Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«Мы не были детьми»: рассказ о войне глазами дочери уральского фронтовика

09.05.2014

Голод, труд, нищета. Поколению детей фронтовиковпришлось попрощаться с детством с самого начала войны. Они не видели боев, не слышали свиста пуль, но прошли страшную школу выживания. Эти люди не носят звания ветеранов, но как никто другой знают, какую цену заплатили за Победу семьи уральских солдат. Историю дочери пропавшего без вести фронтовика Валентины Аверкиевой читайте в материале агентства ЕАН. 

Без права на прощание 

Жителя курганской деревни Нижний Яр Ивана Кузнецова призвали на фронт в самом начале войны, когда его дочери Вале было 5 лет. Семье не дали возможности даже попрощаться с солдатом. 

«Мама с папой не говорили ничего о войне. В тот день они сели на повозку и куда-то поехали. Я побежала за ними, как чувствовала беду. Когда родители увидели меня, отправили обратно в деревню. Помню, иду куксюсь, реву, дорога такая пыльная-пыльная. Как добралась до дома – сама не помню. А мама поехала вместе с отцом на сбор, чтобы папу проводить и лошадь обратно в деревню привезти. Правда, с ним она так и не попрощалась. Отца, как и других призывников, завели за ворота и закрыли там. Женам сказали стоять и ждать, но мужей к ним так и не выпустили. Наша мама в тот день отца видела в последний раз», - со слезами на глазах рассказывает Валентина Ивановна. 

Голод и волки 

Свое детство дочь фронтовика помнит в мельчайших деталях. Помнит, как приходилось скитаться ее осиротелой семье – жить то в сарае с коровой, то в землянке, питаться чем придется и падать в голодные обмороки. 

После того, как отца призвали на фронт, жить в деревне Нижний Яр стало невозможно. Мать с двумя детьми притесняли и обворовывали, и им пришлось переселиться в совхоз «Уралец», а потом перебраться в село Долматово. Никто из местных жителей не хотел пускать к себе мать с двумя детьми, и они ютились сначала в сарае вместе с коровой, а потом в землянке. 

Почти никакого имущества у семьи Кузнецовых не было – все вещи Вали, ее брата и мамы влезали в один сундук. 

«У нас толком не было ни одежды, ни обуви. В школу зимой я ходила в маминой легкой жакетке. От холода спасала только накидная шаль», - вспоминает Валентина Аверкиева. 

Ходить на занятия приходилось через лес, где было много волков. Но Валя так хотела учиться, что ни холод, ни страх ее не останавливали. 

«Учительница пошла в село через лес за школьными принадлежностями, и ее загрызли волки. Одежонка одна осталась. А однажды они напали на деревенского парня. Лошадь его съели, а он забрался на стог. Волки прыгали на копну, но достать его не смогли. Парень жив остался, но с тех пор перестал говорить», - рассказывает она. 

Все детство девочки прошло в голодных обмороках. Семья питалась тем, что найдет в тайге – грибами, ягодами. Часто травились. 

«Я тогда не понимала, что в обморок падаю. Играю с ребятишками, потом очнусь – никого нет рядом. Сколько пролежала без сознания – сама не знаю», – с грустью говорит Валентина. 

Я сразу была старухой 

С 6 лет маленькой Вале пришлось работать наравне со взрослыми. Девочке очень хотелось заниматься физкультурой, военным делом, как это тогда называлось, – ползать по-пластунски, прыгать, бегать. Но вместо этого детей отправляли собирать урожай для колхоза. Валентина Ивановна вспоминает, что вилок капусты казался для нее таким огромным, что они не могли закатить его в машину даже вдвоем. 

«Мы не были детьми, я сразу старухой была», – после некоторого молчания, с сожалением в голосе говорит дочь фронтовика. 

«С мамой мы старались не говорить и не вспоминать о войне. Было очень страшно. Мама до последнего не верила, что папа умер. Он все не возвращался, и она говорила, что «отец красивый, женился, наверное», – с улыбкой вспоминает Валентина Ивановна. Но он не женился. Иван Кузнецов погиб вскоре после начала войны. Его похоронили далеко от родины, в городе Сталинобаде под Ташкентом. 

«Когда мы только начали поиски отцовской могилы, мне говорили, что найти захоронение солдата с очень распространенными именем и фамилией Иван Кузнецов будет почти невозможно», - рассказывает дочь фронтовика. В поисках помогло редкое отчество папы – Варлаамович». 

Сундук воспоминаний 

От отца осталась только фотография. Валентина Ивановна сделала из черно-белого снимка увеличенный портрет. Она рассказывает о своем детстве, смотрит на фотографию отца и всхлипывает. Выбросить старый сундук, который осиротелая семья Кузнецовых всю войну проносила с собой, она не смогла. Он, как молчаливый свидетель, живет вместе с ней и напоминает о том, как ждали отца с фронта, как было холодно и голодно и как наступил долгожданный День Победы

Валентина Ивановна чтит 9 мая. Каждый год ходит на парад. И каждый день ворошит щемящие душу воспоминания, которые становятся особенно колкими перед этим праздником. «Очень обидно, что в нашей стране чтят только ветеранов, а дети войны, которые воспитывались в лишениях, не имеют права ни на какие льготы. Наши отцы тоже фронтовики, и они тоже воевали, хоть и погибли раньше Дня Победы. Несправедливо это», - с грустью заключила дочь фронтовика. EANEWS.ru:http://eanews.ru/news/society/myi_ne_byili_detmi_rasskaz_o_voyne_glazami_docheri_uralskogo_frontovika/

Источник: http://eanews.ru/news/society/myi_ne_byili_detmi_rasskaz_o_voyne_glazami_docheri_uralskogo_frontovika/