Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Сорок три дня

10.07.2014

Короткой оказалась война для красноармейца Демина, ушедшего на фронт из Котельнича и погибшего на Смоленщине. Он не попал под мобилизацию 1941 года, возможно, потому, что к июню 1941-го ему уже было 46 лет, а может быть, потому, что у него было четверо несовершеннолетних дочерей. Но ситуация на фронтах Великой Отечественной войны зимой 1941/1942 годов диктовала уже другие условия, и 21 февраля 1942-го он был призван на воинскую службу Котельничским райвоенкоматом...

В апреле 1942 года в ходе завершающей стадии Вяземско-Ржевской стратегической наступательной операции 53-я стрелковая дивизия (командир полковник А.Ф. Наумов) 43-й армии Западного фронта, стремясь соединиться с окруженными частями группы генерала М.Г. Ефремова (33-я армия, 4-й воздушно-десантный корпус), вела ожесточенные бои за овладение населенными пунктами Городец и Малое Веселёво (в 1942 году - Смоленская область).
Как свидетельствуют боевые донесения командования 53-й дивизии, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО), дивизия в течение ночи 13 апреля провела перегруппировку и перешла в наступление. Преодолевая упорное сопротивление противника, она овладела д. Большое Устье и развивала наступление на населенный пункт Городец, отражая при этом контратаки фашистов. Части  дивизии  закрепились в 300 метрах у деревни западнее оврага...

Последний бой

С  семи утра 17 апреля части дивизии вновь начали наступление на Городец. Но все  их попытки снова отражались шквальным пулеметно-автоматным и минометным огнем  противника. Бои велись на восточном берегу оврага. В боевом донесении за 17 апреля 1942 года, поступившем из 53-й стрелковой дивизии, были отмечены потери:  6 человек убито, 22 - ранено...
Одним из шести погибших в этот день бойцов был мой дед, красноармеец 12-го полка Демин Прокопий Артамонович.
Он не попал  под мобилизацию 1941 года, возможно, потому, что к июню 1941-го ему уже было 46 лет, а может быть, потому, что у него было четверо несовершеннолетних дочерей. Но ситуация на фронтах Великой Отечественной войны зимой 1941/1942 годов диктовала уже другие условия, и 21 февраля 1942-го он был призван на воинскую службу Котельничским райвоенкоматом, а 4 марта отправлен на фронт.
Со дня отправки на фронт до дня гибели прошло всего 43 дня. С учетом времени, проведенного в эшелоне, возможного пребывания в тыловых частях он, видимо, совсем немного участвовал в боевых действиях. Может быть, вообще это был его первый и последний бой. К сожалению, более полной информации о коротком боевом пути красноармейца Демина у меня нет, ответа из ЦАМО на свой запрос я не получил.
Тяжело пришлось моей бабушке Прасковье Александровне, оставшейся без кормильца с четырьмя дочерьми. Правда, старшей Людмиле к тому времени уже исполнилось восемнадцать лет, и она вместе с бабушкой взвалила на себя бремя заботы о семье. Пережив все тяготы военного времени, дочери в меру своих сил долгие годы работали на Котельничской земле, создали семьи, род продолжился.
Погибший дедушка Прокопий никогда не видел своих 10 внуков, а еще у него 19 правнуков. Самая старшая из внуков и внучек, Вера, родилась уже после войны, в 1949 году, самая младшая, Ирина, недавно отметила свой 50-летний юбилей. Вовсю шагают по земле и следующие поколения: правнуки и праправнуки Прокопия Демина.
Только в 2013 году нам удалось точно установить, где он похоронен. Это мемориал-кладбище “Большое Устье” в Калужской области.
Хотя попытки найти место захоронения нашего отца и деда предпринимались и ранее. Еще в 1970-е годы родные ездили в Знаменский район Смоленской области -  он указан в сохранившейся в семье копии похоронки 60-х годов. Но точного места захоронения не нашли, поклонились одному из памятников погибшим в годы войны, которых много на Смоленщине. Долгие годы 9 мая мы приходили на братское кладбище г. Котельнича к могиле умершего в госпитале бойца с похожим именем  - Прокофий, и возлагали цветы  в память и о нашем погибшем дедушке.

