Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Реконструкция европы

20.03.2014

Вена — излюбленное место проведения всевозможных международных конгрессов. Зайдите в каталог Британской библиотеки или Библиотеки Конгресса США, наберите фразу "Венский конгресс", и вам будет представлен внушительный список важнейших и серьезнейших мировых конференций, проведенных в столице Австрии. Международный метеорологический конгресс, конгрессы по энцефалографии, клинической нейрофизиологии, гепатиту Б, прикладной химии, генеалогии и геральдике, проблемам лечения варикоза, дерматологии, не говоря уж о конгрессах филателистов, членов Европейской региональной научной ассоциации и Конгрессе биохимических проблем липидов. При этом статей и книг о самом главном конгрессе, состоявшемся в Вене, который так просто и вошел в историю под названием "Венский конгресс", подозрительно мало. Возможно, потому, что для любого нормального человека сама мысль упаковать всю информацию о едва ли не самом грандиозном событии современности, у которого и аналогов-то нет, кажется несколько самонадеянной.

Генри Киссинджер называл Венский конгресс, 200-летие которого отмечается в этом году, едва ли не самой успешной мирной конференцией в истории человечества, благодаря которой Европа не знала крупных войн 100 лет. Современники называли конгресс "танцующим". На балах и приемах тысячи делегатов проводили куда больше времени, чем в залах заседаний. Специалисты же называют конгресс главным событием, совершенно изменившим ход мировой истории. Все дальнейшее развитие человечества — от колониальных захватов и мировых войн до создания и триумфа новых идеологий — так или иначе связано с конгрессом. Что же до самой Европы, то даже две мировые войны не внесли каких-либо принципиальных изменений на континенте. Фактически система, придуманная в Вене в 1814-1815 годах, продержалась до конца XX века.

Переговорам в Вене в 1814 году предшествовали драматические события. Закончилась, причем совершенно внезапно и неожиданно, война Франции с остальным миром. Это сейчас, спустя столетия, бегство Наполеона из России в декабре 1812 года кажется очевидным началом конца наполеоновской империи. В то время поражение Великой армии в России и внезапное возвращение Наполеона в Париж вовсе не представлялось таким уж эпохальным. А главное, с точки зрения французов, да и всех прочих (кроме, возможно, Александра I), в Европе ничего не изменилось. Наполеон оставался безусловным хозяином Европы. Французская империя и основанные ею марионеточные государства включали в себя территории нынешних Бельгии и Голландии, Пьемонт, Лигурию, Тоскану, Папскую область (то есть большую часть современной Италии), Швейцарию, современную Хорватию и Словению, часть Испании. Множество мелких германских государств были объединены в Рейнский союз, подчинявшийся Франции. В таком же подчиненном положении находились герцогство Варшавское, Неаполитанское королевство. Что же до Австрии и Пруссии, то формально они оставались союзниками Наполеона (напомним, что австрийский император был тестем Наполеона и дедом наследника французского императорского престола). Фактически за пределами наполеоновской империи кроме России и Британии была лишь Швеция. В свое время император буквально навязал Швеции маршала Франции и своего преданного друга Жан-Батиста Бернадотта в качестве наследника шведского престола. Однако, когда перед войной с Россией Наполеон попросил, чтобы Бернадотт (тот самый, который, став королем, жутко стыдился своей татуировки "Смерть тиранам!") выступил на стороне Франции в войне с Россией, тот, бывший к тому времени уже фактическим регентом Швеции, ответил отказом. "Эта война не соответствует интересам Швеции",— заметил он.

Наполеон по поводу поражения в России говорил: "Мои потери значительны, но враг никак не может записать это на свой счет". Примерно так же думали и во всей остальной Европе. По дороге в Париж Наполеон сделал несколько остановок, чтобы заручиться поддержкой императора Пруссии, Австрии и Саксонии. Поддержка была получена. "Наш союз с Францией настолько важен для нас, что если бы вы завтра решили разорвать его, то уже послезавтра мы бы предложили вам его восстановить на тех же условиях",— говорил министр иностранных дел Австрии князь Меттерних, тот самый, который через год будет одним из главных противников Наполеона.

Империя Наполеона, однако, оказалась карточным домиком: все ее вассалы и союзники начали предавать ее один за другим, как только выяснилось, что русский император не намерен останавливаться на границе и готов дойти до Парижа.

