Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

СОЛДАТЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ В РОССИИ ОБРЕЛИ ПОКОЙ... НО НЕ ВЕЗДЕ!

09.06.2014

7 июня в Елабуге на городском кладбище открывали мемориал в честь упокоенных там военнопленных времен Первой мировой войны. Директор Елабужского государственного музея-заповедника, настоящий энтузиаст и подвижник музейного дела, Гульзада Руденко с гордостью сообщила на открытии, что это первый подобный мемориал в России. То есть, подумал я, если все так и есть, то получается, что нигде больше по всей стране никто не создал подобного мемориала, лежат по России в забытых могилках безымянные солдатики еще с той, Первой мировой войны, которой нынче отмечают столетие по всему миру внуки и правнуки тогдашних погибших, независимо от того, по какую сторону от линии фронта их дедам пришлось воевать.  

Когда наши елабужские музейщики начали искать данные о погибших на их земле военнопленных, сначала обратились в архив города Кирова, там за небольшую справку с них попросили 10000 рублей. Сразу я вспомнил недавний рассказ известного документалиста Марины Разбежкиной, обращавшейся в нижегородский архив фотографии и ужаснувшейся зарплате тамошних сотрудников — всего порядка четырех с половиной тысяч! Может, и эти в Кирове так живут? И теперь вот «зарабатывают» на информации? Ну как бы то ни было — вот такой факт! 

А после обратились наши в архив города Зальцбурга, в Австрию, и там им очень скоро и совершенно бесплатно прислали список всех захороненных в Елабуге (140 человек) с 1915 по 1918 год! Все сохранилось, и все выслали нашим бесплатно! То есть фамилии, даты рождения, вероисповедание солдат и откуда были призваны эти люди. В Европе умеют дорожить памятью. 


Подобные захоронения военнопленных по некоторым сведениям есть и в Мамадыше, и вроде бы даже австрийцами списки по Мамадышу тоже высылались, но там это никого не заинтересовало, а в Елабужском музее-заповеднике сумели найти партнеров, профинансировавших работы, расчистить заброшенную прежде территорию на окраине кладбища, где прежде свалка была, и открыть мемориал. То есть вот где-то получилось из-за энтузиазма отдельных людей, а где-то никто и заморачиваться не стал.

Все только на человеческом факторе у нас работает, а системы нет. Нужно сказать, что помогали профинансировать проект мемориала опять же австрийцы. А куда-то, вроде, в район Заинска, говорят, приезжали недавно японцы, забирать останки своих... так в неформальной беседе после застолий, когда кто-то из японцев выразил обеспокоенность: сможем ли мы вовремя завершить работу, то какой-то наш чиновник панибратски выдал: «Да нароем мы вам этих костей». Еле-еле потом погасили международный скандал, но вот да, такое у нас, подчас, отношение к усопшим...


 

В Елабуге, напротив, положительный пример достойного отношения, оттого и радуешься, австрийцы вон приехали, целая делегация!.. Но от обилия немецкой речи и военных маршей, ловишь себя на мысли, что становится как-то не по себе, когда понимаешь, что это потомки тех самых военных, напавших на нашу родину (пусть и не точно тех людей, которые похоронены в Елабуге), но вот да, надо уже перевернуть эту страницу, выполнить последний долг перед мертвыми, с какой бы стороны они не воевали, тем более, что недалеко от Зальцбурга много лет находится кладбище русских военнопленных с Первой мировой. В идеальным состоянии...

Нынешние австрийцы не очень охотно, но все же рассказывали о своих дедах:

— Дед воевал в Италии, выжил, много австрийцев в первую мировую погибли под Украиной, потому что они с горных местностей, в горах привыкли воевать, а у вас тут равнины... Другой мой дед в 1915 году оказался как раз в России, погиб и похоронен под Челябинском. Поэтому открытие нынешнего елабужского мемориала пробуждает во мне особенные чувства. До слез. А мой отец воевал с вашими во вторую мировую...

— Мой дед, я знаю, служил в военном оркестре, у меня дома до сих пор лежит его виола 1916 года, сам я играю на альпийском горне...

— Дед воевал под Парижем во Вторую мировую, там, конечно, условия были не такие суровые, как на восточном фронте, но он потом начал много пить, пытаясь заглушить воспоминания о войне.

— Моему деду в первую мировую повезло — его ранило, и он вернулся домой живым...

Источник: http://triboona.ru/posts/view/2255