Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Амурский подвиг графа Муравьева

24.05.2014

Наверняка многим нашим читателям известно, что русские люди под началом Ерофея Хабарова, Василия Пояркова, Онуфрия Степанова, Ивана Нагибы начали осваивать Амур 370 лет назад и правили его левобережьем с 1644 по 1689 год. Однако после ряда военных конфликтов с тогдашней маньчжурской Цинской империей Россия уступила ей Амур, подписав Нерчинский договор, оставив за собой Забайкалье с главным притоком Амура – рекой Шилкой. Однако все последующие двести с лишним лет Россия не оставляла надежды на возвращение Амура в свои владения. Решение этой задачи было поручено генерал-губернатору Восточной Сибири – графу Николаю Муравьеву. Он и стал организатором и руководителем колонизации Амура.

Вот как эта эпопея кратко описана во втором томе справочно-статистического издания «Азиатская Россия» (С.-Петербург, 1911 год).

«Первым сплавом (1854 г.) к устью Амура Муравьев доставил подкрепления людьми, орудиями и боевыми припасами на Камчатку и в пункты побережья Татарского пролива, что помогло отразить англо-французское нападение на наши восточно- азиатские владения. Со вторым сплавом (1855 г.) вместе с войском, преимущественно казаками, шли первые переселенцы в числе 481 души обоего пола из казаков же и других охотников, которые и были размещены по берегам Амура между постами Мариинским и Николаевским».

В 1857 году под личным руководством Н. Муравьева были сплавлены 450 семей казаков, которые и были расселены по левому берегу Амура от Усть-Стрелочного караула до Малого Хингана. Последним заселенческим пунктом была заложена станица Пашковская – ныне село Пашково. Сверх того, к Усть-Зейскому посту (г. Благовещенск) были сплавлены 14-й линейный батальон и дивизион легкой батареи.

С началом навигации 1858 года Муравьев в четвертый раз поплыл на Амур и, дойдя до Айгуна, встретил там китайского уполномоченного главнокомандующего князя И Шаня, с которым после шестидневных переговоров и заключил 16 мая 1858 года Айгунский договор. По этому договору левый берег Амура от слияния Шилки и Аргуни до морского устья Амура отошел к русским владениям, а правый – вниз по течению до реки Уссури – остался во владении Китая. (В том же 1858 году Н. Муравьев распорядился основать от станицы Пашковской ниже по Амуру почти до устья Тунгуски еще 18 станиц, занявших амурскую пограничную линию, которая вошла в наше время в территорию ЕАО).

И отправились в край неведомый

Такова хроника второй и окончательной колонизации Амура. Однако она дает лишь внешнее представление о событиях той далекой поры. А вот как это происходило в реальности, рассказывает любопытнейший документ – записки одного из участников первого сплава подпоручика Н. Глена, которые были опубликованы с его слов в книге «Первый амурский поход Н.Н. Муравьева» (Исторический вестник. № 6, 1889 г.). (Этот документ был представлен нашей редакции членом областного отделения Русского географического общества, краеведом Василием Горобейко).

«Ранней весной 1854 года в глухом уголке Восточной Сибири на Шилкинском заводе происходило необычайное движение. Берег реки был усыпан линейными солдатами и забайкальскими казаками, которые торопливо изготовляли большие неуклюжие лодки и огромные, еще более неуклюжие плоты. Тут же стоял на якоре небольшой речной пароход «Амгунь» под русским флагом. Через несколько дней эта флотилия готовилась унести на себе горсть людей в неведомый еще тогда Амурский край. Из всего отряда один только зауряд-сотник Гавриил Скобельцын, который, будучи еще простым казаком, хаживал по Амуру на промысел, немного знал этот край. Он и должен был служить проводником отряда.

Войска, собранные на Шилкинском заводе по приказанию генерал-губернатора Восточной Сибири Муравьева, состояли из одного сводного линейного батальона численностью в 800 человек, сводной конной … 2-й бригады Забайкальского казачьего войска и дивизиона горной артиллерии. Все сборы были закончены, вскоре после прибытия из Иркутска Муравьева, когда Шилка очистилась ото льда, рано утром 8-го мая 1854 года (21-го по новому стилю – авт.) отряд, помолясь перед древней иконой Божьей Матери, вынесенной в 1690 году из Албазина, отошедшего в это время на основании Нерчинского трактата к китайцам, сел в лодки и тронулся в дальний путь.

