Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Род Владимира Путина

27.03.2014

Результатом многолетнего научного труда стала вышедшая книга родственника президента

«Род Президента В.В. Путина. Материалы исследования 1986-2002 гг.» Александра Михайловича Путина - увлекательное, но отнюдь не праздное чтение. С крестьянской обстоятельностью, сердечной болью и трепетом, с сыновней любовью автор повествует о своей земле, о своем роде. И о времени, которое никогда не баловало тверичей, а потом и питерцев, дедов и родителей нынешнего президента России. 

Увесистый фолиант в пятьсот с лишним страниц - с многочисленными рисунками, фотографиями, схемами, копиями архивных справок и документов - потребовал особых усилий и настойчивости не только от А. Путина, но и от многих историков, архивистов, лингвистов, культурологов, музейщиков и генеалогов, к помощи которых автор прибегал в своей работе. 

Как возникают лидеры из самой толщи народа, какой путь проходят они из низов к властным вершинам, подпитываясь тем, что заложили в них поколения предков?

«К моменту зачатия многое для ребенка уже предопределено, - замечает автор. - Прогноз - не пророчество, но, как говорят, так на роду написано». Генную память человек несет в себе до конца дней. К ней возвращается, в ней черпает силы, ее передает потомкам.

А. Путин впервые в истории отечественной генеалогии расстилает перед читателем широкое полотно крестьянской родословной, составленной со всем возможным тщанием и основательностью.

Причем начал автор кропотливую работу по собиранию материалов о своем роде почти три десятилетия назад, то есть задолго до того, как его родственник стал президентом. 

Ранее мы знавали родословные царских родов, знати, дворян, видных купеческих семейств. Обрушение исторической России в 1917 году сыграло злую шутку со старой наукой генеалогией, родословными, историями семей, преемственностью. Аристократические фамилии вышли из оборота, как, впрочем, и купеческие Строгановы и Демидовы, которые получили графские титулы в послепетровской Руси. Кто помнит ныне, что Голицыны вели свой род от литвина Гедимина? А Хомутовы - от английских Гамильтонов?

После Октябрьской революции напрочь забыли о семейной гордости. Рьяно взялись ковать нового человека, почти соорудили за 70 лет новую историческую общность - советский народ. Мало кто вспоминал своих предков: чем более размытым было прошлое, тем комфортнее себя чувствовали устроители нового порядка вещей…

Анкеты советского времени с их вопросами «Принимали ли вы или ваши родственники участие в гражданской войне?», а потом «Находились ли вы или кто-нибудь из ваших родственников на оккупированной территории?» не очень располагали к откровенности. Из семейных альбомов убирались фотографии, из которых по одежде, наградам или антуражу можно было заключить, что предки были из «бывших». Или, как в нашем случае, из вполне зажиточных крестьян Путиных.

Снимки помощника скорняка Георгия Жукова, будущего маршала, или деда Владимира Путина Спиридона, повара ресторана «Астория», одного из лучших в дореволюционном Петрограде, не очень-то вписывались в послереволюционную мифологию о беспросветной нужде трудового народа при «проклятом царизме». Здесь уже речь впору было вести о крестьянской аристократии - если вспомнить марксистскую терминологию.

Историю крестьянства, сословия, которое веками держало на себе Россию, мы знали хуже всего. А ведь именно оно составило основу мощного племени русичей, раскинувшихся некогда на неохватных пространствах от Варшавы до Калифорнии, не единожды спасавших мир и человеческую цивилизацию.

В книге прослежены три тысячи Путиных, родичей или однофамильцев, которые на самом деле тоже родственники, просто об этом забывшие.

В 1996 году, кстати, была составлена любопытная математическая модель российского генеалогического древа. Основана она на данных исторической демографии и факте удвоения числа предков в каждом колене. Вот что из нее следует:

- вероятность существования общего предка, жившего между 1800 и 1900 годами, между современными случайными прохожими составляет один к тысяче;

- с 1600 по 1700 годы их несколько;

- с 1500 по 1600 годы общих предков с современным случайным прохожим будет очень много.

В начале прошлого века в материалах Тверского благотворительного общества говорилось: «Тверичи народ живой, бойкий, предприимчивый, любящий свою святыню и Родину».

