Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Якутский купец был лидером малочисленных народов, белоэмигрантом, советским разведчиком

03.07.2014
На прошлой неделе Якутию посетил уникальный гость – ведущий советник аппарата губернатора и правительства Сахалинской области и исследователь истории острова времен японской оккупации Николай Вишневский.

Он привез с собой свое детище – книгу “Отасу. Этнополитический очерк” о нашем земляке, о человеке редкой судьбы, купце Дмитрии Винокурове, волей рока заброшенном в Сахалин и ставшем джокером в политической игре на Дальнем Востоке. Обозреватель газеты “Саха сирэ” Гаврил Андросов взял эксклюзивное интервью у Николая Вишневского.

- Николай Васильевич, вы очень хорошо отзываетесь о нашем национальном празднике ысыах. А Дмитрий Винокуров на Сахалине проводил ысыах?

- Нет, конечно. Он жил на японском Сахалине. В то время в основном справляли японские национальные праздники, а жившие с ними рядом аборигены в Отасу (поселок, где жили нивхи и ульчи) подвергались японизации. Винокуров был старостой поселка Отасу, имел личного переводчика. У него было очень много оленей, торговал пушниной. Имел обширные связи с Китаем, с белой эмиграцией.

- Наверное, у него были какие-то экономические проекты?

- Конечно, на встречах в военном министерстве, например, он рассказывал, какой у Якутии потенциал. И с ним соглашались, но все-таки японская политика была нацелена на юг, на Тихий океан, на Восточную Азию и на Китай. Поэтому мечта Винокурова об отторжении Якутии от СССР не было суждено сбыться. Тем не менее, он занимался политической деятельностью и, как оказалось, якутский купец был официальным представителем генерала Хорвата – главы белой эмиграции на Дальнем Востоке.

- Винокуров был представителем генерала Хорвата на Южном Сахалине?

- Нет, что особенно интересно, Дмитрий Винокуров был представителем по Якутии. Несмотря на то, что он сам жил в Японии в городе Карафуто, а Якутия была советской. Они, кажется, ожидали и желали, чтобы Якутия станет самостоятельным государством с помощью японских вооруженных сил.

- Тогда, получается, якутских эмигрантов курировал Винокуров?

- Пока мало найдено фактов о роли и политической деятельности якутских эмигрантов. Но я полагаю, что она была небольшой. На мой взгляд, якутские эмигранты больше занимались коммерческой деятельностью, какими-то культурными проектами, а в политику не лезли. С одной стороны, это можно объяснить тем, что они в 20-е годы сильно пострадали от политических репрессий. Поэтому им не хотелось вновь повторять эту трагическую историю. С другой стороны, политика была не их делом. А якутские эмигранты были в большинстве своем крупными купцами, которые во время гражданской войны ушли в Китай (Маньчжурию), частично в Японию. Они были довольно зажиточными и им было чего терять...

- Может, тогда Дмитрий Винокуров был посредником между якутскими купцами и местной администрацией?

- Я полагаю, что он один из тех якутов, которые занимались политической деятельностью. Другое дело, что якуты в эмиграции имели между собой очень хорошую связь — они все переписывались: Гавриил Никифоров, Асклеофедот Рязанский, Дмитрий Винокуров, легендарные Семен и Егор Старостины, Михаил Корнилов, которые бежали в Финляндию из Соловецкого концлагеря. Более того, Винокуров мечтал провести съезд якутов-эмигрантов на Сахалине в городе Карафуто. Но японское военное ведомство не поддержало его идею.

- Когда якутский купец Винокуров обосновался на далеком острове Сахалин? После разделения или до...

- Предприимчивый, образованный якут Дмитрий Винокуров прибыл на Сахалин в начале ХХ века. Занялся оленеводством и торговлей, скоро стал влиятельным человеком.

В 1905 году после русско-японской войны японцы захватили Южный Сахалин. Затем японцы оккупировали и Северный Сахалин, поэтому в 1920-1925 годы весь остров контролировался из Токио. После 1925 года по Пекинской конвенции СССР вернул Северный Сахалин и японцы ушли в южную часть острова. Винокуров решил уйти на Южный Сахалин вместе с японцами. У него было 300 оленей и были работники, причем, у него первым помощником был тоже якут – Терентий Петров из рода Наахара. Кстати, а Винокуровский род назывался Элэмэс.

- Чем увенчалась попытка перейти советско-японскую границу?

