Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Тропинка к памяти родовой

05.12.2013

Историк-краевед Андрей Бауэр, работающий директором Кировского музея, закончил работу над составлением «Словаря песоченских фамилий», в котором дается объяснение более чем двум тысячам фамилий местных жителей. Словарь сдан в типографию и в скором времени увидит свет. Сегодня автор делится с читателями «КГВ» своими размышлениями о происхождении и смысле песоченской (кировской) ономастики.

Сегодня каждый кировчанин носит фамилию. Как было уже довольно давно установлено специалистами в ономастике (наука об именах собственных), фамилия – это наследственное (родовое) имя семьи, устойчивое (неизменяемое) не менее чем в трех поколениях. Большинство коренных кировчан–песоченцев старших возрастов, живущих как в городе, так и в сельских населенных пунктах, имеют свои фамилии всего лишь в четвертом и пятом поколениях; стало быть, их предки – песоченские заводские мастеровые и сельские крестьяне – получили их в массовом порядке лишь после отмены крепостного права, то есть в 1860-х годах. Не все фамилии были выбраны их носителями по своей воле, многим они давались земскими и полицейскими чинами, а лицам духовного звания, особенно студентам семинарий, - церковным начальством.

Значительная часть песоченских фамилий была образована от канонических церковных имен в полной или уменьшительной формах, а также от отчеств и дедичеств предков. Источниковой базой для составления словаря послужили списки фамилий, опубликованные в первом томе «Песоченского ономастикона» (Калуга, 2008). По архивным данным, мною было опубликовано около двух с половиной тысяч фамилий городского и сельского населения Кировского района по состоянию на первую половину XX века.

Как отмечали многие исследователи, среди русских фамилий большинство произошло от разных форм крестильных (церковных) имен. Эти имена стали появляться сразу после крещения Руси, хотя еще несколько столетий наряду с христианскими существовали и старые славянские (языческие) имена, так что многие русичи носили одновременно два имени, порой зафиксированны в источниках одновременно.

Большинство крестильных имен представлено в песоченской ономастике в различных уменьшительных формах, из которых явно видно происхождение фамилий, то есть некоторое, незначительное по объему, количество фамилий с неявным происхождением. Например, фамилии Лахтин, Лахтиков не сразу «читаются» как происходящие от крестильного имени Галактион. Или фамилии Матюшин, Матюхов как произошедшие от крестильного имени Матвей/Матфей.

Еще в этой категории неявных форм от крестильных имен можно показать следующие: Абашенков (в основе - Аввакум), Аброськин (Амвросий), Аксютичев (Авксентий), Аниконов (Иоанникий), Анохин (Анания), Антомошин (в основе Автоном); Аритичев (в основе Ирина); Мосягин (в основе Моисей); Пантюхов, Паншин (в основе Пантелеймон), Проксин (Прокопий), Самохин (Самуил), Стифуткин (Степан/Стефан), Трушин (Трифон), Филатов, Филаткин (Феофилакт), Финашкин (Афиноген), Фромешкин, Фрамеев (Варфоломей) и других.

Среди песоченских фамилий, образованных от различных форм крестильных имен, есть условные лидеры по количеству форм. Так, от имен Григорий, Алексей и Мария произошло по семь фамилий; от имени Василий и Михаил – по 10; от имени Феодор/Феодора, от имен Карп, Козьма/Козьми и Савва – по 8 фамилий; от имени Николай, Никита, Семен/Симеон и Степан/Стефан – по 9;, от имен Павел и петр – по 13. Но безусловным лидером в создании разнообразных форм фамилий, несомненно, является самое популярное в России имя – Иван (крестильное Иоанн). В песоченской ономастике двадцать семей носили разные фамилии, происходившие от этого имени.

Анализ песоченской ономастики показывает, что значительную группу местных фамилий составляют русифицированные украинские фамилии: к украинскому окончанию фамилии на -о добавлялась буква в (например, чисто украинская фамилия Лазаренко - от крестильного имени Лазарь – превратилась в бытующую в Кирове и поныне: Лазаренков). Этот тип инославянских фамилий говорит о процессах миграции населения в давние времена (XVI - XVII веках), вызванных различными историческими процессами. Большинство таких русифицированных украинских фамилий происходит также от разных форм общехристианских крестильных имен: Амельченков (в основе имя Емельян), Борисенков (Борис), Михеенков (Михей), Мосеенков (Моисей) и др.

Но есть среди этой группы русифицированных украинских фамилий наследственные имена, образованные от семейных (домашних) или уличных прозвищ: Белобров (Билобров, т.е. с белыми бровями); Белан (Билан, белый); Бизенков («без зенок», безглазый), Земченков (Земченок, земский человек), Косенков (Косенко, косой), Лыженков (от «лыжа»)...

Фамилий белорусского происхождения в песоченском крае по сравнению с украинскими было гораздо меньше, не более трех десятков. И среди них фамилии, образованные от разных форм крестильных имен, также составляли большинство: Агапонов, Гапонов, Гапонцев (от Агафон); Веремеенко (от Иеремия); Дорошенков (от Дорофей в форме Дорох/Дорош); Понасов и Понаскин (от Афанасий/Панас) и др.

Польские фамилии в основном также «добрались» до наших мест через белорусское бытование: от топонимического происхождения - Артышевский, Мазолевский; от крестильных имен – Степалковский, Войцеховский, Черноруцкий, Красовицкий, Шумский, Саловский и др.