Тургиново и Поминово, родовые деревни Путиных, знавали лихие и героические времена – соперничество Твери с Москвой, бесчинства польской Смуты, после которой, как сообщает автор, в округе сгинули навсегда 8 деревень из 10, подвиги выдающегося полководца М.В. Скопина-Шуйского, «грозу 1812 года». Революции, коллективизация, войны, оккупация, победы и поражения, послевоенное восстановление - на всех крутых поворотах истории крестьянский род Путиных был вместе со своим народом. 

Путинские деревни находились попеременно во владениях боярина Никиты Захарьина-Юрьева, дедушки первого царя из династии Романовых, затем петровского сподвижника, генерал-адмирала флота Апраксина, помещиков Неплюевых, которые построят на месте обветшалой деревянной церквушки храм Покрова Святой Богородицы. «Есть деревня, - скажет потом В.В. Путин, - где мои предки жили с тысяча шестисотого года, и все прошедшие столетия они ходили в одну и ту же церковь». Этот храм отреставрируют в 2007 году.

Весь пафос исследования Александра Путина направлен против исторического беспамятства - как отдельных людей, так и целой страны. И этим его книга сродни деятельности таких неистовых радетелей за историческую память народа, какими были Савва Ямщиков, Дмитрий Лихачев, Александр Панченко...

«Свою историю, - выводит А. Путин чеканную формулу, - надо защищать так же, как свою территорию».

Русский человек без родни не живет, сказано в нашей поговорке. А разметало родню чуть не каждой российской семьи, да и весь наш народ в вихрях и штормах ХХ века так, что и концов не сыскать. 

Тогда и вступают в дело такие семейные историки и архивисты, как Александр Путин. Они творят не просто историю семей – они по крупицам собирают историю регионов, местностей, местных производств, укладов, говоров и диалектов.

Последние четверть века ознаменовали собой взрыв семейной генеалогии, поисков родословных. Как всегда, на фоне столь сильной вспышки интереса появились в обилии прохиндеи, жулики и аферисты, которые стали в массовом порядке поставлять родословные на заказ, причем чуть ли не от Рюрика. Благородность разыскиваемого происхождения зависела только от размеров вознаграждения.

Некоторые, особо охочие снискать царской ласки или сотворить сенсацию любой ценой, как пишет А. Путин, «стали протягивать цепочку рода к царям и князьям». «Всякая серьезная генеалогия, — веско замечает он, — строится по архивным документам. Утверждать происхождение Президента В.В. Путина от кого-либо из царствующей в 1612-1917 годах династии Романовых - это из области занятной фантазии, не более».

Но все же главное в этой тяге к своим корням - естественное и здоровое человеческое стремление, выраженное бессмертными пушкинскими словами: «Два чувства дивно близки нам, в них обретает сердце пищу – любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Пушкин же справедливо заметил как-то: «Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности».

Книга Александра Путина станет подспорьем для тех, кто задумается о своих корнях и решится положить на бумагу жизнь своих близких, своего рода, своей малой родины.

Тяга к прошлому своего рода, своих героев была и есть совершенно законное чувство самоуважения, проявление гражданской зрелости. Ибо не перекати-поле, не Иван, не помнящий родства, а человек, твердо стоящий на своих ногах, чтящий своих предков, знающий свое место в истории семьи и страны, в состоянии стать подлинно свободной личностью. 

Понятно, что осмысленная тяга к прошлому сородичей, осознание себя звеном в исторической цепи предков приходит с мужанием, зрелостью, когда позади остаются восторги и заблуждения юности. В эту пору уходят ощущение беспредельности бытия и эгоцентризм молодости, которой кажется, что летоисчисление начинается лишь с ее приходом в этот мир…

Сегодня беспамятство стало немодным. Стоит ли удивляться тому, что подобным чувством озаботился и Александр Путин, советский инженер, а позднее предприниматель, один из рода тверских крестьян Путиных, из которого вышел и нынешний президент страны?

В семейной лести, в стремлении присоседиться к сильному родичу автора заподозрить трудно. Скорее, наоборот. Он начал свои изыскания так давно, что один из его новых знакомых недавно пошутил: «Так, значит, это вы продвинули Владим Владимыча наверх?». В этой шутке больше правды, чем в подозрениях по поводу конъюнктурности мотивов Александра Михайловича.

Виктор Алексеевич Линник - главный редактор газеты «Слово», кандидат исторических наук.

Источник: http://www.stoletie.ru/sozidateli/rod_vladimira_putina_713.htm