Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

События Первой мировой войны в экспонатах музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве

01.08.2014

Сто лет назад, 1 августа 1914 года, началась Первая мировая война.

Первую мировую в начале ХХ века называли «Великой», «Большой», «германской», «империалистической»… Итогом ее явился развал четырех империй – Российской, Австро-Венгерской, Османской и Германской. Страны-участницы потеряли более 10 млн солдат, около 12 млн мирных жителей, около 55 млн человек получили ранения.

Сто лет спустя мы весьма мало знаем о Первой мировой. И потому что довольно долго о ней не слишком распространялась официальная история, и потому что последующие Гражданская и Великая Отечественная как бы заслонили события Первой мировой еще более трагическими потерями. Сегодня наше общество начинает внимательнее оглядываться на это подзабытое прошлое. Что ж, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Самые убедительные свидетели истории не учебники, а конкретные, осязаемые предметы, дошедшие до нас сквозь десятилетия благодаря порой поистине самоотверженным стараниям хранителей — музейщиков. Есть, к счастью, фонд Первой мировой войны и в запасниках краевого музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

- Наш музей, созданный в 1905 году Григорием Николаевичем Прозрителевым как музей Северного Кавказа, его же усилиями историю Первой мировой войны отслеживал, и наверняка первые сборы по той войне вел он сам, – рассказывает заместитель директора музея-заповедника по экспозиционно-выставочной работе Алла Макодзеба. – А вот другая часть экспонатов попала в музей благодаря тому, что в Ставрополе был расквартирован 83-й Самурский пехотный полк, в 1909 году передислоцированный из Дагестана. В его рядах служили удивительные офицеры, грамотные, интеллигентные люди, понимавшие, что такое история: не случайно они создали свой полковой музей с огромной коллекцией оружия разных времен и народов и другими предметными экспонатами... Имелся в полку и свой фотограф, что далеко не в каждой воинской части бывало. Благодаря этим военнослужащим, которых можно считать нашими земляками, поскольку они жили здесь с семьями, мы получили в дар немало предметов, связанных с военной историей.

О начале войны в Ставрополе узнали 2 августа, когда пришло телеграфное сообщение. Была объявлена мобилизация, и полк в полном составе отправился на фронт в Галицию. А полковые экспонаты были подарены городу, несколько позже переданы в музей Прозрителева. Но поскольку в городе оставались семьи офицеров, стало быть, связи их со Ставрополем не прерывались. В период Первой мировой войны командиром полка был Казимир Альбинович Стефанович, дочь которого училась в Ставропольской гимназии, жила много лет в Ставрополе. С ней в советское время общались музейщики в 70-80-е годы. (Сам Стефанович погиб на фронте уже в звании генерала.) Когда начались революционные брожения, офицеры полка перешли на сторону белых. И так как история полка теперь свелась к истории Белой армии, то о нем впоследствии вспоминать было нежелательно. А вещественная память осталась. И мы можем теперь знакомиться, например, с коллекцией трофейного оружия и иных предметов — примет войны, нередко привозившихся в Ставрополь фронтовиками.

