Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Здесь начинался «Багратион»

28.01.2014

Легендарная операция «Багратион», начавшаяся с белорусских болот 23 — 24 июня 1944 года, оказалась не просто стратегически успешной. Она стала победной. Отправной точкой стремительного освобождения Беларуси, а после и всей Европы. Ее роль во Второй мировой войне фашистский вермахт определил так: «Разгром группы армий «Центр» в Белоруссии означал катастрофу, превзошедшую Сталинградскую». Однако до сих пор не увековечено место, откуда начался победный путь советских войск на Берлин. И вот спустя 70 лет родилась идея создать здесь мемориал — символ памяти о «Багратионе». Возможно, по доброй белорусской традиции — всем миром...

Огненная земля

Едва весеннее солнце согреет землю и люди выйдут на поля, сводка ЧП полнится вестями из Светлогорского района. Мины, артиллерийские снаряды, авиационные бомбы... Такие находки здесь, однако, давно никого не удивляют. И всякий раз, когда звоню в район, чтобы узнать подробности, в ответ на другом конце провода звучит уже много раз слышанное:

— Да разве вы не знаете, что у нас тут было? Бои такие! Под Паричами с осени 1943–го по лето 1944–го, вплоть до начала «Багратиона». Тут каждый метр вспахан бомбежками, напитан кровью.

Что такое быть в многомесячной «обороне под Паричами», светлогорский ветеран Великой Отечественной войны Федор Лаврентьевич Лобачев знает как никто другой. И помнит тоже хорошо, несмотря на свои 90. Ведь именно после боя 2 февраля 1944 года его ошибочно похоронили в братской могиле у деревни Кобыльщина (ныне Полесье Светлогорского района) вместе с товарищами — пехотинцами, которые сотнями полегли в одном из «малых» боев. К слову, и сегодня имя Лобачева можно найти на гранитной плите в списке павших под № 723:

— Как приехал я сюда спустя годы посмотреть, где моя могила, так и остался жить в Светлогорске. Пока ноги держали, частенько ездил к памятнику. Ребятам поклониться. Сейчас я уже не ходок.

Едва окончил школу в Москве, началась война. На белорусскую землю пришел бывалым пехотинцем. Задача у Кобыльщины была — атаковать противника. Рассказывая, волнуется, а у меня ком в горле от его слов:

— После знака сигнальной ракеты пошли цепью по чистому полю. Гитлеровцы молчали. А как оторвались мы от своих траншей, давай нас «крошить» в упор... Тяжелораненый, я попал в плен. А матери пошла похоронка. Лишь после войны воскрес для родных.

Солдатская медаль

Медсестра 235–го армейского зенитно–артиллерийского полка 65–й армии Мария Александровна Омельчук, уроженка тогда Жлобинского района, а ныне гомельчанка, в победной операции «Багратион» с первого дня. В мае их часть остановилась у нынешних светлогорских Осташковичей:

— Учеба проводилась каждый день, хотя я санинструктором на войне с самого начала. Вроде три года позади, и все равно нас «тренировали»: бесшумно передвигаться, маскироваться... Про операцию, конечно, мы ничего не знали. Но чувствовали — готовимся. Техники много шло.

Прошу достать из шкафа парадный пиджак. Мария Александровна с тихой гордостью показывает мне медаль «За отвагу»:

— Это за «Багратион». Была недавно на торжественном приеме, подошел ко мне молодой человек и так удивленно: «У женщины — и солдатская медаль?! И регистрационный номер есть?» Пришлось показать.

Практически всю войну — по траншеям с санитарной сумкой наперевес. В памяти и сегодня вспыхивают боевые сюжеты: «Маша, беги, там солдата ранило». И бежит — ползет. Перед ней — мальчишка совсем. Лицо разворочено, а он и в беспамятстве держится, сцепив зубы:

— Уже в Германии после ранения меня перевели из дивизии в полевой госпиталь — там не хватало хирургических сестер. Так главврач наизусть знал, у кого из нас какая группа крови. Доносится: «Мария, раненого привезли. Нужна вторая группа». Моя, значит. Бегу. И так несколько раз на день. Сладкого чая дадут и подремать. И ведь что удивительно — тогда резус крови еще не учитывали, а все хорошо заканчивалось. Оживали солдатики.

