Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Царевококшайские пленники

05.06.2014

В преддверии 100-летия Первой мировой войны растет интерес к событиям того времени. И не лишним, думается, будет вспомнить не только о забытой войне, но и о том, что происходило тогда на территории Марийского края, непосредственно в Царевококшайске.

Господа офицеры

О пребывании в уездном городе австро-германских военнопленных дают представление материалы, сохранившиеся в местном архиве, прежде всего приказы по управлению уездного воинского начальника за 1916 год. Они фиксируют прибытие и убытие военнопленных, а также решение их проблем местными властями.

Судя по документам, в «Царевококшайском лагере военнопленных» находились офицеры и солдаты, взятые в плен в основном в конце 1915 - начале 1916 годов. Термин «лагерь военнопленных» не означал в данном случае обнесенные забором бараки, а понимался как совокупность людей, подчиненных определенному режиму содержания. К тому же этот лагерь был преимущественно офицерским.

Например, 2 февраля1916 года из Чистополя в город были доставлены 66 офицеров и 19 солдат, в их числе пятеро офицеров и один рядовой германской армии, остальные - военнопленные австро-венгерской армии. А 6 февраля того же года от Казанского уездного воинского начальника прислали 11 рядовых, потом прибыло еще пятеро. За первые три с половиной месяца того года число военнопленных офицеров в царевококшайском лагере перевалило за 100 человек, а нижних чинов стало более 50. Это наибольшее число за все время.

В списках офицеров и солдат типично немецкие фамилии (Бергер, Ганц, Кох, Мюллер, Фишер) перемежаются с венгерскими (Гергутти, Киш, Ковач, Мольнар, Сабо), чешскими, словацкими, польскими, западноукраинскими (Петрашек, Моравец, Герданович, Петрикевич, Черный, Хорват, Грушенецкий, Халупецкий, Панасюк, Кузляк, Смутко). Среди фамилий царевококшайских пленников невольно привлекают внимание те, что напоминают о выдающихся европейцах - майор Каутский, поручик Свобода, военврач Манн, рядовой Готвальд. В одном из приказов уездного воинского начальника говорится о выдаче поступившего денежного перевода «поручику Генриху Гейну».

В составе пленных, оказавшихся в Царевококшайске, число офицеров в 2-3 раза превышало численность солдат, так как в маленьком городе негде было использовать солдатскую рабочую силу, и крупные партии солдат сюда не направлялись. Как правило, больших офицерских чинов не было. Из 100 с лишним офицеров в контингенте пленных 1916 года только один имел чин майора.

В одной из наиболее поздних бумаг перечисляются гражданские специальности военнопленных офицеров. Среди них были чиновники, учителя, адвокаты, «прочие юристы», студенты, инженеры, техники, агрономы и другие. Трое названы профессорами – видимо, речь шла о преподавателях. Среди нижних чинов в документах названы лишь профессии тех, кто использовался в плену непосредственно по ним: трое сапожников, трое портных, два слесаря. Солдаты, как и везде, состояли в большинстве своем из крестьян и рабочих.

Так жить можно!

Какими были условия жизни и режим содержания пленных в Царевококшайске? Это обстоятельно описано в приказе по Казанской местной бригаде после произведенного инспекторского смотра управления царевококшайского воинского начальника. Написано, что офицеры поселены в двух домах - Карепова в Слободке и Чернова на Кирпичной улице. Первый дом – деревянный, одноэтажный, имел 6 комнат, в которых жили 23 офицера, размещенные по национальностям. Второй – двухэтажный, на втором этаже жили 4 офицера. В этом доме предполагалось поселить еще 15 пленных офицеров из числа вновь прибывших.

Пленные нижних чинов жили в доме Лебедева на Кирпичной улице, «в этом же доме открыта мастерская для изготовления и починки обуви и белья пленным нижним чинам. Все три дома теплые, сухие и вполне соответствуют своему назначению». О быте военнопленных сообщалось: «Каждый офицер имеет вполне исправную кровать с собственной постелью и тюфяком, в помещении достаточное количество столов, табуреток, вешалок, умывальников, и вообще имеется вся необходимая обстановка. Все эти предметы доставляет городская управа. В помещении пленных нижних чинов также имеются табуретки, вешалки, умывальник. Спят на нарах, у каждого имеется соломенный тюфяк и такая же подушка». В пункте, касавшемся пищевого, вещевого и денежного снабжения военнопленных, отмечалось, что «все офицеры состоят на обер-офицерском довольствии, получают ежемесячно 20-го числа по 50 рублей жалованья». Пленные нижних чинов «довольствуются ежедневно горячею пищею» (которую они получали из кухни Управления воинского начальника).