Потемневшие от времени каски военнослужащих воюющих сторон — французская, немецкие, английская, российская, небольшие бомбы, снаряды, гильзы от снарядов... Экзотично выглядит маленький походный самоварчик на ножках, позволявших установить его на костерок, а внутри емкости есть пространство для угольков, сохранявших горячим чай. Кружка, сделанная из снарядной гильзы, с выбитой от руки надписью: «В память европейской войны 1914, 1915, 1916 гг.». Указана и фамилия владельца – Ф.Я. Масько. Другая кружка «Память Русско-турецкой войны 1914, 1915, 1916 гг.», тоже именная — С.А. Седенко. Кто были эти люди, узнать теперь невозможно... Как неизвестным осталось имя того полкового фотографа, чьи снимки заполнили уникальный, бесценный фолиант. Этим внушительным по размерам и объему альбомом музейщики особенно дорожат и гордятся: в нем вся жизнь полка в период войны. Тут запечатлена неподдельная окопная правда: лазареты, казарменный быт, группы солдат и офицеров. Вот сам К. Стефанович — симпатичное лицо, умный, спокойный взгляд. Говорят, его глубоко уважали подчиненные. Вот виды фольварка — помещичьей усадьбы в Галиции, оказавшейся на их боевом пути. Вот первое применение противогазов как раз на Западном фронте. Вот работает артиллерия, приписанная к полку. Чудо технической мысли начала ХХ века – дирижабли, первые самолеты... Поражают многообразие сюжетов и, конечно, высокое качество фотографий. А ведь тогда их изготовление было сопряжено с целым рядом проблем, от проявления стеклянных негативов до печатания в специальных условиях. Сегодня, через сто лет, можно рассмотреть в деталях черты лиц, каждый листочек на дереве... Есть и картины разрушений, принесенных войной, — разбомбленные мосты, дома, церкви. А вот сцена встречи во время визита в расположение полка великого князя Георгия Михайловича. В годы войны многие члены царской семьи регулярно выезжали на фронт, посещая части как для инспекции, так и для поднятия духа солдат.

Конечно, цены этому альбому нет. Недаром его запрещается трогать руками, тем более листать... По нему можно целую книгу написать, имея воображение. О том, как геройски сражались самурцы, как многие были награждены. В альбоме сохранилась часть списка георгиевских кавалеров команды службы связи Самурского полка, пулеметной команды, знаменного взвода. Среди них, конечно, были наши земляки, но кто они и откуда, точно установить уже невозможно.

Любопытные подробности истории обмундирования войск стран – участниц Первой мировой войны поведал заместитель директора музея-заповедника по научной работе Егор Карагодин:

- Такие немецкие каски «пикельхайм» вообще-то изобретение российского императора Николая Первого: когда в 40-х годах ХlХ века потребовалось перейти от кивера к более удобной, практичной форме военного головного убора, появилась первая каска, изготавливалась она из кожи с использованием в качестве шишака пики либо двуглавого орла. Кстати, в переводе с немецкого ее название – «шлем с пикой». Позднее она попала в Германию, поскольку очень понравилась королю Фридриху Вильгельму, которому император России подарил один из образцов. В Пруссии каски делали уже из тонкого металла, при этом они не столько защищали, сколько носили нарядно-декоративый, парадный характер. К концу Первой мировой такие каски стали принадлежностью только высшего офицерского состава, генералитета, использовались при парадах, а солдаты и младшие офицеры перешли на новый стальной шлем. После объединения Германии офицерам разрешалось носить на каске герб своей области, например, прусского орла или герб королевства Вюртемберг.

По абрису каска, несомненно, восходит не только к славянскому шлему, но напоминает и образы средневековых рыцарей. В Российской армии в Первую мировую каски выдавали ударным батальонам, шедшим на прорыв впереди основной массы войск. На этих головных уборах изображен уже русский орел, он за столетие так почернел, что и не узнаешь... Рядом с массивной каской трогательно-мирно смотрится простецкая ополченческая фуражка с жестяным крестом, монограммой Николая ll и девизом «За веру, царя и отечество». В таких фуражках уходили на фронт и ставропольские мужики в 1914-м...

Собиратель по призванию, Г. Прозрителев чувствовал ответственность за сохранность всего связанного с войной, недаром начал собирать фронтовые письма Первой мировой войны и даже выпустил небольшую брошюру «Письма с фронта» 1914 года, собирал и печатные публикации из разных изданий. Алла Петровна демонстрирует нам разложенные веером занятные значки — благотворительные жетоны того времени, средства от их продажи шли как взносы на лечение раненых, на армейские нужды. Тогда же был организован военный заем, выпускались военные марки, любопытные плакаты идеологическо-патриотической направленности. Весьма оригинальный «слепок» эпохи — выпущенная в канун войны сатирическая карта, своего рода агитка, иллюстрирующая расклад сил в Европе: Николай ll изображен сидящим на медвежьей шкуре, под ним Азия и Европа, а ногой он попирает Польшу, входившую в состав Российской империи; на Балканах жалобно плачут сербы, словаки, Италия «отвернулась в сторону», ну а англичане на бережку своего острова удочкой ловят рыбку в мутной воде. Карта так по-русски и называется «Ловля рыбы в мутной воде». Подобные карты выходили задолго до войны целой серией, эта – в 1889-м. В годы войны они уже выражали более агрессивно-пропагандистский характер.