Улицы героев

Еще десять лет назад возьмись я писать о начале операции «Багратион», нашла бы десятки живых историй. А сейчас... Хожу улицами Светлогорска. Их названия — сплошь фамилии. Что за люди, удостоенные такой чести? В местном историко–краеведческом музее, где создан зал «Багратиона», могут рассказать о каждом — ведь большинство увековеченных «родом» из СССР периода 1943 — 1944 годов:

— Вот улица имени Петра Мирошниченко. Парень из Украины. Командир взвода разведки. В Печищах они должны были ликвидировать два фашистских дзота. В один из них раненый Мирошниченко бросил гранату, а потом закрыл дзот собой. Посмертно Герой Советского Союза.

Или улица Серго Чигладзе, Героя Советского Союза из Грузии. Пулеметчик в группе разведчиков. За ним закрепилась слава: «не ведающий страха». При освобождении деревни Дуброва первым ворвался в нее, выкосив до полусотни фашистов и уничтожив две пулеметные точки. Погиб 1 февраля 1944–го... Еще адрес — улица Героя Советского Союза Кличнияза Азалова: кавалериста из Туркменистана смертельно ранили в боях за Шатилки.

А русский летчик — пермяк Сергей Красноперов, уже тогда Герой Советского Союза, погиб за деревней Петровичи в первые дни «Багратиона». С воздушным стрелком Евгением Бевзюком они были в боевом рейде. Во время штурмовки вражеских позиций их Ил–2 подбили. Долгие годы бойцы считались пропавшими без вести. И только в 1974–м из болота подняли обгоревший самолет, а в нем обнаружили останки Бевзюка. Тело командира экипажа и его «Золотую Звезду» так и не нашли. Но с тех пор есть улица Героя Красноперова в Светлогорске...

Проходя по этим интернациональным улицам единой памяти, невольно задумываешься: а что будет через 20 лет на нашем уже немало разбросанном постсоветском пространстве? Будет ли хотя бы так, как сейчас? Сохранится ли память об общих героях? Хотелось бы в это верить.

Начало, положившее конец войне

Вот уже пять лет операция «Багратион» занимает особое место в жизни известного писателя, журналиста и поэта Изяслава Котлярова:

— Мне было три года, когда началась война. Отец прошел пехотинцем финскую и Великую Отечественную. И для меня все это — живое. Много чужих историй словно сам прожил, когда писал книги... И нередко думал о несправедливом отношении к операции «Багратион», событиям, которые разворачивались в нашем тогда Паричском районе. Ведь именно успешное начало операции, которую маршал Жуков назвал инженерной, нестандартные решения для военной стратегии того времени, и определили исход войны.

Изяслав Григорьевич вместе с супругой Софьей Николаевной Шах подняли хроники и документы, нашли очевидцев начала наступления. Развитие «местных» событий показывают на снимках:

— Было намечено два главных удара: первый — севернее Рогачева, второй — южнее Паричей, на чем настоял Рокоссовский вразрез с обычной тактикой. Безоговорочно успешным стало именно паричское направление и его ключевая точка прорыва — болото Бридский мох, чего противник никак не ожидал. Ведь на немецких военных картах эта территория была заштрихована как непроходимая в принципе.

Местные жители подсказали военным: по этому четырехкилометровому болоту можно пройти. Только надо смастерить мокроступы, волокуши, плоты. Несколько месяцев инженерные войска прокладывали деревянные гати и строили танкодром для тяжелой техники. Подготовка шла в условиях сверхсекретности. Например, главный атрибут наступления — бревна для гатей — скрепляли железными скобами только в часы, когда гремела артиллерия.

Поступающая техника передвигалась лишь в темные часы. В этих колоннах были и впервые применяемые танки — тральщики, оборудованные специальными катками. Они позволяли безопасно и быстро разминировать поля... Все этапы подготовки 65–й армии Павла Батова к началу операции контролировали лично Георгий Жуков и Константин Рокоссовский.

Рано утром 24 июня 1–й гвардейский Донской танковый корпус под командованием Михаила Панова начал движение по гатям через болото Бридский мох. Уже во второй половине дня наблюдательный пункт армии сворачивался, чтобы перейти вперед. В столь успешное развитие ситуации не поверил даже Жуков. Приехал увидеть своими глазами.

К исходу второго дня операции советские войска углубились в оборону нацистов на 30 километров. А дальше — освобождение Паричей, Жлобина, разгром гитлеровцев в Бобруйском «котле». Открыта дорога на Минск...