Никогда быстрая Шилка не видала столько людей, коней и оружия. Во второй половине XVII столетия, то есть лет двести до описываемого похода, казачьи вольницы под начальством своих атаманов Пояркова, а потом Хабарова спускались вниз по Шилке, стремясь в тот же неведомый Амурский край. Теперь же потомки удалых храбрецов шли путем своих предков, но уже не беспорядочной ватагой, а дисциплинированные, обученные военному делу, хорошо вооруженные под началом Н. Муравьева, человека, разуму которого и воле Россия более всего обязана приобретением Приамурского края.

Сплав продолжался. Пустынные берега, начиная от Албазина, стали оживляться: то и дело встречались бродячие дауры, показались китайские фазаны. Всех волновала мысль: что их ждет в Айгуне? Согласятся ли китайцы пропустить флотилию или придется с оружием в руках завоевывать это право?

После длительного перехода отряд получил приказание остановиться в верстах двадцати от Айгуна.

Муравьев послал двух чиновников к губернатору города, чтобы узнать, получил ли он от высших властей разрешение на пропуск русских по Амуру. Ответ был неутешительный: губернатор разрешения из Пекина на пропуск русских не получил.

Положение было незавидное, все приуныли, но Муравьев приказал отряду следовать дальше. Не доходя четырех-пяти верст до города, пристали к берегу, Муравьев пересел со свитою на пароход и отправился в Айгун, чтобы лично переговорить с китайскими властями. Переговоры длились до вечера и увенчались успехом: разрешение на беспрепятственное следование флотилии было получено. Так главное препятствие было устранено, путь был открыт. Осталась только борьба с могучей рекой, с бурями, голодом и холодом, но и такие препятствия были по плечу тогдашним молодцам».

Вот где будет 

Хабаровка…

По словам Н.Глена, далее сплав продолжался без особых сложностей и 16 июня караван баркасов и плотов достиг места, где Уссури впадает в Амур.

Вот как описано им это событие.

«В этом месте Муравьев обратил внимание на высокий правый берег реки, густо поросший вековым лесом. «Вот где будет город, – сказал он, указывая рукой на отдельную, выступающую из общего очертания берега скалу». Слова его сбылись, и теперь на этом месте стоит город Хабаровск, центр Приамурского генерал-губернаторства, а на скале, указанной Н.Муравьевым, заложен фундамент памятника герою Амура – графу Муравьеву-Амурскому. (Торжественная закладка памятника произошла 27 октября   1888 г., а сам памятник воздвигнут в 1889 году)».

От уссурийского устья Амур стал более широким, но менее спокойным, без множества проток, островов, излучин, каким он был в среднем течении. Зато здесь они пережили настоящее испытание стихией.

«Когда флотилия отошла от устья Уссури, неожиданно налетел шквал, перешедший в жестокий шторм, - рассказывал Н. Глен, - тяжело нагруженные лодки и громоздкие плоты плохо с ним справлялись. Несколько из них было выброшено на берег, почти весь провиант подмочило. Отряд кое-как пристал к берегу. Два последующих дня занимались просушкой провианта. В конце июня флотилия достигла первого русского поста Мариинска, основанного осенью 1853 г. капитаном Невельским, который первым зашел в устье Амура с Охотского моря».

Глен участвовал с Муравьевым и в последующих сплавах, дослужился до чина полковника и не покинул до конца своей жизни край, в присоединении которого принимал такое активное участие.

В четвертом, последнем, сплаве в мае 1858 года Н. Муравьев успешно заключил Айгунский договор, навечно закрепивший за Россией нынешнее Приамурье и Приморье. За это генерал-губернатору Восточной Сибири были жалованы титул графа и приставка к фамилии - Амурский.

Источник: http://www.gazetaeao.ru/birobidjanskaya-zvezda/361722221.05.2014/amurskiiy-podvig-grafa-muraviyeva.html