Фамилия на плите

А место боев (а значит, и захоронения)  оказалось в образованной в 1944 году Калужской области, хотя и на самой границе со Смоленской.
Да и сам мемориал появился позднее. Кладбище-мемориал “Большое Устье” создан на месте существования до войны деревни Большое Устье. Мемориал был заложен летом 1988 года и торжественно открыт 9 мая 1995-го. Здесь, в братской могиле, захоронены бойцы и командиры трех армий - 33-й, 43-й   и   49-й, а также   4-го воздушно-десантного корпуса, погибшие   в 1942 году.
Мемориал поддерживается в порядке благодаря усилиям коллектива средней школы села Климов Завод и, в первую очередь, ее директора Татьяны Александровны Мартынюк. Она регулярно организует школьников, чтобы прибрать на мемориале, выкосить траву, помочь добраться сюда родственникам погибших воинов. Не случайно  в администрации Смоленской области, куда я обратился за помощью в поисках места захоронения деда, мне сообщили именно ее координаты. Она нашла в Книге Памяти фамилию моего деда в списках бойцов Красной армии, захороненных на мемориале “Большое Устье”, а в очередной раз съездив туда, убедилась, что фамилия Демин П.А. выбита на одной из плит мемориала, и сообщила об этом мне. 
Оставался последний, но очень важный момент. На мемориальной плите выбита дата рождения - 1902 год, такая же указана и в Книге Памяти, но наш дедушка должен был быть старше. Этот факт стал одной из причин того, что  место захоронения не смогли найти раньше. Родные предполагали, что, возможно, речь шла о другом погибшем воине.
Пришлось в Государственном архиве Кировской области поднять метрические книги 1900 - 1903 годов по Молосниковской волости Котельничского уезда, убедиться, что нет в них похожих записей о рождении, поднять материалы сельскохозяйственной переписи 1916 года, в которых к тому же название деревни было не таким, под которым она нам сегодня известна. По данным переписи установили, что в хозяйстве Демина Артамона Михеевича был учтен сын в возрасте 21 года. И в метрической книге за 1895 год нашли запись о рождении сына Прокопия. По информации Котельничского райвоенкомата, в действующую армию был призван Демин Прокопий Артамонович именно 1895 года рождения. А вот в копии похоронки указан 1902 год. Все, кроме года рождения, совпало, даже имена и отчества его родителей. Видимо, начальник штаба 12-го полка 53-й дивизии старший лейтенант Соколов ошибся при заполнении похоронного извещения, что вряд ли удивительно, ведь делать эти записи ему приходилось в условиях жесточайших боев.
Через 71 год, 2 месяца и пять дней, прошедших после гибели моего дедушки, 22 июня прошлого года на двух внедорожниках  от села Климов Завод, Юхновского района, Калужской области, мы ехали к тем местам, где с марта 1942-го по март 1943 года на клочке земли в 10 квадратных километров шли непрерывные кровопролитные бои. По данным историко-архивного поискового центра “Судьба”, который более 15 лет ведет поисковые работы в районе плацдарма “Красная Горка” при впадении реки Вори в реку Угру, здесь погибло более 12 тысяч бойцов и командиров Красной армии.

