Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Казахстан отбросит персидский хвост

13.02.2014

Президент не против переименования Казахстана в «Қазақ елi», но только если на это согласится народ. Возможный в таких случаях формат референдума открыто не назывался, однако эксперты уже заговорили о новом мегапроекте по ребрендингу государства. При этом они не считают проблему переименования Казахстана приоритетной в свете насущных задач, стоящих перед обществом и экономикой страны.

Встречаясь с жителями Атырауской области, президент продолжил излагать свою концепцию «Мәңгілік ел» и сказал о том, что необходимо также рассмотреть вопрос о переименовании страны в «Қазақ елі».

«В названии нашей страны есть окончание «стан», как и у других государств Центральной Азии. В то же время иностранцы проявляют интерес к Монголии, население которой составляет всего два миллиона человек, при этом в ее названии отсутствует окончание «стан». Возможно, надо рассмотреть со временем вопрос перехода на название нашей страны «Қазақ елі», но прежде следует обязательно обсудить это с народом», – сказал Нурсултан Назарбаев.

О том, что в какой-то момент Казахстан может быть переименован, говорили не раз. Уже давно ходили слухи, что для избавления от негативного имиджа «страны из -станов» из-за репутации Афганистана страна может получить название «Казахия», что неминуемо усилит тренд на так называемую казахизацию. Когда же президент в рамках своего послания говорил о концепции «Мәңгілік ел», он также произнес название «Қазақ елi». Правда, тогда на это не обратили особого внимания. Как показало время – зря. Разговоры о переименовании ходят постоянно. В конце 2012 года внимание общественности заострили на переименовании столицы из Астаны в Нуркент или Назарбаев. Как раз тогда мажилисмены одобрили законопроект об ономастике, и параду переименований был дан зеленый свет. Тогда же прозвучало, что, по данным комитета по языкам Министерства культуры, только в течение 1991–2005 годов были переименованы 3 области, 12 городов, 53 района областей, 7 районов города, 43 железнодорожных станции и разъезда, а также 957 малых населенных пунктов. Кроме того, изменена транскрипция названий трех областей, 12 городов, 14 районов, 76 железнодорожных станций и 22 малых населенных пунктов, 890 учреждений образования, культуры, здравоохранения, спорта и физико-географических объектов.

По поводу переименований высказывался и сам Нурсултан Назарбаев. «Здесь нечего робко оглядываться по сторонам. Названия, доставшиеся нам в наследство от колониальных времен, затрагивающие напрямую честь и достоинство нашего народа, не соответствующие давним историческим наименованиям местности, звучащие режущим ухо диссонансом, необходимо менять», – говорил президент. Согласно тому самому закону об ономастике даже переименования городов возможны только через референдум, не говоря уже о стране.

И все же для чего вдруг созрела необходимость в переименовании Казахстана. Опрошенные эксперты увидели в этом разные смыслы – от ничего не значащего заявления до теорий заговора.

Политолог Айдос Сарым отметил kursiv.kz, что не удивлен инициативой президента. Предложение переименовать Казахстан в «Қазақ елі» – это своего рода кивок набирающим обороты казахским патриотам и государственникам, которые, к слову, уже не один год предлагали переименовать страну или в «Қазақ Республикасы» или «Қазақия».

«Лично мне кажется, что если и принимать решение, то надо делать выбор в пользу «Қазақ Республикасы», подчеркивая именно республиканский характер независимой казахской государственности. Другое дело, что сегодня надо обсуждать не только инициативу президента, но и то, что его подвигло на это. Если это совершенно продуманное, выверенное геополитическое решение, наподобие переноса столицы, то это надо поддержать. Если же это очередные гессевские «игры в бисер» или просто попытка с запасом озвучить какие-то нравящиеся казахскому социуму инициативы, дабы еще раз подчеркнуть свою лояльность и принадлежность к большинству, то в такие игры лучше не играть. Будет хуже, если с инициативой о ребрендинге страны случится то же, что уже было с инициативами о переходе на латиницу, с новым пониманием национальной истории и другими проектами, связанными с национальной памятью, духом, культурой. Президент Назарбаев уже неоднократно вбрасывал такие идеи и инициативы, которые вызывали довольно непростые общественные дискуссии, только лишь с тем, чтобы завтра обе стороны призвать к спокойствию и снова стать хорошим для всех. Повторюсь: если это серьезная инициатива, серьезное намерение, то такое заявление надо делать не по дороге в Сочи. Пусть лучше будет создана рабочая группа или госкомиссия, которая изучит все мнения и внесет общее предложение президенту. Но боюсь, до этого дело даже не дойдет. Дело закончится снятием пены и отправкой котла с шурпой в холодильник, на холодец», – высказал свое мнение Айдос Сарым.

