Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«НЕПРИЧЕСАННАЯ БИОГРАФИЯ»

27.06.2014

Недавно попала мне в руки книга  «А.С. Пушкин. Непричесанная биография». Название сборника показалось необычным, даже эпатажным. Полистала главки – факты оказались известными, и интерес ко всему как-то сразу пропал. А вот в чем я лишний раз убедилась, так это в силе рекламного слова (имею в виду сам заголовок книги). И сразу вспомнилась мне другая история, тоже сразу претендующая на что-то.

Представьте, героя ее зовут Евгением Онегиным. Но я говорю сейчас вовсе не о романе А.С. Пушкина, хотя этот человек, в общем-то, и назвался именем одного из основных персонажей данного произведения. В пушкинские дни июня, которые ежегодно по традиции отмечает вся Россия, эта история, думаю, покажется особенно интересной.

Но вначале о необычном музее. Он один такой во всем мире. И посвящен он Пушкину и отечественной литературе. 27 мая 1899 года состоялось торжественное собрание Академии наук, приуроченна к столетию Александра Сергеевича. На нем было принято решение об установлении памятника поэту в Петербурге. Все гадали, каким же он должен быть. Хотели придумать что-то необыкновенное, то, чего еще никогда не бывало ни в России, ни в любой другой стране мира. Вот и родилась идея о создании этого уникального музея, названного Пушкинским домом. Однако прошло несколько лет, прежде чем у нового учреждения появилось свое помещение. Пушкинскому дому охотно жертвовали рукописи, книги, портреты. Музей рос. А в 1906 году он пополнился самым дорогим экспонатом – библиотекой Александра Сергеевича. Ее спас старший сын поэта. До этого же она мирно хранилась в полковых казармах, где служил отчим детей поэта – генерал Ланской (это второй муж Натальи Николаевны Гончаровой).

Эти три с половиной тысячи томов взялся пересмотреть известный пушкинист Б.Л. Модзалевский. Следовало зафиксировать каждую надпись, пометку, рисунок. Это было такое подвижничество! Ведь за десятилетия книги очень помялись, растрепались, некоторые из них даже изгрызли мыши. От книжной пыли у ученого заболели глаза и бронхи. И все же он довел до конца свое дело! А потом в тридцати пяти огромных чемоданах книги отправили в Москву, позже – в Петербург. Библиотека великого поэта стала основой музейного фонда Пушкинского дома, первым крупным его приобретением.

В 1927 году сюда привезли еще 8 фибровых чемоданов. Это была только какая-то часть коллекции… Онегина. У загадочного странного человека (так называли его) в Петербурге, где он раньше жил, никого, собственно, не было. Да и какая родословная может быть у подкидыша?.. Звали его Александр Федорович Отто. Так вот он имел большую, глубокую страсть, пронесенную через всю жизнь. Он бесконечно любил поэзию А.С. Пушкина, любил так искренно, так сильно, что даже переменил настоящую фамилию на имя любимого литературного героя и стал Онегиным. Одно время этот интересный человек работал личным секретарем у Ивана Сергеевича Тургенева. Уехав из России во Францию, он создал ценнейший музей, располагавшийся в Париже на Елисейских полях. Правда, его хозяин – А.Ф. Онегин – очень неохотно допускал туда посетителей без рекомендаций. Квартира состояла из трех комнат, загроможденных шкафами и книгами. На стенах близко друг к другу висели портреты писателей, артистов, композиторов. На столе у большого окна под стеклянным колпаком лежала посмертная маска  А.С. Пушкина. В многочисленных папках хранились драгоценные листки. Онегин завещал свой музей русской Академии наук. Там, в Париже, побывал все тот же Б.Л. Модзалевский и сделал его описание.

А в Петербурге оживленно рассказывали о парижской встрече Онегина с …Дантесом. Встреча эта произошла 19 февраля 1887 года, как раз в годовщину смерти А.С. Пушкина. Дряхлый Дантес жил тогда совершенно уединенно, вдали от жизни и людей. Когда он увидел визитную карточку с именем «Онегин», его охватил суеверный ужас, карточка выпала из дрожащих рук. Но Александр Федорович не разжалобился, хотя знал и страшную историю дочери убийцы Пушкина. Та сошла с ума. Наделенная поэтическим мышлением, великолепной памятью, девушка с детства обожала пушкинское творчество и… не вынесла жизни рядом с палачом-отцом… На вопрос Онегина, как Дантес решился, зная, что перед ним гений, слава России, на дуэль, француз, запинаясь, ответил, что противник мог его убить, а ведь впоследствии он, Жорж, стал сенатором, что тоже немало… Онегин понял, что разговор бесполезен… Дантес так ничего и не осознал, не раскаялся.