- Две якутские семьи и приближенные к ним оленеводы-эвенки с оленями и с запасом пушнины пытались перейти на юг Сахалина. Но советские пограничники не дремали и задержали их, конфисковали пушнину. Видимо, это немножко остановило Винокурова. И он снова вернулся в Александровск – в то время столицу Сахалинской области. По рассказам, якутский купец вновь начал скупать пушнину. И тут на него обратили внимание советские чекисты – Винокурову предложили работать на советскую разведку. Я полагаю, он согласился, зная, что только при таком условии ему дадут возможность перейти границу. Это чисто по-человечески понятно. И он ушел с тремя сотнями оленей и с пушниной...

- Ну и как сложилась жизнь новоиспеченного разведчика?

- Дмитрий Прокопьевич поселился в городе Сиско – это японское название нынешнего Поронайска. Там японцы построили показательный поселок малочисленных народов Сахалина – Отасу. Туда приезжали тысячи туристов из Японии. Для нивхов построили дома японского типа, а ульчи имели свои традиционные жилища. И танцы, камлания шаманов развлекали туристов. Поток туристов был очень большим, приходили не только простые люди, но и члены императорской фамилии, военные и государственные деятели, лидеры партий, парламентарии. И всех их встречал якутский купец, представитель белого генерала Хорвата, советский разведчик, староста поселка Дмитрий Винокуров.

После того, как он вернулся из-за границы и начал свою деятельность по отторжению Северного Сахалина и Якутии от СССР, он ездил в Японию, где встречался с влиятельными людьми, даже пытался дойти до императора. Но его предложение не было поддержано и хищный зверь японской политики повернулся в сторону юга...

- Как разоблачили Дмитрия Винокурова в шпионаже в пользу СССР?

- В 1938 году был такой случай. Советская разведка, поняв, что Винокуров не передает желаемую информацию, решила перевести его через границу насильно, для разъяснительной беседы. Хотя, судя по архивным документам, все-таки кое-какая информация шла от него до этого. Из числа пограничников была сформирована специальная группа, которая перешла через границу и захватила якутского купца. Говорят, была стрельба, его ранили и доставили на пограничную заставу. Опять вели беседу и он вновь согласился сотрудничать с чекистами. Японцам он не рассказал об обстоятельствах его перевода через границу, но японская жандармерия, почуяв что-то неладное, начала копать и разоблачила группу советских разведчиков в количестве девяти человек, которые были арестованы. Таким образом, все связи с советской разведкой старосты поселка Отасу, который принимал элиту Японии, стали известны японцам. В 1938 году Винокурова арестовали, он больше года провел в тюрьме.

- Но вскоре Дмитрий Винокуров освободился...

- Учитывая то, что староста образцового поселка Отасу встречался с очень влиятельными людьми, об аресте Винокурова в прессе ничего не было. Потом его выпустили, конечно, все это без помощи японских спецслужб не обошлось. Дмитрий Прокопьевич вернулся домой в 1940 году, опять занялся оленеводством. Примечательно, что японцы в то время интересовались оленями для перевозок по тундре, по снегу вооружения и техники, солдат. Он помогал им при испытаниях оленей, а также продолжал торговать. Но здоровье после отсидки в тюрьме было сильно подорвано. В 1942 году якут, волей судьбы ставший лидером малочисленных народов Сахалина, умер.

- Что стало с наследством якутского купца?

- Дело его продолжила дочь Варвара. Если быть точным, у него было две дочери — Варвара и Александра. Прошлом году мне удалось найти метрическую книгу Александры. Она была 1913 года рождения, но рано умерла. А Варвара жила в Поронайске и до 1945 года, как и отец, занималась оленеводством. Но оленеводство – трудное занятие для одинокой женщины, хотя Варвара была девушкой лихой, сама ездила по тундре на оленях.

- Как сложилась дальнейшая судьба Варвары?

- Она после победы над Японией жила в Поронайске. Дочь влиятельного деятеля малочисленных народов Сахалина тихо жила, бедно, конечно. Работала на стадионе уборщицей, торговала на базаре. Она была хорошим работником, очень отзывчивым. По преданиям, у семьи Винокуровых было две тайны: никто не знал, сколько оленей у Дмитрия Прокопьевича и сколько лет его дочери Варваре...

- Что случилось жителями образцового поселка Отасу?

- Представители малочисленных народов Сахалина, которые жили вместе с Винокуровым и служили в японских заградительных отрядах или участвовали в шпионской игре, были репрессированы. Помощник Винокурова Терентий Петров тоже был репрессирован и сослан в Тайшет на десять лет. Он выжил, вернулся. А его сын Михаил Петров был одним из моих информаторов и рассказал трагическую историю двух якутских семей, живших на Сахалине во времена гражданской войны и японской оккупации.

Источник: http://ysia.ru/news/15360/yakutskij_kupetc_bil_liderom_malochislennih_narodov_beloemigrantom_sovetskim_razvedchikom.html