Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

История одного рода

27.06.2014
История Марии Моториной

Мария Петровна Моторина, в девичестве Абрамова – героиня нашей сегодняшней программы – знает, что её предки пришли на Амур, как и многие, из Тамбовской губернии. Первым из рода здесь поселился с семьёй дед Абрамов Никанор. По отчеству то ли Ефремович, то ли Ефимович – в семье это вопрос спорный. Но если учесть, что самой Марии Петровне уже глубоко за восемьдесят, то стоит только порадоваться тому, как бережно хранит память о своих предках эта замечательная женщина.

Из разговора с Марией Моториной:
– В семье было у него 6 сыновей и три дочери.
– И они все сюда шли?
– Нет, я не думаю, но мне кажется, что последние родились здесь. Поскольку мама с 8 лет отдана была в няньки, она уже этих Абрамовых знала, что они жили через дом – почти рядом.

Мария Петровна вспоминает, что мама её Анастасия (из семьи Гавриковых) с усмешкой называла свои народные университеты «десятилеткой».

«Пришла домой – там сидит какая-то женщина и мама, – вспоминает рассказ своей матери Мария Петровна, – мама спросила: буквы знаешь? Фамилию свою писать умеешь? Значит, хватит в школу ходить, я тебе работу нашла». 

На этом учёба Настасьи Гавриковой закончилась, и пошла она в чужой дом постигать хозяйственные науки. Когда подросла, приметил её сосед Пётр Абрамов. Настасья вошла в большую работящую семью.

«Я вот помню этот дом, эти постройки, – говорит Мария Петровна, – и мама рассказывала, что всем работы было много. Они были молокане. И мама считалась молоканка: дом молельный был там, где старая школа была. И они туда ходили молиться. Я помню, у мамы была Библия, большая. Тогда были сундуки, крышка вся увешана всякими открытками, картинками, а на дне находилась Библия. А когда мамы не было дома, я доставала её наряды. Одевалась в ботинки, косынку красивую. Сёстры мне говорили: вот мама придёт, мы скажем, что ты одеваешь, а говорю: не надо, мама обидится. А самой-то хотелось. И в зеркало заглядывала: как я выгляжу».

Абрамовых стали выселять из села после 1933 года. Зажиточных тамбовчан насильно загоняли в колхозы. Никанор Абрамов от коллективизации категорически отказался.

«Жили они обеспеченно, а в колхозы шли в основном бедняки. Стали отбирать зерно и скот. Были лошади, коровы и птица была, – вспоминает Мария Петровна, – дед не выдержал, когда начали громить его двор, уводить скот, выносить зерно. И предложили ему, что если в колхоз не пойдёшь – на выселение. Его хватил удар, и он умер».

Под выселение попали старшие сыновья, Петра Абрамова не тронули. Он спешно вывез семью в Благовещенск. Потом опять вернулись в Тамбовку, а спустя некоторое время сосед предупредил Петра о грядущем аресте.

«Ну, и отец, конечно, побоялся за нас и ушёл, это было зимой, – рассказывает Мария Петровна, – и его месяца 2 не было. За эти 2 месяца к нам милиция приходила и даже дежурили ночами и заглядывали везде. Мы все ревели, а он говорил: успокой их – пусть ложатся спать. Мама говорит: пока вы не уйдете – они не лягут».

Возвращаться было опасно. Анастасия осталась одна. Выживала, как многие тогда, на небольшой паёк и скудный заработок.

«Мы её всегда встречали с работы, – продолжает рассказ Мария Петровна, – она шла с колхозной фермы, спускалась с бугорка, и мы выскакивали встречать. В руках у неё ведёрочко, там паёк, который в столовой давали. Она 600 грамм хлеба как рабочая получала».

В военное время Мария Петровна, тогда ещё Маша Абрамова, закончила школу санитарных дружинниц. Навыки пригодились уже в 1945-м, когда в сельский госпиталь привозили раненых – солдат последних дней Великой войны.

«Обучали нас и военному делу, – рассказывает Мария Петровна, – и стреляли, и винтовку разбирали и собирали, и по тревоге нас поднимали, и по-пластунски ползали, и как раненым помощь оказать. И я вот это вот вспоминаю: и стоны, и крики, кто-то плакал, кто-то просил: мама! А кто-то команды отдавал: куда, что случилось? И мы несём – носилки тяжёлые. И вот мы в этой грязи тонули, теряли обувь, грузили на машины и везли вот в этот госпиталь».

После войны началась уже другая жизнь. В 1951 году Мария встретила будущего мужа. И даже написала об этой встрече стихи: 

«В нашей избушке появился молодой человек

Золотые погоны сверкали, как будто горел огонёк».

Виктор Моторин приехал с женихом сестры Анны. Влюбился в красавицу Марию и увёз её к своему месту службы. За долгие годы сменили Моторины 6 мест жительства, служили в основном на Дальнем Востоке. Прожили вместе много счастливых лет. В семье росли трое детей. Сейчас у Марии Петровны 6 внуков и 6 правнуков – продолжателей рода Абрамовых.

Вот ещё одна семейная история, ещё одна страница истории нашей области. А если вы хотите стать героями нашей программы, звоните: 222-733. И мы расскажем историю вашего рода.

Источник: http://video.amur.info/rod/33962.html