Бездорожье и «Юхнов Трофи-клуб»

Внедорожники были специально подготовлены  к соревнованиям в условиях бездорожья водителями из группы “Юхнов Трофи - клуб”. Только на таких машинах можно добраться до кладбища-мемориала “Большое Устье”.
Проводником служила, конечно, Татьяна Александровна. По грунтовой дороге мы только выехали из села, а буквально через несколько сот метров свернули и 14 километров ехали практически по бездорожью. По одной ей известным приметам Татьяна Александровна показывала   дорогу  через  леса, овраги. Вброд пересекли две небольшие речушки. Хорошо, что стояла теплая  погода и везде подсохло. Чуть раньше, в День Победы, даже на таких, специально оборудованных машинах проехать к мемориалу не удалось.
Более 6 тысяч бойцов и командиров Красной армии захоронены на мемориальном кладбище “Большое Устье”, 4,5 тысячи фамилий установлены, около 1200 выбиты на плитах. Здесь, на высоком холме, почти напротив устья впадающей в Угру реки Вори, и похоронен мой дедушка, его фамилия и инициалы выбиты на одной из плит. 
В здании школы выделено помещение для музея, в котором собраны материалы о событиях, происходивших в этих местах в годы войны, о бойцах и командирах, участвовавших в сражениях. Здесь хранится Книга Памяти, в которой перечислены имена погибших бойцов Красной армии, захороненных на кладбищах и мемориалах в Калужской области. 
Что бы было с этим мемориалом, если бы не подвижническая деятельность Татьяны Александровны!
Огромная благодарность ребятам - водителям из группы “Юхнов Трофи - клуб”. Далеко не первый раз они помогают добраться до устья Вори  родственникам тех, кто погиб в годы войны в этих краях и захоронен на кладбище-мемориале “Большое Устье”, на других погостах; организуют автопробеги, посвященные Дню Победы.
Несмотря на значительный расход горючего и износ автомобиля по такому бездорожью, водитель, который вез меня, категорически отказался брать какую-либо плату. Так что есть в России люди, для которых не все измеряется деньгами, которые свято чтут память погибших в годы войны.

На берегу Угры

И вот я стою на высоком холме напротив устья Вори. Внизу - излучина реки Угры.
Места здесь исторические - где-то в нескольких десятках километров отсюда произошло знаменитое “стояние на Угре”. Летом и осенью 1480 года по берегам реки Угры на протяжении 60 километров от ее устья “стояли”, а точнее противоборствовали, рати хана Большой Орды Ахмата и великого князя Московского Ивана III. В начале ноября, поняв, что одержать победу над русским войском не удастся, хан Ахмат отступил в низовья Волги. Так завершилась почти 250-летняя история монголо-татарского ига  на Руси.
А 462 года спустя здесь вновь наши воины противостояли лютому врагу, защищали от него свою землю, здесь вновь падали сраженные в бою бойцы, лилась кровь.
Именно в этих местах в течение конца марта и апреля 1942 года ударная группировка 43-й армии,  в  составе  17-й, 53-й и 415-й стрелковых дивизий, 5-й гвардейской стрелковой дивизии, 18-й танковой бригады вела наступательные бои за овладение плацдармом на западном берегу реки Угры, в районе деревень Большое Устье и Красная Горка, с целью дальнейшего прорыва к окруженной группе войск 33-й армии.
Где-то здесь, в зарослях, и тот большой овраг между уже не существующими сегодня  деревнями Большое Устье и Городец, по которому в апреле 1942 года в весеннюю распутицу бойцы 53-й стрелковой дивизии безуспешно пытались прорваться на вражеские позиции. И тут же то место на восточном берегу оврага, где фашистская пуля или осколок настигли моего дедушку. 
Не могу сдержать слез. У меня есть единственная сохранившаяся фотография деда.  Перед поездкой сюда я сделал копию. Ее подарил школьному музею. Еще одна строчка в Книге Памяти, где содержатся списки тех, кто захоронен на мемориале “Большое Устье”, обрела зримый образ.
А на плитах выбиты и имена бойцов с куда более поздними, чем у красноармейца Демина, датами рождения: 1922, 1923, 1924 годы... Скорее всего, погибшие здесь воины так и не успели обзавестись семьями, не родились их дети, нет внуков и правнуков. Здесь, на берегах Угры, прервалась история их жизни. 
Но осталась память.

Владимир ЗЫРИН

Источник: http://www.vk-smi.ru/archiv/2014/iyul/088/sorok-tri-dnya.htm