Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

ЗАГАДКИ СКЛЕПА ГУРКО

30.09.2007
В склепе, представляющем собой подземную сводчатую камеру три на три метра, был найден почти полный женский скелет (вероятнее всего, Марии Андреевны) и частично сохранившийся мужской скелет. Но не найдены детские кости. А ведь склеп был устроен в 1889 год


ЗАГАДКИ СКЛЕПА ГУРКО

http://www.veche.tver.ru/index.shtml?news=11762
На протяжении четырех последних лет поисковики областного военно-патриотического центра «Подвиг», которым руководит Сергей Титков, искали в Сахаровском парке останки генерал-фельдмаршала Иосифа Владимировича Гурко (Ромейко). Щупами и металлоискателями они обследовали все углубления и дренажные канавы. Наконец в одном из склепов обнаружили человеческие останки. Они принадлежали, по всей вероятности, генерал-фельдмаршалу и его вдове Марии Андреевне. Но никто не берется гарантировать это до окончания дорогостоящей биологической экспертизы. Треволнения еще не кончились.

ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ
И.В. Гурко, которого многие историки по праву считают освободителем Болгарии в Русско-турецкой войне 1877 -- 1878 годов, умер в своем имении Сахарово 15(28) января 1901 года. Здесь уже стояла церковь-усыпальница, построенная в 1835 -- 1898 годах по проекту архитектора Л.Н. Бенуа. В 1902 году храм освятили в честь преподобного Иосифа Волоцкого, затем туда из семейного склепа, устроенного еще в 1889 году, перенесли тело Иосифа Владимировича. Как предполагает биограф рода Гурко Наталья Дормидонтова, в усыпальнице находились и останки младшего сына Гурко -- Алексея.
В 1917 -- 1918 годах усадьбу национализировали. В 1920 году в поселке была организована детская школа-коммуна имени Герцена. В начале 20-х в Сахарове образовался совхоз, территорию усадьбы передали в распоряжение Тверской кавалерийской школы.
А 20 мая 1925 года в «Тверской правде» за подписью «Очевидец» появилась заметка о «выселении» останков супругов Гурко из храма-усыпальницы. В заметке сообщалось, что по решению советских органов комиссия из представителей губисполкома, уездного исполкома, угрозыска и судебно-медицинского эксперта вскрыла склепы Гурко и родственников, после чего набальзамированные останки перенесли на семейное кладбище-склеп, которое было расположено на северо-западной стороне парка: «Присутствовало много крестьян. Как же они отнеслись к праху своего барина? Когда один из членов коммиссии предложил закопать его на близлежащем кладбище, то крестьяне запротестовали. Нет уж, пихайте их подальше от наших отцов и дедов!.. В имении Сахарово сейчас расположен образцовый лагерь N-ной дивизии. В домашней церкви устроена читальня красноармейцев и крестьян. Смердящие генеральские останки душителя рабочих и крестьян убраны. На этом месте теперь цветут цветы пролетарской культуры и знаний».
Сергей Титков, руководивший поисками останков, сообщает со слов местных жителей, что к тому времени тела супругов Гурко хорошо сохранились. Когда вскрыли саркофаги, обнаружилось, что тление мало коснулось тел Гурко. Сотрудники НКВД сняли с них все ценное и рассовали по карманам…
А после 1925 года в храме-усыпальнице размещались санаторий работников НКВД, столовая, токарные станки, лыжная база. Тридцать лет назад, 6 августа 1977 года, в «Калининской правде» появилось следующее сообщение: «Труп И.В. Гурко был зарыт в канаве в 60 шагах от современного обелиска воинов, погибших в 1941 году. Н.А. Забелин служил в это время в 143-м полку и находился в лагерях пулеметной роты. Сейчас в помещении усыпальницы спортзал общества «Урожай» Калининского сельхозинститута и склад мебели. А.Н. Виноградова, Калинин, Соминка, ул. Первитинская, 10а».
…Судя по результатам исследований, проведенными сахаровскими краеведами К.А. Громцевым и А.А. Загришевым, местные жители знали о больших заслугах И.В. Гурко, хотя и считали его крепостником и монархистом: «С одной стороны боролся за освобождение народа Болгарии, с другой -- выступал как поработитель Польши в угоду царю». Но по мнению тех, с кем мне довелось беседовать на эту тему, в 1925 году народ еще не отвернулся от Бога -- остаться в канаве тела супругов Гурко не могло: ночью жители перенесли его в семейный склеп.