Осенью 1813 года произошла знаменитая Битва народов при Лейпциге, после которой дни наполеоновской империи были сочтены. 11 апреля 1814 года Наполеон отрекся от престола, а в мае был подписан Парижский договор, решивший судьбу Франции и ставший прологом к Венскому конгрессу.

Наполеон был отправлен в ссылку на остров Эльба, в Париже воцарился Людовик XVIII. Франция вернулась к границам на 1 января 1792 года. Это было самой легкой задачей. Для решения куда более важной — установления нового порядка в Европе, который не допустил бы новой войны на континенте,— нужно было совершенно перекроить европейские границы.

В конгрессе участвовали представители 200 европейских государств и августейших домов, однако, конечно, основными игроками были пять стран, представители которых прибыли в Вену для того, чтобы решить, какие государства и в каких границах останутся в Европе, а каким государствам места на карте Европы нет.

Британию представлял министр иностранных дел Роберт Стюарт, виконт Каслри, позже — победитель Наполеона и один из самых блестящих британских военачальников и политиков герцог Веллингтон, Пруссию — князь Карл Август фон Гарденберг, хотя реальным руководителем делегации был сам король Фридрих-Вильгельм III, который годом ранее прославился своим воззванием к прусскому народу с призывом к войне с Наполеоном. Российскую делегацию возглавлял безусловный фаворит Европы император Александр I, французскую — блестящий политик и дипломат Шарль Морис де Талейран-Перигор, который верой и правдой служил сначала революции, потом Наполеону, а теперь — новому королю Людовику XVI. Наполеон презирал Талейрана, Людовик ненавидел его, однако ни один из них не мог без него обойтись. "У этого человека столько пороков, что не влюбиться в него просто невозможно",— говорили о Талейране в Париже. Наконец, Австрию представляли тесть Наполеона, император Франц II, последний император Священной Римской империи, и его министр иностранных дел Клеменс Венцель князь фон Меттерних, тот самый, который так убедительно говорил Наполеону о необходимости франко-австрийского альянса.

Поначалу четыре страны-победительницы вовсе не горели желанием увидеть Францию в качестве полноправной участницы переговоров. Талейран буквально вырвал приглашение в Вену, но, прибыв туда, сумел сделать себя совершенно незаменимым для остальных держав. Достаточно сказать, что именно ему в итоге удалось достичь компромисса по так называемому польско-саксонскому вопросу. Россия и Пруссия мечтали получить в качестве награды за участие в свержении Наполеона новые земли. Россия — всю Польшу, Пруссия — всю Саксонию, королевство, выступавшее в качестве союзника Наполеона. Британия и Австрия опасались усиления России и Пруссии и выступали за сохранение Польши и Саксонии. Обе стороны конфликта и думать не желали о компромиссе. Талейран предложил свои услуги англичанам и австрийцам. Был заключен секретный договор, в соответствии с которым Британия, Австрия и Франция обязывались объявить войну России и Пруссии в случае, если те аннексируют желаемые ими земли. После чего Талейран рассказал об этом тайном соглашении Александру I. В итоге русские, а затем и пруссаки были вынуждены согласиться на компромиссное решение. Царь Александр получил в свое распоряжение лишь часть придуманного Наполеоном герцогства Варшавского, которое стало называться Царством Польским. Однако правил он этой территорией как отдельным государством, а его фактическое вхождение в Российскую империю началось лишь после польского восстания. Кроме того, Александр отказался от притязаний на Краков и Галицию, Данциг и Познань. В свою очередь, Пруссия получила лишь 40% Саксонии (она вошла в Пруссию под названием Саксонская провинция), в то время как остальная часть осталась под управлением саксонского короля.

Конгресс, учитывая сложность обсуждаемых вопросов, длился (или, как говорили остряки, намекая на непрекращающиеся балы, танцевал) больше года. И даже был прерван драматическим бегством Наполеона с острова Эльба и триумфальным возвращением в Париж. Великим державам, число которых снова автоматически сократилось до четырех, пришлось на время отвлечься и от переговоров, и от балов. Полноценные переговоры возобновились лишь после окончательного поражения Наполеона в битве при Ватерлоо и возвращения Людовика XVI в Париж. При этом дипломатам в Вене пришлось в некоторых случаях начинать работу заново.

Так, например, в начале работы конгресса его участники вполне были склонны сохранить Неаполитанское королевство за зятем и приверженцем Наполеона Иоахимом Мюратом. Однако после возвращения Наполеона в Париж Мюрат выступил в его поддержку. Конгресс ответил передачей трона в Неаполе королю Фердинанду IV. Пытавшийся вернуть себе корону Мюрат был арестован, отдан под суд за измену и расстрелян в 1815 году.