Сегодня большая часть коллекции Александра Федоровича находится в Пушкинском кабинете Пушкинского дома. Здесь обычно работают только ученые-пушкинисты. Для их труда созданы все условия: тут можно легко отыскать все, что относится к литературе пушкинского времени. Кроме того, имеются все прижизненные издания Александра Сергеевича. Эти первые книги поражают своей простотой. Некоторые люди даже называют ее суровостью. Так, роман «Евгений Онегин» на вид – маленькая тетрадочка в скромной голубоватой обложке. Есть и издания современников Пушкина, например, «Литературная газета», когда-то созданная и редактируемая Антоном Дельвигом – лицейским другом Александра Сергеевича, самым близким ему человеком. Когда мятежный поэт был в ссылке, Дельвиг написал свое знаменитое стихотворение (позже его положили на музыку) «Соловей, мой Соловей, голосистый Соловей…» Современники утверждали, что под «соловьем» автор имел в виду именно своего собрата по перу. Да и сам Пушкин часто печатался в «Литературной газете».

Интересно и то, что сюда, в кабинет, поступают все книги о Пушкине, издаваемые в мире. Известен такой необычайный факт: народный комиссар Л.Б. Красин приходил в парижский музей пушкиниста А.Ф. Онегина. Он видит полки с книгами, картины… А ведь все это вовсе не бутафория, не макеты. В кадре все подлинное. Книги действительно приезжали на съемки из Пушкинского дома, но не одни, а с хранителями из музея – из кабинета. Потому что эти книги бесценны… Они почти никогда не покидают свои места. Их берегут как зеницу ока.

В эти июньские дни в который раз ученые обратились и к такому интереснейшему факту, как родословная поэта. Уже не однажды говорилось о том, что Александр Сергеевич – потомок 12 святых, среди которых Мария (это третья из святых) – родом из алан, то есть, у великого поэта есть и осетинские корни… И это вовсе не фантазии, не бред, не натяжки, не сказки, не фальсификация. Мария – жена князя Всеволода Большое Гнездо. Сегодня Интернет подробно рассказывает о ней, ее предках, современниках и потомках… Кстати, о последних. У Александра Сергеевича было четверо детей. Он любил называть их в рифму: «Сашка, Машка, Гришка и Наташка», внуков – 19, правнуков – 35, праправнуков – 42, прапраправнуков – 54, прапрапраправнуков (это уже 7-е поколение) – 25. На настоящий момент зарегистрировано 218 прямых потомков поэта. Они достойны уважения. Многие из них оставили яркий след в истории. Например,  А.С. Данилевский – ученый с мировым именем. В годы Великой Отечественной он, профессор, энтомолог-эколог, вступил в ряды народного ополчения. Внуки Пушкина были командирами Красной армии. Одному из них – 

О.В. Кологривову – даже выпала честь освобождать отчее село поэта – Михайловское. В рядах французского сопротивления воевал инженер-строитель Г.М. Воронцов-Вельяминов. Сегодня потомки А.С. Пушкина живут не только у нас в России, но и в Бельгии, Турции, Франции, Алжире и других странах. А одна из правнучек поэта даже породнилась с английской королевской фамилией. Да, недаром говорят, что мир тесен… Это совершенно точно.

Александр Сергеевич, несмотря на свою нелегкую жизнь, был настоящим оптимистом. Он был уверен в том, что в его жизни непременно «созреют новые друзья… а детки будут славные, молодые, веселые ребята…»

Ход времени неумолим – его не задержишь, не остановишь. Все вокруг меняется. А вот Пушкин вечен. Как и проблемы, поднятые им. Как и наше восхищение его чудесным слогом, его удивительным даром. Е.А. Баратынский, один из современников Александра Сергеевича, считал, что талант Пушкина не успел достигнуть своего полного развития, а случись последнее – поэт совершил бы «непредвиденное». Очевидно, так оно и есть! Но в любом случае Пушкин остался непобежденным, непокоренным, тем Силачом (так назвал его В.А. Жуковский), который и в наши дни свободно плывет по своей «свободной стихии», именуемой ПОЭЗИЕЙ.

 С 1930 года Пушкинский дом стал Институтом русской литературы. Он такой – единственный в России, да и во всем мире. Теперь это целая своеобразная страна, где собрана масса материалов по истории великой русской культуры. Здесь так много уникального: автографы М.Ю. Лермонтова, Гоголя, Некрасова, письма декабристов, раритетные коллекции древних русских летописей, личные вещи писателей. Именно здесь, в Пушкинском доме, ученые устраивают выставки, изучают документы, издают, точно сверяя с черновиками, произведения великих писателей. Здесь масса научных сотрудников, которые ездят по всей стране, разыскивают древние книги, записывают старинные былины, русские песни. Они считают, что ничего нет на свете драгоценнее святая святых – народной сокровищницы…

Р.S.

И вновь о «Непричесанной биографии»… А может, все-таки это удачный выбор эпитета, а? Ведь гладкой дороги и безоблачных дней в судьбе поэта действительно не было, так же, как не было и прилизанных, припомаженных, удобных поступков… Он жил так, как подсказывали ему добрый ум и вещее сердце… И как прав был В.Г. Белинский, нашедший для Пушкина такие слова: «Он принадлежит к числу тех творческих гениев, тех великих исторических натур, которые, работая для настоящего, приготовляют будущее, и по тому самому уже не могут принадлежать только одному прошедшему». Так было, есть и будет.

 

Источник: http://skfo.ru/news/2014/06/25/NEPRIChESANNAYa_BIOGRAFIYa/