Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Триста Бричкиных

01.08.2014

Род Бречко – Бричкиных, судя по архивным данным, ведет свою историю со времен Ивана Грозного. 

Этим летом в райцентре Хабары состоялась встреча ныне живущих представителей рода из Германии, Крыма, Казахстана, Новосибирска, Омска, Стрежевого, Владивостока, Красноярска. Всех едва вместил актовый зал местной школы, и это при том, что собралась лишь третья часть родственников.

Умирать раздумала

Петр и Лариса Бричкины, жители села Хабары, сделали родным роскошный подарок – вот уже много лет они занимаются историей своей фамилии и ко дню встречи успели собрать все веточки семейного древа, яркие плакаты получили все, кто приехал к родным пенатам. В роду Бричкиных есть первоцелинники и военные, журналисты и доктора наук, строители, учителя и даже капитаны дальнего плавания. Свои знаменитости – в каждой ветви. Игорь Бричкин, например, из крымской,  капитан украинского сухогруза, в плавание ушел в прошлом году еще из самостийной Украины, а в море узнал, что стал россиянином. Правда, в родной Крым Игорь до сих пор не вернулся. Его корабль стоит в одном из портов Европы – экипаж в связи с ситуацией на Украине некому заменить. Еще одна крымчанка из алтайских Бричкиных – Полина Ивановна в прошлом году так затосковала в украинской изоляции по России, что помирать собралась и родным сообщила: «Все, не хочу жить». Но когда Крым перешел под юрисдикцию России, передумала, мало того, приехала в Хабары на слет «Бричкиных всея Руси» и произнесла такую речь: «23 года никакого просвета на Украине, а тут такое счастье... Я еще поживу». Из крымских ветвей древа – Надежда Прищепа. Ее дочь Таня окончила консерваторию в Киеве, но домой смогла вернуться, лишь когда ее родители придумали многоходовую комбинацию. Из Киева Надежда увезла Татьяну по украинским паспортам, а на границе с Крымом их встречал глава семьи уже с российскими. Иначе никак, на паспорт гражданина РФ в «самостийной» реагируют сейчас точно по Маяковскому: «…и вдруг как будто ожогом рот скривило господину…»

«На цей коняке»

Записывая еще при жизни отца Петра Прокопьевича воспоминания дедушек, бабушек, тетушек и дядюшек, Петр Бричкин прорисовывал первые ветви огромного семейного древа с корнями от прадеда Григория Бречко и жены его Ефросиньи. Из Сумской области Украины они уехали в 1916 году, спасаясь от голодомора, и поселились в селе Садовом на границе нашего края с Новосибирской областью. Там и сейчас стоят вековые тополя,  посаженные зачинателем рода на Алтае. Дети Григория и Ефросиньи – Андрей, Прокопий, Ефим, Василий, Иван, Наталья. Есть семейная байка про Василия. С Украины его увозили 5-летним, впервые в жизни увидев паровоз, он кричал: «Я на цей коняке не поеду». В России все они стали Бричкиными. Не от небрежения к своей фамилии. В краевом архиве Петру Петровичу представили документально подтвержденную версию:

– В томах Всеобщей переписи Российской империи 1897 – 1900 годов я нашел своих Бречко, прадеда Григория, дедов Прокофия (Прокопия) и Андрея. Дети, рожденные с 1900 года, в перепись не вошли. Но на каждого из них на Алтае заполнялись листы переселенцев. Правда, Бречко не знали русского, а переписчики плохо понимали украинский и фамилию воспроизвели на слух, так мы и стали Бричкиными. Дед мой Иван Григорьевич, когда жив был, еще в пору СССР слал запросы на Украину и успел перед смертью снова стать Бречко. Увы, сегодня работа с украинскими базами данных застопорилась, за доступ к ним нужно платить немалые деньги…

Бричкиных здорово выручил Интернет. С тех пор как он появился в доме Петра и Ларисы, данные о родных стали стекаться из социальных сетей, пополняя бесценную информацию, что записал Петр Петрович со слов дедов и отца. К исследовательской работе подключилась сестра Галина, по мужу – Безлюдная, из дальневосточных Бричкиных, а Лариса Лебеденко – Зверева (из омских) в документальных источниках нашла такой факт из истории фамилии Бречко. Она не была распространенной в России и ее имперских окраинах и могла образоваться от «бреч» – «бритва». Так или иначе, Бречко значатся в указателе переписи Руси уже в век Ивана Грозного. Носители ее – духовные персоны Пскова, наделенные в знак особого расположения великого князя немалыми привилегиями. Но эти данные все же требуют уточнений, и Бричкины готовы продолжать исследования.

На то, чтобы просто прочесть краткие подписи под именами с фото, уходит больше часа. Что уж тут о судьбах говорить. Детям часто давали имена предков, потому часто встречаются Сергей, Пётр, Иван, Николай, Валентина, Галина, Надежда. Прокопий Бричкин в годы войны работал на тракторном заводе и умер в 1943 году от истощения. Иван Григорьевич воевал на 3-м Украинском фронте, за боевую доблесть отмечен наградами. «Наша любимая баба Вера» стала второй женой деда Ивана, после того как он схоронил первую, Марию, и воспитала пятерых ее детей. Целинники рода – казахские (Павел Иванович, дочери Прокопия) и алтайские (Пётр Прокопьевич, Анна Митрофановна, Григорий Ефимович). Сергей Золотарев, сын Тамары Прокопьевны, в недавнем прошлом – ректор АГАУ, ныне проректор знаменитой Тимирязевки. Педагоги Георгий Андреевич и Валентина Ивановна по полвека отработали в школе. Военные пошли от полковника Михаила Ивановича Бричкина, сейчас служат России Николай, Алексей, Александр, Сергей. Следующую встречу Бричкины наметили на 2016 год, в честь 100-летия переселения на Алтай прадеда Григория с женой Ефросиньей. Надо полагать, родовое древо к тому времени еще больше разрастется.

Источник: http://www.ap22.ru/paper/paper_24369.html