ПОЛК ВАСИЛЕВСКОГО
143-м стрелковым полком, входящим в состав 48-й Тверской стрелковой дивизии, во время «выселения» останков четы Гурко командовал Александр Василевский, будущий Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, дважды кавалер ордена «Победы», начальник Генштаба и военный министр. Еще до назначения в полк он участвовал в борьбе с отрядом Булак-Балаховича на территории Белоруссии, боролся с бандитами в Смоленской губернии.
«Нашей дивизией после гражданской войны командовал по-прежнему Е.В. Баранович, -- вспоминал Василевский в своей книге «Дело всей жизни». -- В 1922 году его сменил Степан Михайлович Серышев. Один из создателей Народно-революционной армии Дальневосточной республики, он ушел от нас на должность помощника командира корпуса… После него дивизию принял герой гражданской войны, бывший командир 15-й Сивашской дивизии И.И. Раудмец. <…> Немало времени отнимало у нас строительство новых гарнизонных лагерей на отведенном для них земельном участке в 25 км от города, в районе бывшей усадьбы «Сахарово», принадлежавшей когда-то генерал-фельдмаршалу Гурко. <…> В начале июня 1924 года после выхода в лагеря мы узнали, что вскоре Тверь и нашу дивизию посетит командующий войсками округа К.Е. Ворошилов. <…> Командующий прибыл в Тверь из Вышнего Волочка, где проводил проверку 144-го стрелкового полка (который размещался, скорее всего, в зданиях Казанского женского монастыря Вышнего Волочка. -- И.М.). <…> Командование дивизии было довольно тем, что командующий составил себе мнение о 48-й стрелковой дивизии не по одному 144-му полку, что Тверской гарнизон в целом не уступает соседям».
Примечательно, что в том же 1925 году на должность заместителя начальника штаба дивизии прибыл Максим Пуркаев, тот самый, который в годы Великой Отечественной командовал войсками 3-й ударной армии, Калининского и 2-го Дальневосточного фронтов.

ПОИСКИ
3 августа 2007 года настоятель сахаровского храма Иосифа Волоцкого священник Геннадий Ульянич, глубоко почитающий генерал-фельдмаршала, и сотрудники военно-патриотического центра «Подвиг», специализирующиеся на поиске и перезахоронении останков советских солдат, провели на семейном склепе Гурко эксгумационно-археологические работы. Этот склеп под тремя деревьями, растущими из одного мощного корня, уже был полуразрушен и основательно замусорен. По словам о. Геннадия, местные сорванцы постоянно проникали в него через лаз. Чтобы предотвратить потерю праха четы Гурко и обеспечить его сохранность, поисковики полностью разобрали склеп, а кости перенесли в охраняемое место.
Так или иначе отец Геннадий пренебрег народной мудростью, гласящей о наказуемости инициативы. Поисковики не имели санкции областного комитета по охране историко-культурного наследия, возглавляемого Татьяной Тумановой. И сотрудники комитета Е.В. Кудимова и О.Д. Белякова вместе с главой поселковой администрации Г.М. Беловым составили акт, в котором отметили: «Несмотря на благое намерение о. Геннадия -- поиск утраченных останков генерал-фельдмаршала И.В. Гурко, имеющееся у него письменное разрешение потомков И.В. Гурко и высокий профессиональный уровень проведения эксгумационно-археологических работ, им были нарушены федеральный и региональный законы об объектах культурного наследия №73 ФЗ и №22 ЗО».
Священнику предписали срочно законсервировать вскрытый склеп (что он и сделал), а для дальнейших работ подготовить научно-проектную документацию.

НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ
Глава поселковой администрации Геннадий Белов -- страстный краевед. Он родом из деревни Максиха, некогда принадлежавшей художнику А.Г. Венецианову, а в Твери живет с 1976 года. Не сыщется человека более, чем Геннадий Михайлович, заинтересованного в привлечении в Сахарово потока туристов. Развитие турбизнеса стало бы благом для поселка. К сожалению, между отцом Геннадием и главой возникли трения. Белов в первую очередь радеет об интересах поселка, благополучии его жителей, а Ульяничу важно воссоздать храм-усыпальницу, в целом усилить здесь влияние и значение церкви.
Болгарская сторона, по словам Г.М. Белова, не одобрила самостоятельность действий отца Геннадия в проведении поиска. Нет веских доказательств, что в склепе находились останки именно генерал-фельдмаршала. Во-первых, в ходе поиска нашли не один склеп, а три места захоронения (кстати, в «Тверской правде» вскользь упоминалось о существовании в парке домашнего кладбища, а захоронения раненых красноармейцев находились вдоль аллей, что осложняло поиски). Во-вторых, даже генетическая экспертиза не даст стопроцентной гарантии, что найдены останки именно Иосифа Владимировича. Экспертиза с достаточной степенью достоверности может определить лишь то, что человек принадлежал к роду Гурко, но ведь фельдмаршал в этом роду не первый и не последний.
В склепе, представляющем собой подземную сводчатую камеру три на три метра, был найден почти полный женский скелет (вероятнее всего, Марии Андреевны) и частично сохранившийся мужской скелет. Но не найдены детские кости. А ведь склеп был устроен в 1889 году в связи со смертью четырехлетнего сына Алексея. По мнению Натальи Дормидонтовой, прах Алексея мог быть перезахоронен в храме-усыпальнице, а значит, в 1925 году его кости, возможно, так и остались под храмом-усыпальницей.
Противоречия не антагонистические. Они, разумеется, будут сняты, только обсуждать их надо не келейно, а гласно.

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ
Деревянное здание поселковой администрации -- это сохранившийся кухонный флигель усадьбы, построенный до 1893 года. Жучок-древоточец его не тронул, а в перекрытии между первым и вторым этажом живут пчелы. К сожалению, окрестный парк облюбовал вредный жук-типограф.
Этот обширный пейзажный парк в «аглицком стиле» был заложен в 1820 -- 1830 годах. Аллеи, если присмотреться внимательнее, напоминали начертание букв «И» и «Г» --- Иосиф Гурко. Фельдмаршал и сам с удовольствием работал в парке, ставшем настоящим украшением поселка.
В 2003 году по парку прошелся ураган сокрушительной силы. Образовалась целая просека, там и тут поваленные гниющие деревья и сухостой.
Увы, у гибнущего парка нет хозяина. Калининский облисполком в 1984 году закрепил его за сельхозинститутом. В 1997 году Законодательное Собрание своим постановлением от 28 ноября объявило усадебный комплекс, в том числе парк объектом историко-культурного наследия. А комитет по охране историко-культурного наследия в письме № 3775/05 от 19 сентября 2007 года напомнил поселковой администрации, что парк, являющийся памятником истории и культуры местного значения, включен в государственный список недвижимых памятников. «Ответственность несет собственник объекта, -- указано в письме. -- В данном случае -- муниципалитет, который осуществляет контроль и сохранность объекта культурного наследия, находящегося в его собственности. Областной бюджет может оказывать финансовую помощь в проведении работ по сохранению объектов культурного наследия в рамках софинансирования из фонда муниципального развития».
Однако в городских списках парк не значится. Еще 13 марта 2007 года заместитель начальника департамента управления имуществом и земельными ресурсами администарции города Твери А.А. Пилюгин в письме № 733 отвечал Г.М. Белову: «На ваш запрос (от 22 января) департамент… сообщает, что парк, расположенный по адресу: пос. Сахарово, в реестре муниципальной собственности не значится».
Отец Геннадий потому, видимо, и пошел на нарушение закона, поняв, что бесхозный парк быстро погибнет вместе со склепом и останками российского героя.
Проблем много, но решать их необходимо.



Игорь МАНГАЗЕЕВ

Источник: http://news.centergen.ru/index.php?t=1459