Символ нашей силы

Все, что накопил за эти годы, Изяслав Котляров, как сейчас любят говорить, написал и озвучил:

— В Беларуси много памятников и мемориалов, посвященных жертвам войны и победе. Но до обидного мало — победителям, тем, которые принесли ее. Поверьте, со временем будет еще ярче высвечиваться интернациональное значение не только Великой Отечественной войны в целом, но каждого боя, каждого сражения. Здесь — под Паричами — погибали и становились героями люди самых разных национальностей. И когда мы говорим о национальной идее, истинной силе наших народов, крепости Союзного государства, то этот мемориал мог бы стать реальным символом единства и в прошлом, и в настоящем, и в будущем.

Идея увековечить отправную точку наступательной операции «Багратион» сегодня публично зазвучала. Ее поддержали район, область, известные в стране люди. Среди них прежде всего один из инициаторов проекта Председатель Комитета государственного контроля Александр Якобсон, который ранее руководил Светлогорским райисполкомом и Гомельским облисполкомом. Создана рабочая группа при Министерстве культуры. Сейчас тема вышла на уровень Союзного государства. Но дорого время! Ведь юбилей 70–летия операции — лето 2014 года.

Трасса Мозырь — Бобруйск. Остановка у деревни Раковичи Светлогорского района. Бридский мох давно осушили. Именно в этих окрестностях в перспективе должен вырасти мемориальный комплекс республиканского или союзного значения — посвящение операции «Багратион» с музеем, исторической реконструкцией, инфраструктурой. Возможно, как филиал Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны. Но это в будущем.

А первый этап — памятный знак — уже близок к воплощению. Его эскиз предложил гомельский скульптор Валерий Кондратенко. Сейчас он сутками пропадает в ООО «Литейный двор» под Минском, где творческий процесс в разгаре:

— И раньше приходилось работать на военную тему. Но это — какая–то особая история. Потрясение, вот что скажу...

Памятный знак в высоту будет достигать около 7 метров. В центре барельефа четыре фигуры: Константин Рокоссовский, Георгий Жуков, Павел Батов, Михаил Панов. Справа и слева — наступающие советские воины. Среди них партизаны, моряки Днепровской военной флотилии. Фоном станут стрелы, указывающие два главных удара войск. А у подножия — гати, те самые гати через Бридский мох...

Пока идея претворяется в жизнь только силами Светлогорского района. Уже подключаются и предприятия Гомельской области. Но этого, увы, недостаточно для того, чтобы мемориальный знак появился в срок на своем заслуженном месте. А если всем миром, как не однажды бывало: ради памяти — для Победы? Тогда — да. Тогда и не такое возможно. Мы ведь это точно знаем из своей собственной истории.

Из книги генерала Батова «В походах и боях»:

«Однажды мы сидели в лесу у тлеющего костра среди гвардейцев, беседуя об этих гиблых болотах:
— ...Пройти по ним можно, — сказал пожилой солдат. — Я тутошний и знаю — пройти можно. Верное слово! По этим топям мы в мокроступах ходили.
— Что это такое? — спросил комкор.
— Ну лыжи из лозы. Ноги в трясине не тонут и шагаешь легко — грязь в решетках не задерживается».

Справка «СБ»
Белорусская наступательная операция «Багратион», проводившаяся 23 июня — 29 августа 1944 года, — одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества. Советские войска 1–го Прибалтийского, 3–го, 2–го и 1–го Белорусских фронтов при поддержке партизан прорвали на многих участках оборону немецкой группы армий «Центр». Окружили и ликвидировали крупные группировки противника в районах Витебска, Бобруйска, Вильнюса, Бреста и восточнее Минска, освободили территорию Белоруссии, значительную часть Литвы, восточные районы Польши и вышли на рубежи рек Нарев и Висла к границам Восточной Пруссии.

Внимание
В увековечение операции «Багратион» свой вклад может внести каждый. Для этого открыт благотворительный счет: КУП «Управление капитального строительства Светлогорского района» № 3132041610054 в ЦБУ № 322 филиала № 312 ОАО АСБ «Беларусбанк» в г. Светлогорске.

Автор публикации: Виолетта ДРАЛЮК

Источник: http://www.sb.by/print/post/158478/