Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

На братских могилах не ставят крестов...

01.11.2014

232 воина, умерших в госпиталях Тюмени в годы Великой Отечественной войны, покоятся в братском захоронении Текутьевского кладбища. Сюда, к Вечному огню, памятнику скорбящей матери и коленопреклонённому воину в дни торжеств и бед народных горожане несут цветы. Но это братское захоронение — не единственное в Тюмени.

 «А по бокам-то всё косточки русские…»

Мне очень нравится произведение композитора Свиридова «Время, вперёд!» Динамичное, вдохновляющее! И все же не могу унять душевное волнение от мысли, что своё жизненное пространство мы расширяем за счёт сноса погостов — чьего-то последнего приюта. В книге Александра Иваненко «Прогулки по Тюмени» (издательство «Слово», 1999) прочитала, что на тюменской улице Даудельной, там, где сегодня, в частности, прописан роддом, осчастлививший меня внучкой, «когда-то шумела тайга, но её вырубили на городские постройки и дома. В середине XIX века это место считалось окраиной города. И на пологом спуске к реке Туре городские власти отвели место для кладбища. На плане Тюмени оно помечено в начале XIX века (1808 г.), но, возможно, располагалось здесь и раньше. …Его границы располагались в квартале современных улиц Свердлова (бывшая Всехсвятская) — Даудельной — Немцова (бывшая Солдатская) — Комсомольской (Большая Тобольская)».

У Текутьевского кладбища есть своя история. Решением Тюменской городской Думы от 6 июня 1885 года на землях крестьян деревни Букиной Богандинской волости (с платой 3 рубля за десятину в год) здесь стали хоронить прихожан Благовещенской, Знаменской, Ильинской, Михайло-Архангельской, Спасской и Успенской церквей. Поначалу кладбище называлось просто — новым. А закрыто оно было решением исполкома Тюменского горсовета от 20.05.1962 года. До предъюбилейного для Тюмени года — 400-летия (1986-го) — кладбище не трогали.

А потом началось… Хорошо помню пропитанные слезами материалы в «Тюменскую правду», написанные совместно с участником войны, врачом, краеведом Дмитрием Васильевичем Юдиным. В качестве «образцовых» их опубликовала даже главная газета страны «Правда». А особого творчества и не требовалось: авторы статей просто перечисляли имена тех, кто захоронен на Текутьевском: революционерка Войновская, отец видного партийного деятеля страны Валериана Куйбышева, родные купца Машарова — основателя завода «Механик»… Да, многие могилы к тому времени уже поросли травой забвения, а ещё — «ягодой малиной, что к себе манила». Погост был своеобразным малинником — местом встреч «всякого рода элементов, опустившихся в социальном плане».

Присутствием этих элементов на кладбище и оправдывал накал своего голоса тогдашний секретарь Тюменского горкома партии. Его гнев был адресован гражданам: не понимают веления времени! Встали с плакатами в руках у экскаваторов, расчищающих место для молодёжного парка, что «в будущем станет излюбленным местом отдыха горожан»!

«Протесты общественности возымели действие, и этот варварский план не был осуществлён, — цитирую «Прогулки по Тюмени». — Однако накануне празднования 400-летия Тюмени кладбищенская ограда была отнесена на 50 метров, могилы срыты, и прямо по ним проложены тротуары».

Признаюсь как на духу: ни единого разу, даже в целях сокращения времени для движения вперёд, я не прошлась по этому бульвару. В памяти — бумажные и живые цветы, что принесли и уложили в родительский вторник юбилейного года прямо на асфальт родственники погребённых в этих местах.

Краеведы предполагают: именно братское захоронение воинов, умерших от ран в тюменских госпиталях, «во многом повлияло на судьбу Текутьевского кладбища. Оно пока ещё не разделило участь тех погостов, которые оказались в местах интенсивной городской застройки» (материалы Всероссийской научно-практической конференции от 28-29 октября 2011-го «Генеалогия в Сибири: история и современность», статья Г. Колевой «Грустные судьбы некрополей в Тюмени»).

«Сколько их, Ванечка, знаешь ли ты?»

В подзаголовках этого материала — стихотворные строчки Некрасова из поэмы «Железная дорога»… Не могу объяснить, почему именно они «вернулись» ко мне из далёкой школьной программы?