Глава Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков сказал kursiv.kz, что различные странные инициативы откровенно обнажают кризис казахстанской власти. «Порой возникает впечатление, что бюрократическая машина полностью утратила управление и все ее части работают сами по себе: колеса крутятся в противоположные стороны; тормоза срабатывают, когда им вздумается; клаксон надрывно и торжественно орет весь день напролет. О каком осмысленном движении может идти речь?» – задается вопросом г-н Телибеков. Он говорит, что «переименовочная лихорадка» давно уже сотрясает казахстанское общество. Пару месяцев назад вдруг ни с того ни с сего высокопоставленные чиновники начали предлагать переименовать Алматы в Алма-Ату.

«Зачем? Какая в этом необходимость? Ранее хотели ввести новую национальность – «казахстанцы». Теперь вот Казахстан – в «Қазақ елі». Вся беда казахстанской власти заключается в том, что простым людям все время приходится ломать голову над истинными причинами подобных манипуляций. Люди пытаются найти в них здравый смысл, ибо на первый взгляд его не видно, как бы вы ни напрягали зрение и мозги; впрочем на второй взгляд тоже не углядишь. Сами чиновники объяснениями себя не утруждают. Им нравится, когда вокруг подобных идей формируется аура загадочности, таинственности, интриги. Власть как огня боится спокойствия в обществе, ибо, согласно социальным законам, оно начинает немедленно структурироваться, самоорганизовываться, консолидироваться. Этот процесс неизбежно приводит к формированию сильных групп и выдвижению независимых лидеров. А это прямая угроза. Чтобы этого не допустить, в обществе искусственно создается турбулентность, среда бесконечно перемешивается, переливается из пустого в порожнее. Страна сознательно вводится в состоянии перманентного хаоса и неразберихи, нагнетаются страхи, вбрасываются абсурдные идеи, непрерывно проводятся всевозможные саммиты и олимпиады. Только в такой мутной среде, пребывающей в «броуновском движении», можно легко ловить рыбу», – поделился своими конспирологическими теориями г-н Телибеков.

Со своей стороны, советник председателя правления в АО «Нацио-нальный управляющий холдинг «Байтерек» Данат Жумин подчеркнул, что вопрос о переименовании Казахстана не появился вдруг из ниоткуда. Эта тема, так или иначе, обсуждалась с самых первых лет независимости. Предлагались разные варианты. В семантическом плане «Казахстан» и «Қазақ елi» имеют одно и то же значение – «страна казахов». Только в первом случае используется персидский суффикс «стан», а во втором – тюркское слово.

«Конечно, переименовать страну – это не то же самое, что переименовать соседнюю улицу. Этот вопрос необходимо тщательно изучить, взвесив все за и против. Какое бы решение ни было принято, важно помнить одно: Казахстан – это государство, где в мире и согласии живут представители самых разных нацио-нальностей и вероисповеданий. В этом наша сила. Национальное единство – одна из базовых ценностей разрабатываемого патриотического акта «Мәңгiлiк ел», – рассказал Жумин.

Исполнительный директор Западного регионального филиала Научно-образовательного фонда «Аспандау» Еркин Иргалиев говорит, что налицо тесная связь геополитических процессов, внутренней динамики – конец транзита от советской Казахской ССР к субъекту международного права через компромиссный, временный вариант «Республика Казахстан» – и личных целей единственного в стране полноценного субъекта внутренней политики. Иргалиев считает, что государство состоялось, чего не скажешь об обществе и нации. Сопутствующие и интегрированные с государством гражданское общество и социальная структура находятся в зачаточном состоянии.