Документы 1917 года зафиксировали в селе Песоченский Завод ряд немецких (Вейзберг, Бок) и еврейских фамилий (Гельперин, Леберсон, Линдберг, Фридман, Богров и др.). Документальные материалы 1945-1947 гг. фиксируют бытование в г. Кирове уже нескольких десятков фамилий, предки носителей которых прибыли в Россию в незапамятные времена. Многие потомки носителей этих европейских фамилий проживают в нашем городе и по сей день.

Среди «говорящих» русских фамилий песоченской ономастики выделяется значительная группа фамилий, образованных в незапамятные времена от прозвищ по профессиональному признаку их первоносителей. Большинство «профессиональных» фамилий образованы от прозвищ с помощью суффиксов -ков/ов и лишь изредка -ев.

Эта группа – одна из самых интересных по содержанию в ономастике. Фамилии этой группы показывают широчайший спектр профессий как городского, так и сельского населения нашего края: от ремесленно-промысловых занятий до обозначения сословно-ведомственных должностей предков их носителей, ставших позже фамилиями (Бурмистров, Войтелев, Кадетов, Казаков/Козаков, Комиссаров, Кондукторов, Контонистов, Коштанов, Межевой, Писарев, Подьякин, Почтарев, Пономарев, Протопопов, Ратников, Солдатов, Соцких, Старшинин и др.).

Среди чисто «ремесленных» фамилий, данных их носителям (вернее, их далеким предкам), есть целый ряд принадлежащих мастерам по обработке природных материалов: Бочаров (изготовитель кадок и бочек), Драченников (изготовитель драни), Золотарев (позолота по дереву), Клевин и Клевцов (теска и чистка камня), Кравцов (портной), Кружков (изготовление деревянной посуды), Крутилин (крутильщик веревок), Лохников (искаженное от Лоханщиков – изготовитель лоханей), Лученко (изготовитель луков), Медников (мастер медной посуды), Синельщиков (краситель тканей), Солодовщиков (содержатель солодовни), Шевцов (портной-овчинник), Шевченко (сапожник или портной по коже), Плетухин (изготовление корзин или лаптей) и ряд фамилий, принадлежность которых к конкретным профессиям ясна и для нашего времени: Мельников, Овчинников, Огородников, Слесарев, Столяров, Штукатуров, Иконников, Поваров, Бурлаков, Кузнецов (а также пришедшая с украинских территорий фамилия Ковалев (кузнец/коваль).

Среди «профессиональных» песоченских фамилий есть немало «торговых» специализаций, среди них: Аржаников/Оржаников (торговец рожью), Барышников (торговец лошадьми), Булачёв (обманщик в торговле), Горшенков (торговец глиняной посудой), Крупинников (продавец круп), Кулаков (мелочная торговля по деревням), Солодовщиков (торговец солодом), Чумаков (кабацкий продавец).

Небольшая группа фамилий была получена очень рано по названию занятий по обращению с домашним скотом: Коноводов – занимался разведением лошадей, Коновалов – конский лекарь по кастрации (по Далю), Конюхов – конский пастух, Скотников – общее название профессии по уходу за домашними животными, Овчар – пастух овец.

Есть также некоторые фамилии, произошедшие от профессиональных прозвищ, которые не так ясны для нас и их приходится расшифровывать по словарям Даля и Фасмера. Например: Аршинов – портной (по названию основного портновского, наряду с ножницами и иголкой, инструмента либо мастер по изготовлению (или продавец) аршинов – этих русских инструментов измерения). Или Бойцов (от боец – рабочий на скотобойне, убивавший животных). Загонщиков получил фамилию по тому, что загонял зверя на охоте либо возглавлял бригаду землекопов? Козарезов получил прозвище, ставшее фамилией, оттого, что хорошо «резал козу» - носилки для кирпича, или делал светцы? А предки Плехина, Плеухова и Уланова получили прозвища по участию в литейном производстве?

Все исследователи русской ономастики отмечают, что уже невозможно установить причины, по которым конкретный человек получал прозвище, ставшее основой фамилии его потомков. Это могли быть особенности тела человека (форма туловища, цвет волос или глаз и т.п.), черты его характера, поведения, образа жизни и многое другое.

А вот каким образом объяснить происхождение следующих фамилий: Азбукин, Алмазов, Бабурин, Багров, Балыкин, Балалаев, Балакирев? Был ли человек, получивший прозвище Азбука, великим грамотеем, либо просто любил складывать буквы в слова? Носитель прозвища Алмаз заслужил его какими-либо своими качествами или свойствами? А прозвище Бабура было образовано от ласкательной формы слова баба, либо от слова, означавшего пустого, болтливого человека? Чем заслужил имя носитель прозвища Багор? Прозванные Балыкой или Балалаем люди на самом деле были пустыми болтунами? А по какой причине человек получил прозвище Балакирь – так в средние века называли глиняный горшок... Вопросы, вопросы, вопросы.

А впрочем, нам уже этого не узнать, да это и не нужно: фамилия за сотни лет «прилипла» к своим носителям, стала привычной в произношении и написании, и каждый волен гордиться ею или нет. Но каждая фамилия уникальна в том смысле, что ее носили и носят многие поколения людей, тем не менее, некоторые из них, происходя от общего предка и имея одну фамилию, вовсе не считают себя родственниками, так как память об этом уже стерлась со временем.

А вот этимология фамилии, ее изменение в ходе бытования (пропуск и замена отдельных букв, а то и целых слогов) интересны как самим конкретным носителям фамилий, так и многим другим людям. Тем более в наше время, когда значительное число наших современников интересуется, а многие изучают свою генеалогию по архивным документам и семейным преданиям.

Источник: http://www.vest-news.ru/article.php?id=55528