Тот, кто утверждает, что он не из тех Иванов, что не помнят родства, конечно, подскажет мне: фамилии воинов, умерших в госпиталях, высечены на плитах, входящих в композицию памятника. И все же…

В Государственном архиве Тюменской области есть уникальный документ из Военно-медицинского музея Министерства обороны СССР от 12 сентября 1969 года. В нём — фамилии, имена, отчества 251 воина, умершего в годы Великой Отечественной в эвакогоспиталях Тюмени. Вспомним, что в братской могиле нашли свой последний приют 232 воина. Несовпадение цифр, за которыми — не килограммы, тонны, литры, а человеческие судьбы, заставляет внимательно изучить документ. И найти, что 251 — цифра не окончательная.

Цитирую справку, подписанную начальником 5-го отдела архива Военно-медицинской документации: «Установлено, что в годы Великой Отечественной войны в Тюмени располагались следующие эвакогоспитали: № 407, № 1498, № 1500, № 1787, № 2475, № 3330, № 3344, № 3346, № 3352, № 3370, № 3513, № 3518». Итого — 12 эвакогоспиталей. Не спешу перечеркнуть цифру, «привычную» для слуха и докладов по случаю очередной годовщины Победы: «в годы войны на территории Тюмени было развёрнуто 23 госпиталя». Часть из этих э/г были эвакуированы дальше, на восток. А некоторые получили «прописку» сразу в нескольких зданиях… Отсюда — несовпадение цифр.

Возвращаюсь к справке и нахожу: «По архивной документации умершие выявлены только по 7 (СЕМИ. — Выделено мной, Н.Т.) тюменским госпиталям». Документация отсутствует «по э/г 1787, № 3344, № 3346, № 3370, № 3513». В списках э/г, дислоцированных на территорию нынешней нашей области в годы войны, я не нашла указанный в справке эвакогоспиталь № 3513. Есть № 3517 (ишимский), есть № 3521 (голышмановский), а № 3513 — нет.

Прихожу к выводу: не 232 и не 251 воин нашли упокоение в тюменской земле — больше. Сразу подчеркну: возросшие цифры ни в коей мере не перечеркивают истинный подвиг сибирских врачей, медсестёр, санитарок и сотен доноров — представителей рабочего класса, интеллигенции, служащих, крестьян, отдавших свою кровь защитникам Отечества.

Поклон до земли…

В основе справки Военно-медицинского музея Министерства обороны СССР от 12.09.1969-го — сведения книг регистрации умерших. Похоже, что единое требование к составлению этих книг не было утверждено (до того ли?). В разных эвакогоспиталях они составлялись по-разному. В книге эвакогоспиталя № 3352, который действовал в Тюмени с октября 1941-го по апрель 1944-го, последняя запись датирована декабрём 1943-го. Рядом с фамилией, именем, отчеством бойца — место (иногда и дата) рождения, воинское звание и причина смерти: Матвей Дмитриевич Шульков, 1900 г. р., старший лейтенант, уроженец Архангельской области; Фёдор Иванович Маленков — красноармеец из Куйбышевской области…

За указанный выше период в этом госпитале умерло 32 воина. 25 из них — по причине ранения, 7 — по заболеванию. Последним в списке 69 умерших (с апреля 1942-го по апрель 1945-го) в тюменском госпитале № 3518 зарегистрирован Сергей Иванович Проскуренко, 1918 г. р., из Воронежской области. Дата его смерти — 9 апреля 1945 года, причина — ранение. А перед ним в этом скорбном списке значится капитан Леонид Александрович Березин, прибывший по ранению с фронта на излечение… в свой родной город Тюмень. Здесь, на улице Перекопской, в доме № 5, проживала его жена. Печальная весть пришла к ней 7 марта 1945-го.

Проанализировав имеющиеся списки умерших в семи тюменских госпиталях, нашла в них ещё 5 фамилий наших земляков: рядового Тихона Афанасьевича Кретинина, 1893 г. р., проживавшего в Тюмени по ул.  Советской в доме № 110 (умер 28.10.1942 в э/г № 407 по заболеванию); красноармейца Александра Ивановича Трачука, 1925 г. р., из села Велижаны (умер по заболеванию в э/г № 407 26.02.1943 г.); курсанта Николая Андреевича Пасынкова, 1925 г. р., из деревни Орлово Армизонского района (умер 06.04.1943-го в э/г № 407 по заболеванию); майора Михаила Михайловича Рыжкова, 1901 г. р., проживавшего до войны в Тюмени по ул. Харьковской в доме № 12 (умер по заболеванию в э/г № 407 14.06.1943-го).

