Отечественная история: неизвестные и забытые страницы.

Бирон, как выясняется, был все же не "конюхом", а, скорее всего, принадлежал к старинному дворянскому роду. И не все из этого рода проходимцы...

Фаворит
Отечественная история: неизвестные и забытые страницы. Должность с перспективой дальнейшего карьерного роста
"Золотой Рог", №74 2007г.
http://www.zrpress.ru/zr/2007/74/17/

Что такое "бироновщина", знает практически любой грамотный человек. "Бироновщина" - едва ли не самое ругательное слово в отечественной истории, которым обозначают засилие иностранцев в России. Редко кто знает другое: сколько Биронов оставило след в российской истории и что они в действительности делали. Об этом и пойдет речь.

"Сердечный друг"

Для того чтобы сделать карьеру, совсем не обязательно нравиться всем. Достаточно всерьез и надолго понравиться одному влиятельному человеку, например императрице. Жизнь Эрнста-Иоганна Бирона - тому свидетельство. Выиграв, в общем-то, случайно в историческую рулетку российский престол, Анна Иоанновна разделила это везение с единственным человеком, который ей был по-настоящему близок, начиная со времен унылого затворничества в заграничной, но провинциальной Митаве. В отличие от своих преемниц - императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II, сменивших за время своего правления не одного "сердечного друга", Анна Иоанновна осталась однолюбкой. Может быть, Бирон - это был и дурной выбор, но она фаворитов не меняла.

Найти в России объективные источники, рассказывающие о Бироне, сложно. Даже известные русские историки не могут удержаться от того, чтобы не окрасить повествование о нем в черные тона. Николай Костомаров, например, так описывает родословную Бирона: "Петр Бестужев (резидент Петра Великого в Митаве) неосторожно оказал покровительство немцу Эрнсту-Иоганну Бирену: это был сын одного из служителей прежних герцогов курляндских, как говорят, конюха... Привязанность Анны Ивановны к Бирену была необычная. Анна Ивановна думала и поступала сообразно тому, как влиял на нее любимец. Опираясь на покровительство Анны Ивановны, Бирен, из суетного честолюбия, принял фамилию Бирона, изменив только одну гласную в своем настоящем фамильном прозвище, и стал производить себя от древнего аристократического французского рода Биронов".

То есть ярлык прибивали накрепко. Весь тон этого отрывка характерен для классического в России описания образа Бирона как авантюриста и почти опереточного злодея. К счастью, есть все-таки и другие источники, более спокойные по тональности и более объективные по содержанию.

Родословная

Для начала о родословной Биронов. Дореволюционный Энциклопедический словарь в отличие от Костомарова предпочитает более осторожные формулировки: "Бироны (собственно Бирены) - небогатый, но, по-видимому, старинный Курляндский дворянский род. Упоминание о нем восходит к XVI веку. В Курляндии он никогда не пользовался любовью, потому что был на стороне герцогов против дворянства. Из того, однако, что один из представителей этого рода заведовал конюшнями Курляндского герцога, нельзя заключать о низком происхождении будущего регента русской империи. Есть указания курляндских источников, что этот заведующий конюшнями был близким другом герцога и спас ему жизнь в одном сражении".

Итак, Бирон, как выясняется, был все же не "конюхом", а, скорее всего, принадлежал к старинному дворянскому роду. И не все из этого рода проходимцы. Последний факт подтверждается биографиями и двух братьев фаворита. Их-то уж точно следует реабилитировать. Они никогда не вмешивались в политику, а, напротив, в меру своих сил и способностей честно служили России.

Старший брат Карл поступил на русскую службу при Петре Великом, был им отмечен, произведен в офицеры, не раз мужественно сражался. Однажды попал в плен к шведам, откуда бежал. Сам фельдмаршал Миних, главный противник Биронов, дал ему такую характеристику: "Ревностен и исправен по службе, храбр и хладнокровен в деле". Совсем недурной отзыв для боевого офицера. Свою карьеру Бирон-старший закончил в должности генерал-губернатора Москвы, а затем вместе с братом - фаворитом императрицы Анны - абсолютно незаслуженно подвергся гонениям и ссылке.

Младший брат Густав также находился на русской военной службе. Дошел до звания генерал-аншефа, причем и в его послужном списке немало достойных страниц. Густав, например, проявил героизм во время войны с турками при штурме крепости Очаков. Женился на дочери Меншикова, когда та вернулась из ссылки. Когда жена умерла, как рассказывают, едва не сошел с ума от горя. В политику не вмешивался совершенно, но все равно из-за брата пострадал и также прошел через ссылку. Адъютант Миниха Манштейн, люто ненавидевший фаворита Бирона, со всей объективностью признает, что Густав "человек весьма честный, хотя без образования". И этот портрет скорее симпатичный, чем отрицательный.

