Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Как жителям Марий Эл найти пропавших без вести?

10.05.2015

Дед и внучка. Они никогда не видели друг друга, но красной линей через жизнь обоих прошла огромная любовь к лошадям. В Великую Отечественную он пропал без вести. И все, что осталось у нее от деда – это 90-летняя фотография, где он верхом на коне.

Лошади сквозь времена

Эта история началась, когда в руки йошкаролинки Елены Дружининой попала фотография ее деда Ивана Захаревича, на которой он запечатлен верхом на лошади донской породы. Фотография датировалась 1924 годом! Она знала о деде лишь то, что он пропал без вести в Киевском котле в сентябре 41-го. «Пропал без вести» – приговор ли это? «Человек не иголка. Где-то должна была закончиться его жизнь, и эти сведения нужно найти», – думала Елена.

К моменту начала поиска Елена уже пять лет занималась верховой ездой, сегодня помимо основной профессии она работает тренером по конному спорту. А теперь у нее есть своя лошадь, очаровательная Сема, кобыла буденновской породы. Невозможно равнодушно смотреть, как трогательно и ответственно Елена относится к этим умным, благородным созданиям – лошадям.

Пять лет назад я зарегистрировалась на сайте Всероссийского генеалогического древа vgd.r.– рассказывает Елена. – На сайте я вышла на военного историка, который сообщил мне, что 165 стрелковая дивизия, которой командовал дед, полностью погибла в окружении, защищая Киев… «Так что в архивах вряд ли что можно найти», – констатировал историк.

Но Елена не остановилась. Ей удалось связаться с другим военным историком, который как раз в это самое время собирался в ЦАМО – Центральный архив Минобороны России в Подольске, где сегодня хранятся все имеющиеся данные об участниках Великой Отечественной.

В архиве историк нашел сведения о довоенной судьбе моего деда! И вдруг шаг за шагом перед моими глазами стала воссоздаваться дедушкина жизнь. Он родился под Минском, всю жизнь был военным. В царской армии дослужился до унтер-офицера, затем, как и многие, перешел на сторону красных. И, примерно в это самое время была сделана фотография, которую я держу в руках, – делится Елена. – Историк сообщил мне, что в сентябре 1941 мой дед попал в плен: он нашел сопроводительную карточку военнопленного, оформлявшуюся при переводе из лагеря в лагерь. А в ноябре 1944 деда сожгли в крематории концлагеря Шлезбург…

Дошла до Берлина

В процессе поисков Елена обратилась в Германию в Центральный архив по советским военнопленным и в апреле 2009 написала туда письмо.

Когда так долго занимаешься поиском, эмоций меньше не становится, но относишься к поиску уже как к серьезной работе и хочешь дойти до конца. Ждешь каждого письма и всегда надеешься, что вот-вот, и что-то прояснится! А когда приходят эти обрывки сведений, кажется, что дед жив, что он сам шлет мне весточку о себе! – делится наша героиня.

В июле Елене пришел первый ответ из Германии.

Мне прислали документы Вермахта – все на немецком, разумеется. Вместе с подругой, знающей немецкий, я установила судьбу деда с 43-го по 44-й годы. Его переводили из лагеря в лагерь, он болел воспалением легких… Я изучила множество информации об упомянутых концлагерях, смотрела их фотографии. Не передать словами всего, что было в душе в эти моменты. Не передать. Одно дело, когда ты знаешь, что человек «пропал без вести», другое – когда выясняешь, что именно с ним произошло, как он жил, сколько времени он провел в плену… В немецком плену дед перестал быть Иваном Захаревичем, он стал «номером 8057»…

Такие поиски требуют огромных душевных сил: нужно быть готовым ко всему, к любой информации, к трудностям, возникающим в процессе. Елена признается, что ее выбил из колеи ответ на одном из сайтов, где ее довольно грубо спросили, мол, зачем вы ищете своего деда, денег от Германии хотите? К тому же, когда началась вся эта вакханалия мировой общественности с переписыванием истории Второй мировой, женщине стало не по себе. Но Елена собирается с силами и намерена дойти до конца и восстановить военную судьбу деда.

Генетическая память

Мы должны знать историю своей семьи, своих родных, своего народа, – убеждена Елена Дружинина. – Мы разводим собак, кошек, лошадей, и за их родословные готовы отдать бешеные деньги! А историей своей семьи, своих корней  не интересуемся. Почему?! Представьте, что станет с деревом, если его лишить корней. Тоже самое и с людьми.

У Елены решительный, цельный, лидерский характер: сразу чувствуется, что ей передалось что-то от деда – полковника Великой Отечественной Ивана Захаревича. А поразительная история с лошадьми, необъяснимая любовь Елены к этим благородным и сильным существам, передавшаяся ей по наследству! Вот она, генетическая память, генетический код, который у каждой семьи свой, который у каждого народа особенный! И в этом генетическом коде – понимание того, кто мы такие, откуда пришли и что делать.

Я долго не решаюсь задать вопрос и, наконец, говорю: «Елена, представь, что твой дед жив, и он сейчас рядом. Что бы ты у него спросила?»

Я бы очень хотела, чтобы он увидел, как я езжу верхом, – тихо признается она. – И, в первую очередь, я бы его попросила рассказать всю правду о войне. Все, как было на самом деле. И поблагодарить его за эту великую Победу.

От автора. С Еленой мы познакомились в школе конного спорта. Самое удивительное, что мой прадед Спиридон Балакирев ушел на войну вместе со своей лошадью. И даже возил на этой лошади маршала Конева.

 Ирина ЕРОФЕЕВА

Фото Павла Старикова 

Мы надеемся, что эта история вдохновит вас на поиски своих родственников. Начать можно с посещения следующих сайтов:

ОБД Мемориал http://www.obd-memorial.ru/html/;

«Подвиг народа» http://podvignaroda.mil.ru;

Немецкая база данных военнопленных и угнанных в Германию советских граждан http://www.dokst.ru/main/content/novosti-saita/novosti-saita

 

Не останавливайтесь в своих поисках, если мы не восстановим память о войне, то нашу историю напишут другие.

 

Источник: http://vnd12.ru/news/obschestvo/4782-kak-zhitelyam-mariy-el-nayti-propavshih-bez-vesti.html