«Как я уже ранее говорил, все политико-государственное здание РК – вместе с его именем – плод внезапного суверенитета и «временное строение». Напоминает больше всего КСК, когда от советских домоуправлений поневоле отошли, а до современных кондоминиумов было тогда нереально дотянуться. Говорит ли это о начале построения в Казахстане сугубо мононационального государства? Как всегда, на постсоветском пространстве путают «нацию» и «этнос». Есть общепринятое понятие «гражданская нация». Гражданин страны интегрируется в гражданскую нацию – носителя суверенитета и субъекта власти в определенных территориальных, ментальных и правовых границах. Этносы же в рамках гражданской нации имеют культурные, лингвистические, религиозные и другие гуманитарные права. А принадлежность к гражданской нации никак не ограничивает конкретные права этносов. Насколько актуален вопрос о переименовании Казахстана? Об этом трудно судить исходя из сегодняшней ситуации. Ведь многие справедливо замечают, что в стране огромное количество проблем и они не решатся в одночасье простым переименованием. Но и иронизировать по поводу этой идеи я не буду, потому что являюсь давним сторонником именно этого шага. Естественно, будут шутки, типа той, которую запустил уважаемый Андрей Грозин: «Казахи не только ели, но и пили», – подчеркнул Иргалиев.

Независимый политик Амиржан Косанов отметил, что немаловажно не только внутреннее восприятие названия страны, но и внешний аспект: важно также, какова будет транскрипция на английском и других языках и как будут именоваться граждане. Можно прогнозировать, что эта идея вызовет бурную дискуссию в обществе. «Хотел бы пожелать противникам идеи относиться с пониманием к естественному процессу возрождения национального самосознания казахов на своей исторической Родине и не кидаться в крайности. Важно, чтобы этот важнейший, определяющий шаг в жизни не стал продолжением политики по безудержному восхвалению Елбасы и установлению культа личности в стране», – сказал Косанов.

Еркин Иргалиев увидел в озвучивании идеи президента именно сейчас не спонтанность, а вполне продуманное решение. Он считает, что важен внешний геополитический аспект выбора нынешней даты обнародования такой инициативы. В олимпийском Сочи накануне встреч с лидерами других стран необходимо было обозначить исходные позиции страны перед предстоящими интеграционными процессами. Позиции, важность которых на фоне бурлящей Украины трудно переоценить. Также трудно спрогнозировать, какие тренды после Олимпиады в соседней России усилятся. Поэтому дистанцироваться и сыграть на упреждение было сейчас правильным шагом.

«В идеале это старт новой идеи по-настоящему независимой страны. Страна, которая живет не только в данный момент, но и в прошлом, и будущем. Это и защита от сваливания в Failed state, и предостережение тем, кто не видит субъектности страны, и манифест об окончании утилизации Казахской ССР. Не только в смысле раздела имущества, но и в прощании с идеей «советско-казахской идентичности». Также полезно было бы разделить имидж страны и негативный «шлейф» соседних автократических государств Центральной Азии. Если будет меняться не только название и внешний дизайн, но в последующем и внутреннее содержание, что в этом плохого? Правда, для того чтобы действительно начать жизнь заново, оставив все старые грехи своему предшественнику, придется поменять архитектуру и принципы политики. Имеющиеся экономические проблемы настолько сложны и переплетены с ментальностью, окружением, что нет чисто экономического рецепта. Фиксация на экономических проблемах плавно приводит нас к проблеме реституции. А этого не будет никогда. Потому что нет другой стороны гражданско-правовой сделки под названием «реституция». Нет советского народа, который являлся собственником общенародной собственности, поделенной в постсоветское время. В принципе, эта цель в изменении названия тоже заложена. Но, может быть, это и к лучшему», – считает Иргалиев.



Источник: http://www.kursiv.kz/news/details/vlast1/KZ-otbrosit-persidsliy-hvost/