Начало взлета

Теперь сам знаменитый фаворит императрицы. Его биография действительно не безупречна. Единственный из братьев он был послан получить достойное образование в Кенигсбергский университет, но ожиданий не оправдал, увлекался больше студенческими пирушками, чем наукой. Есть свидетельства, что в студенческие годы Бирон привлекался к ответственности за какое-то убийство, совершенное им в пьяном виде. Серьезных последствий этот печальный инцидент для Бирона, впрочем, почему-то не имел. Позже Бирон попытался устроиться на службу в России, но потерпел неудачу. Наконец, по протекции русского резидента в Курляндии Петра Бестужева Бирон получил мелкую должность при очень скромном дворе Анны Иоанновны в Митаве. С этого и начался его взлет. Сначала, сразу же после восшествия покровительницы на русский престол, Бирон получил пост обер-камергера (чисто придворная должность). В том же 1730 году Бирон получает и титул графа Священной Римской империи, а через семь лет при активном содействии Петербурга избирается Курляндским герцогом, что можно расценить как успех русской дипломатии. К этому стремился еще Петр Великий, поскольку Россия считала выгодным иметь на этом месте своего человека. И Бирон русских не подвел. Как отмечает Энциклопедический словарь, "герцог Курляндский Бирон был всегда верен интересам России и не позволял себя увлечь подарками ни прусскому королю, ни императору". Наконец, умирая, Анна Иоанновна по просьбе не столько иностранцев, сколько русских вельмож, и, несмотря на громогласные, хотя, как можно предположить, и не очень искренние возражения Бирона, назначила фаворита регентом при малолетнем императоре Иоанне Антоновиче.

Все перечисленные выше должности (не считая, естественно, последней - должности регента, но ее Бирон занимал очень короткое время) официально никаких властных полномочий в России "другу государыни" не давали. Зато само положение фаворита провоцировало появление самых невероятных домыслов, чаще всего ничем не подтвержденных документально. Таким образом, достоверно определить степень влияния Бирона на важнейшие события российской истории в период правления императрицы Анны практически невозможно, хотя и очевидно, что его многочисленные неформальные рекомендации имели для государыни большое значение.

Верить или не верить

Воспоминаниям политических противников Бирона можно с одинаковым успехом верить или не верить. Среди официальных же обвинений в адрес Бирона, выдвинутых после его свержения, значатся следующие: захват регентства, "небрежение" о здоровье покойной государыни, желание удалить царскую фамилию из России, чтобы завладеть престолом, и притеснения русских. Многие из этих обвинений откровенно грешат против логики. Чего стоит, например, обвинение Бирона в том, что он не следил за здоровьем императрицы. Очевидно, что фаворит, как никто другой в России, был заинтересован в том, чтобы продлить годы правления Анны. Только при ней он мог чувствовать себя в России спокойно. Да и с формальной точки зрения забота о здоровье императрицы никак не входила в обязанности герцога Курляндского. Столь же нелепо звучит обвинение в "захвате" регентства, поскольку сама Анна Иоанновна, будучи жива и в здравом рассудке, в присутствии свидетелей распорядилась назначить регентом именно Бирона и оформила свое решение письменно. Любой современный адвокат наверняка с удовольствием взялся бы защищать подсудимого, если бы против него выдвинули столь нелепые обвинения.

Много говорилось о коррупции Бирона, но в официальном обвинении об этом нет речи. Много рассуждали о нелюбви фаворита к русским, но в своей переписке и личных беседах, как свидетельствуют историки, Бирон был всегда корректен и старался не ущемлять национальной гордости великороссов. О том же, что творилось в его голове, можно, конечно, догадываться, но и только. Вообще, вокруг фигуры Бирона слишком много слухов, эмоций, литературы и слишком мало документов.

Великий Байрон, например, вставил Бирона в свою поэму "Дон Жуан", где, между прочим, оплакивается свободная страна, куда поставлен герцогом Бирон - "человек грубый". Здесь видны отголоски борьбы курляндских феодалов против герцога. Общественное мнение в Европе было тогда на стороне феодалов и видело в них борцов за свободу. Но так ли это на самом деле? По мнению некоторых историков, Бирон в своей борьбе против курляндского дворянства стоял на стороне крестьян, пытаясь хоть как-то защитить их от хозяев.

Тот же Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона утверждает, что Курляндия была "адом для крестьян" и что Бирон "пытался действовать в пользу последних". Сюда же добавим еще один характерный штрих: "Не нравилось курляндцам и покровительство Бирона евреям". Незаконченное высшее образование Бирона определенный отпечаток на его мировоззрение, судя по всему, все-таки наложило. Известно о веротерпимости Бирона и его отвращении к суевериям. Став в России регентом, он прекратил целый ряд судебных дел по обвинению в колдовстве. Позже на процессе против Бирона и эти, бесспорно, верные решения ему поставят в вину.

Заслуги

Есть у Бирона перед Россией и немалые заслуги. Именно ему русские обязаны тем, что в стране появились новые породы лошадей, а коневодство в целом было поставлено на современный западный манер. Строились новые заводы, на племя выписывались лучшие лошади из Германии и Дании. Даже церковному ведомству благодаря настойчивости фаворита поручили заниматься в своих хозяйствах коневодством. Для контроля за этим важнейшим делом (лошадь тогда заменяла и трактор, и танк, и паровоз) в 1731 году была создана конюшенная канцелярия. За ее деятельностью бдительно присматривал лично Бирон. Видимо, и вправду не по принуждению, а по природной страсти один из его предков заведовал конюшнями.

Николай Костомаров, не скрывающий своей антипатии к Бирону, тем не менее делает в конце концов справедливый вывод. "Эпоха этого царствования издавна уже носит наименование бироновщины. Но если подвергнуть этот вопрос беспристрастной и строгой критике, то окажется, что к такому обвинению Бирона недостает твердых оснований".

И я о том же...

Петр РОМАНОВ, политический обозреватель "РИА Новости".
Источник: http://news.centergen.ru/index.php?t=1415
Дата: 26.09.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