Полный список территориальных изменений в Европе был огромен, и все они работали на одну цель — создание в Европе такого баланса сил, при котором войны в регионе были бы невозможны. Задача казалась невыполнимой, однако, за исключением скоротечной франко-прусской войны 1870-1871 годов, войн в Европе не было 100 лет. Баланс был достигнут за счет ограничения территориальных притязаний крупных держав и, наоборот, усиления держав второстепенных. Ровно для этого было сохранено и Саксонское королевство, и созданное с согласия Наполеона Баварское королевство (солдаты которого, кстати, воевали вместе с Великой армией в России). Более того, Баварии передали некоторые другие земли, которые ей до того не принадлежали. И, естественно, оставили у власти короля Максимилиана I, в мире известного скорее тем, что, еще будучи вполне себе лояльным союзником Наполеона, придумал праздник Октоберфест.

Венский конгресс фактически сохранил и изобретенный Наполеоном Рейнский союз. Делегаты конгресса сочли это изобретение бывшего французского императора вполне рациональным. Оно появилось на месте распущенной Священной Римской империи в 1806 году и сократило число германских независимых княжеств с нескольких сотен до нескольких десятков. Объединение считалось преданным союзником Наполеона, но в 1813 году перешло на сторону антифранцузской коалиции. По решению Венского конгресса оно стало называться Германским союзом и выполнять роль буфера между двумя главными германскими государствами — Пруссией и Австрией. Этот союз перестанет существовать лишь в конце XIX века, когда Пруссия начнет объединение Германии и тем самым нарушит систему сдержек и противовесов, установленных Венским конгрессом.

Особой заслугой конгресса стало утверждение Швейцарии в качестве независимого и нейтрального государства. Прежде чем в Швейцарии научились делать часы и шоколад, главной статьей экспорта этого государства были наемники, принимавшие участие едва ли не во всех более или менее значимых конфликтах в Европе. Швейцария, естественно, была захвачена Наполеоном, который провозгласил Гельветическую республику. Конгресс восстановил независимость Швейцарии, расширил ее границы и провозгласил ее вечный нейтралитет. Тем самым европейским государствам запрещалось принимать на службу швейцарских наемников. Исключение составила лишь Папская область, документов конгресса не подписавшая и не связанная ими. Даже сейчас, когда Папская область съежилась до размеров Ватикана, римского понтифика продолжает охранять наемная швейцарская гвардия.

Разумеется, не всем небольшим государствам так везло. Прибывшие в Вену представители Наияснейшей Генуэзской Республики (она была восстановлена сразу после освобождения от Наполеона в 1814 году) покинули конгресс уже в качестве подданных сардинского короля. Та же самая участь постигла и представителей Княжества Монако, которое оставалось под управлением короля Сардинии до 1860 года). Еще одна Наияснейшая Республика — Венецианская, надеявшаяся на восстановление после падения Наполеона, независимости не получила и была передана Австрии.

Внушительный успех конгресса позволил высоким сторонам проигнорировать факт невыполнения одного из условий соглашений, которое остается невыполненным до сих пор. Пункт 105 Заключительного акта предусматривал возвращение Португалии городка Оливенса на границе с Испанией, который испанцы захватили во время войны. Испания отказалась выполнить это требование и в течение двух лет не ратифицировала Заключительный акт. Но даже когда ратификация состоялась, не стала возвращать город.

Все усилия европейских держав по расширению своего влияния конгресс направил на территории, находящиеся далеко от Европы. Именно под влиянием Венского конгресса началась экспансия европейских государств в Азию и Африку. Англия и Франция, вечные соперники, теперь могли совершенно безопасно для прочих европейских государств состязаться, выстраивая свои колониальные империи.

"Реконструкция Европы на Венском конгрессе остается, пожалуй, самым значительным эпизодом современной истории. Она на сто лет вперед определила идеологию целого континента, основанную на интересах четырех великих держав. Она совершенно изменила сами принципы ведения дел в международных отношениях. Последствия конгресса, прямые и косвенные, включают в себя все, что происходило в Европе с тех пор, в том числе и агрессивный национализм, и большевизм, и фашизм, и две мировые войны, и, наконец, создание Европейского союза" — это мнение одного из ведущих экспертов по европейской истории времен наполеоновских войн, американского историка Адама Замойского. Это мнение никто из его коллег оспаривать не собирается.
Николай Зубов

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2428518