Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Знаменитые воронежцы с "французскими корнями"

19.06.2014

Предки кого-то из них бежали от якобинского террора, семьи других оказались в России после поражения Наполеона… Французы, как и другие иностранцы, «оседали» в нашей стране по разным причинам. Не обошлось без подобных историй и на воронежской земле. О «заграничных корнях» наших выдающихся земляков нам рассказал краевед Владимир Елецких.

История дома на улице Освобождения труда
Прадед известного художника Николая Ге* Матье оказался в России в конце XVIII века. На его родине во Франции тогда разгорелась революция, которая повлекла за собой противоречивые последствия. С одной стороны, ее порождением стал важнейший документ всемирно-исторического значения – «Декларация прав человека и гражданина». С другой – преследования и казни тысяч людей. В такое тревожное время бежал в Россию предок живописца.
Матье или на русский манер – Матвей Ге был предприимчивым человеком и хорошо обосновался на новом месте. Известно, что ему принадлежала фабрика в Москве. Его внук (отец художника) участвовал в заграничном походе русской армии, который последовал за изгнанием наполеоновских войск из России. В 1814 году прапорщик Ге вступил в составе победоносных войск в Париж.
После выхода в отставку судьба занесла его в Воронеж. По архивным данным, обнаруженным историком Александром Акиньшиным, в 1830 году он поселился в доме у Введенской церкви. В нем и провел первые годы жизни автор знаменитых полотен «Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», «Тайная вечеря», портретов Салтыкова-Щедрина, Некрасова, Толстого… К сожалению, здание утрачено, но на его фундаменте стоит другой дом (адрес: улица Освобождения труда (Введенская), 7). В память о Николае Ге здесь установлена мемориальная доска.

«Подозрительная фамилия»
«Французские корни» у семьи знаменитого актера, театрального режиссера и педагога Леонида Вивьена, который родился и провел юные годы в Воронеже. Его отец составил генеалогическое древо и восходило оно аж IV веку!
Род Вивьенов де Шатобренов был знатным, но обедневшим. В XVIII веке семья перебралась из Франции в Польшу, а в XIX столетии поселилась на российской земле. Представителю этого рода художнику Жозефу Вивьену принадлежит карандашный потрет Пушкина – между прочим, один из лучших в пушкиниане.
Леонид Сергеевич гордился своими предками. Недаром в юности он с некоторой бравадой сообщал о себе для афиш и телефонных справочников «артист императорской драматической труппы Вивьенъ де Шатобренъ». Позднее, уже в советскую эпоху ему припомнили это дворянское имя.
В декабре 1919 года его арестовали чекисты по подозрению в участии в контрреволюционной деятельности, «по ложному доносу», как пишет в своих воспоминаниях «Театр расстрелянный» Наталья Ларцева. Тогда в ситуацию вмешался сам Ленин. Известно, что им была послана телеграмма в ЧК с пометкой «Вне очереди», где он потребовал сообщить, «серьезны ли улики». Тогда ученики и друзья знаменитого артиста, что называется, били во все колокола, чтобы вызволить его из тюрьмы. К счастью, их услышали – в апреле 1920-го Вивьена освободили. Когда Леонид Сергеевич смог вернуться в театр, студенты внесли его в здание на руках…

Предок «героя-любовника № 1»
Французская кровь текла в жилах еще одного актера, пятикратного лауреата Сталинской премии и нашего земляка Георгия Менглета. Его предок служил в войсках революционной Франции, участвовал во многих походах, а в начале XIX века судьба занесла его в польские части наполеоновской армии. После отречения Бонапарта от престола он перешел на русскую службу и принял православие. А вот праправнук бывалого вояки выбрал искусство Мельпомены и прославился на этом поприще как блистательный артист. В 1930 – 1950 годы Георгия Менглета называли лучшим в театральном амплуа «герой-любовник», а когда он перешел на характерные роли – «создателем неповторимых образов» в самых разных актерских ипостасях…

Внучка соратника Бонапарта
Особые «связи» с Францией у знаменитой хозяйки Рамонского замка принцессы Евгении Ольденбургской. Ее дед – французский военачальник Эжен Роз (в русской традиции – Евгений) де Богарне, пасынок Бонапарта.**
Будущий соратник великого корсиканца родился в 1781 году. В 13 лет мальчик потерял отца – его отправили на гильотину в годы революционного террора. Вторым отцом для него, по сути, стал Наполеон,  а Эжен относился к нему с сыновней преданностью. Он участвовал почти во всех кампаниях Бонапарта, включая вторжение в Россию, которое стало для французов роковым. Ему же потом пришлось выводить в Магдебург остатки брошенной Наполеоном армии. После этого Богарне приобрел у своего тестя – баварского короля – земли, которые составили основу герцогства Лейхетенбергского. Его сын Максимилиан Евгений Иосиф Наполеон женился на дочери русского императора Николая I – великой княжне Марии Николаевне и с этого времени жил в России. Здесь он зарекомендовал себя как активный общественный деятель и благотворитель: был президентом Академии художеств, заведовал Горным институтом, проводил научные изыскания, учредил гальванопластический завод, построил больницу, принял участие в возведении первых в стране железных дорог. Евгения Максимилиановна Лейхетенбергская (в замужестве – Ольденбургская) была его дочерью и, судя по ее многочисленным успешным проектам, в полной мере унаследовала энергию и таланты отца.

*Французское написание фамилии – Gay.
**Он был единственным сыном первой супруги Наполеона Жозефины.

У выдающегося российского биолога Константина Сент-Илера, который работал в Воронеже, были «французские корни». Он – потомок ученого-естествоиспытателя Жоффруа де Сент-Илера.

Агроном, инженер и изобретатель Жак Якобин много лет трудился в воронежском крае. В 1932 году он приехал в СССР …на мотоцикле и остался в нашей стране. Ему принадлежат десятки новаторских разработок, связанные с сельскохозяйственной сферой. В их числе сенопресс, сенокосилка и стогометатель.

Источник: http://www.infovoronezh.ru/News/Znamenityie-voronejtsyi-s-frantsuzskimi-kornyami-27470.html