Считаю необходимым пояснить: эвакогоспиталь № 407 был сортировочным…

Обратила внимание на то, что в списках умерших по заболеванию в э/г № 3518 только с конца апреля по начало июня 1942-го числится 5 курсантов пехотного училища (какого конкретно — № 1 или № 2 — не указано): Эмар Кольга умер 21.04.1942-го, Алексей Марышев — 28.04.1942-го, Виктор Шумков — 02.05.1942-го, Виктор Николичев — 18.05.1942-го, Евгений Ломов — 06.06.1942-го. Возник вопрос: какая-то инфекция косила ряды будущих офицеров?

…Низкий поклон и пожелание здоровья 96-летней Екатерине Ивановне Южаниной — героине моего материала «Белый вальс» тюменских госпиталей» («ТИ», 11.09.2014 г.). В годы Великой Отечественной бывший делопроизводитель Упоровского райкома комсомола два месяца отработала медсестрой в тюменском эвакогоспитале № 2475, а затем её перевели в статисты этого лечебного учреждения: она «занималась учётом поступивших больных, поправивших здоровье, и тех, кого спасти не удалось». Навела порядок в учёте! Додумалась: рядом с причиной и датой смерти военнослужащего указывала место его захоронения.

Зажгите свечу…

В справку Военно-медицинского музея Министерства обороны вошли и её сведения на 22 воинов, умерших в госпитале № 2475 (6 — по ранению, 16 — по заболеванию). Все они похоронены на Текутьевском кладбище. В могиле № 6 числится лейтенант Василий Яковлевич Клеменков, умерший от ран 06.11.41-го, в могиле № 3 — красноармеец Федосий Артёмович Иваненко, умерший по заболеванию 13.11.41-го, в могиле № 5 — красноармеец Николай Никитич Ливернурм, умерший по заболеванию 02.12.41-го, в могиле № 2 — красноармеец Иван Михайлович Зорькин, скончавшийся от ран 14.06.42-го…

Вы не найдёте на Текутьевском кладбище индивидуальные могилы военнослужащих, скончавшихся не только от ран, но, как выяснилось, и по причине болезни. В 1990 году архив кладбища сгорел. Данные муниципального учреждения «Некрополь», в основу которых легли результаты инвентаризации, утверждают (вновь обращаюсь к материалу «Грустные судьбы некрополей в Тюмени». — Н.Т.): на кладбище выявлено 6095 захоронений. Но установлено лишь 489 фамилий усопших.

Вечным сном спят в братской могиле под асфальтом тюменской площади Памяти 232 защитника Родины. Сведения еще на 19 военнослужащих (из 69 умерших с апреля 1942-го по апрель 1945-го) сохранила книга регистрации эвакогоспиталя № 3518. 19 человек похоронены на Воскресенском кладбище Тюмени. Где оно?

Поиск заставил досконально изучить книгу Бориса Жученко и Святозара Заварихина «Тюмень архитектурная» (Средне-Уральское книжное издательство, 1984.) Нашла: «Крестовоздвиженская (Никольская) церковь первоначально была освящена как Воскресенская. Церковь расположена на южной оконечности Затюменского мыса, на одной из самых высоких точек города». Крестовоздвиженская (ранее Воскресенская) церковь и поныне стоит и действует рядом с Тюменским архитектурно-строительным университетом, где в годы Великой Отечественной размещался госпиталь № 1500.

В старину на Руси было заведено хоронить прихожан при церквях. Оказывается, и умерших в сороковых-роковых при них хоронили… Рядом со Всех-святской церквью, на тюменской улице Даудельной, тоже нашли приют умершие от ран и болезней в тюменских госпиталях («Иногда их хоронили на том кладбище, которое было ближе всего к госпиталю», — утверждает Екатерина Южанина).

…Будете в церквях — зажгите свечи в память об умерших в госпиталях — известным и безымянным солдатам, офицерам, курсантам… И в знак благодарности тюменским, заводоуковским, ишимским, ялуторовским медицинским работникам, что делали всё возможное, чтобы спасти жизни. И вернули в строй тысячи бойцов.

Редакция газеты «Тюменские известия» благодарит сотрудников ГБУТО «Государственный архив Тюменской области» за помощь в подготовке этого материала.

 

Наследники Победы в Великой Отечественной — поколения, родившиеся и живущие под мирным небом. Мы — крона Древа Памяти. За почти 70 лет, прошедших после войны, деревья стали большими. И крона должна быть высокой.

В 1987 году участок Текутьевского кладбища, на котором находится братская могила, был оформлен в единый мемориальный комплекс «Площадь Памяти».

Источник: http://www.t-i.ru/article/new/3086