера «Мадам Баттерфляй». А дом Гловера - один из самых популярных в Нагасаки среди туристов. И тут мой взгляд упал на старый, слегка осевший памятник. Сердце мое екнуло. Это и был семейный склеп Георгия Филипповича Демби, англичанина, принявшего русское подданство, известного в прошлом владивостокского предпринимателя.



Семейный склеп Георгия Демби. Нагасаки, 2007 г.

Демби появился в Нагасаки в конце 1870-х годов, когда заинтересовался китобойным промыслом. Здесь он встретился с красивой православной японкой Моритака Теши, которая родилась в соседнем городке Кикетсу. Вскоре Анна Рудольфовна, ее христианское имя, стала вести все домашнее хозяйство богатого рыбопромышленника. У них был дом на улице Наминохара, № 25, но большую часть времени они проводили на Сахалине или во Владивостоке. К слову, на Сахалине Демби удалось познакомиться с Чеховым во время его приезда на остров. Всего в семье Демби были четверо сыновей и дочь. 27 декабря 1909 г. Анна Рудольфовна неожиданно скончалась. Муж пережил жену на семь лет.

Дочь Лиза Демби, четвертый ребенок в семье, в 1914 г. вышла замуж за шотландца Эдварда Гордона, британского консула в Нагасаки и Хакодате. Вскоре его назначили консулом в Гонолулу, там у молодоженов в 1916 г. родился сын Джордж (вероятно, названный так в честь деда). Но спустя шесть недель после рождения малыша молодая мама умерла (от перитонита). Ее прах тоже перевезли в Нагасаки в фамильный склеп.

Обо всем этом я вспоминал, присев на упавшие каменные ворота, которые аккуратно положили рядом с памятником. Старый японец, косивший траву, оставил работу и подошел ко мне. Он очень удивился, узнав, что я из России и хорошо знаю историю этой семьи. «Здесь почти никого не бывает - столько воды утекло с той поры…», - тихо обронил он. И остался стоять рядом, чтобы помянуть моих соотечественников.
Источник: http://news.centergen.ru/index.php?t=1528
Дата: 16.10.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