Режим содержания и внутренний порядок определялись инструкцией, имевшейся в каждом помещении, где жили военнопленные. Для «окарауливания» пленных при управлении воинского начальника состояло несколько ратников (ополченцев) 686-й Казанской пешей дружины.

Военнопленные офицеры по инструкции пользовались услугами денщиков из военнопленных солдат. Один денщик полагался на четырех офицеров.

В заключение приказа по проверке Царевококшайского управления, содержавший обстоятельный раздел «Состояние военнопленных», было написано: «В общем Управление найдено в порядке, видна забота уездного воинского начальника подполковника Недашковского и ретивое отношение к своим обязанностям делопроизводителя коллежского секретаря Брызгушкина. Подлинный подписал генерал-лейтенант Занфиров». Копия этого приказа была объявлена царевококшайским уездным воинским начальником 9 января 1916 года.

50-рублевое жалованье военнопленных офицеров было вполне приличным для того времени. Для сравнения отметим, что заведующий военнопленными прапорщик Чернов получал содержание в 60 рублей, делопроизводитель управления воинского начальника военный чиновник Брызгушкин - 58, а сам воинский начальник подполковник Недашковский – 175 рублей.

С весны того же года уездная военная власть при перемещениях военнопленных стремилась отправить их больше за пределы уезда, чем получить к себе.

С конца апреля по сентябрь 1916-го часть рядовых военнопленных была отправлена из Царевококшайска в другие уезды и губернии на различные работы. Двое австрийских солдат сбежали оттуда, но были задержаны и водворены в уездную тюрьму «для выдержания их в таковой в течение одного месяца за побег с работ». После отсидки они были направлены в распоряжение Казанского уездного воинского начальника «для постоянного расквартирования». Редкий случай среди царевококшайских военнопленных.

В вихре революции

В 1917 году жизнь и быт военнопленных стали менее стабильными из-за событий, происходивших в стране. С одной стороны, наблюдалась либерализация режима их содержания – они получили больше возможностей для самоорганизации и выражения своих интересов. С другой - вместе с нарастанием экономических трудностей в стране ухудшилось их материальное положение.

В конце декабря 1917 года Уездный совет взял в свои руки распорядительные полномочия в отношении военнопленных, которые были обязаны по всем вопросам обращаться в этот совет.

В 1918 -м материальное положение военнопленных продолжало ухудшаться, появились трудности со снабжением всем необходимым, в первую очередь – продовольствием. Местные власти, следуя указаниям из Москвы и Казани, в меру своих возможностей старались наладить снабжение военнопленных. А они надеялись, конечно, на скорое возвращение на родину. Реальная возможность для этого появилась лишь после подписания Брестского договора, предусматривавшего возможность обмена военными и «гражданскими пленными».

Пора домой!

Первые шаги по отправке пленных на родину были сделаны в начале лета 1918 года. 29 мая вышло распоряжение председателя Центральной коллегии по делам пленных и беженцев (Центропленбеж) Уншлихта, в котором говорилось о начале эвакуации гражданских пленных, а также инвалидов и больных из числа военнопленных. А в Царевококшайском военкомате вскоре начали составлять списки офицеров и солдат, подлежащих по состоянию здоровья первоочередной эвакуации, а в исполкоме Совета занимались списками гражданских пленных. При их составлении и получении удостоверений на право выезда не обошлось без инцидентов и недоразумений. Стараниями комитета военнопленных в заявление на отправку были внесены фамилии многих офицеров и солдат без указания, что они военнопленные. И хотя эти пленные пока не подлежали отправке, они сумели получить удостоверения на право выезда за подписью председателя исполкома. Но в последний момент этих военнопленных задержали, а удостоверения у них отобрали. Однако несколько человек все же успели исчезнуть из города.

Отправляли из Царевококшайска пленных все лето и осень 1918-го. Шла эта отправка трудно и с перебоями, нередко в уезд поступали указания: эвакуацию приостановить до особого распоряжения. Москва была переполнена отправляемыми пленными.

В сентябре в Царевококшайске сформировали «Уездную коллегию о пленных и беженцах», которая в октябре-ноябре сообщила о завершении отправки военнопленных на родину.

 Справка «МП»

В Первой мировой войне 1914-1918 гг. участвовало более полутора миллиарда человек, военные действия охватили 38 государств. Обобщающей причиной войны были геополитические тяготения великих мировых держав, устремившихся к новейшему переделу мира, что привело к первому великому противостоянию народов, государств, религий.

Геннадий Кириллов

Источник: http://www.marpravda.ru/news/culture/tsarevokokshayskie-plenniki-voennoplennye-pervoy-m/