- Важный блок предметов и документов связан с именем героини Риммы Ивановой, – продолжает Алла Петровна. – Их сбор осуществлялся в 60-е годы, хотя и это имя было как бы под запретом, поскольку семья Ивановых после гибели Риммы получила дворянство, но впоследствии предпочитала о себе не напоминать. Однако брат ее был жив, наши сотрудники с ним встречались, благодаря чему в музее есть прекрасные семейные альбомы, много фото Риммы, начиная с детских. В следующем году в сентябре будет сто лет со дня ее гибели, тогда мы о ней расскажем подробнее.

Часть этих материалов, кстати, использовали белорусские кинематографисты, год назад работавшие над документальным фильмом о Римме Ивановой. Собственно, все перечисленные раритеты не просто «пылятся» в фондах, все это периодически вынимается из запасников для новых экспозиций. Например, памятной выставкой «Ставрополье, век ХХ» была представлена и Первая мировая война. Там экспонировались вот эта походная труба, солдатские обмотки, форма ополченцев. Нынче нам и невдомек, что это за вещь — обмотки. Только на фото и видим странные накрутки на солдатских ногах поверх ботинок. Скорее всего, эти свернутые в рулончики полоски тонкого шинельного сукна утепляли ноги с наступлением холодов. Сапог-то на всех не хватало...

К 100-летию начала Первой мировой музей-заповедник готовит фотодокументальную выставку на основе электронной версии того самого альбома Самурского полка. Как же нынешнее поколение может все это воспринимать, спросила я у собеседников. Конечно, для большинства то время очень-очень далеко. Сегодняшние школьники уже и Великую Отечественную воспринимают давно прошедшим, хотя и героическим периодом, при том что в стране ежегодно торжественно отмечается День Победы, постоянно в ходу многочисленные кино- и телефильмы, книги в учебной программе. А вот Первую мировую называют забытой войной. Хотя в ней отличились тысячи настоящих героев, таких, как ставрополец Василий Иванович Книга, полный георгиевский кавалер. Став уже советским генералом, он фотографировался с этими крестами на парадном кителе, рядом – четыре ордена Боевого Красного Знамени, орден Ленина. Ему говорили: зачем ты кресты надеваешь? Он же отвечал: я это получил, сражаясь не за царя, а за Отечество! И Апанасенко тоже с гордостью писал в биографии: участник Первой, Гражданской и Великой Отечественной войн.

Им, наверное, очень хотелось, чтоб о них помнили и в этом смысле... Потому как и товарищей теряли на поле боя, и ранены бывали, и попадали в разные переделки. Им было больно, что их погибших друзей не вспоминают. Ведь, что бы ни происходило потом с ними и страной, воевали честно. Даже если не понимали толком за что. В Великую Отечественную было понятно: надо прогнать захватчика, а вот в Первую мировую...

- Европа сама, не только Россия, до сих пор не может понять, зачем она воевала, – размышляет Егор Валентинович. – Понесенные материальные и человеческие потери абсолютно не стоили полученных «дивидендов». Передел мира ничего хорошего не принес. Четыре империи рухнули. Остальные государства вышли из войны тоже не в лучшем виде. Британия утратила свой вековой экономический, финансовый, индустриальный авторитет. На первый план вышли США, именно тогда началось их возвышение... А в целом война принесла колоссальную, невиданную ранее трагедию и оказала мощное судьбоносное влияние на общественное сознание.

Наш музейный экскурс, кажется, вновь подтверждает старую добрую истину: давайте изучать историю. Уроки истории никто не отменял...

Источник: http://www.stapravda.ru/20140801/sobytiya_pervoy_mirovoy_voyny_v_eksponatakh_muzeyazapovednika_im_78461.html