Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«Моя старуха Конная гвардия»

05.12.2013

В очередном номере журнала "Конный Парк" опубликован небезынтересный рассказ из истории русской кавалерии!

Именно так любил называть Николай I одну из самых привилегированных частей русской кавалерии – Лейб-гвардии Конный полк. И это не случайно. История полка уходит корнями в глубокую древность, в эпоху царствования императрицы Анны. Тогда (1730 г.) вышел указ о создании нового элитного подразделения с названием «Конная гвардия». В предыдущей статье мы уже рассказывали о возникшей в те времена моде на формирование полков тяжелой кавалерии - коим, по сути, и стала новая часть. Рейтары получили кафтаны василькового цвета, а также односторонние кирасы и палевые колеты с красной отделкой. Таким образом, появился первый в гвардии кирасирский полк. В знак преемственности традиций в нем остались отнятые у шведов (полтавский трофей) знаменитые серебряные литавры гвардии короля Карла XII.

Императрица Анна повелела передать конногвардейцам казармы в районе Смольного двора (СПб.). Изначально это были деревянные избы с прекрасным каменным зданием «Кикиных палат». Со временем, ввиду стремительно расширяющейся городской застройки, конногвардейскую слободу разобрали, а казармы перенесли в пустующий Таврический дворец. Видимо, это было закономерно, поскольку сам Светлейший (Г. А. Потемкин) в молодости служил в Конной гвардии. При Александре I полк окончательно переехал в новые казармы рядом с Адмиралтейством. Теперь этот комплекс зданий находится между Конногвардейским бульваром, улицами Якубовича и Большой Московской. Сейчас в нем чего только нет! Конечно же, необходимые всему городу банковские конторы, гаражи и боксы (в бывших эскадронных конюшнях), рестораны и даже «Музей русской водки»! Рядом с казармами и Сенатской площадью знаменитый архитектор Дж. Кваренги построил полковой манеж, ставший широко известным благодаря его переделке (1977 г.) под выставочный зал. Удивительно, но почти все здания полка – казармы, офицерский корпус, манеж и даже памятник Николаю I (скульптор П. Клодт) прекрасно сохранились и стоят по сей день. Сохранилось все, за исключением полковой Благовещенской церкви. По понятным причинам в советское время ее снесли.

Памятник Николаю, как сказано выше, тоже уцелел, хотя у него были все основания погибнуть. Николай Павлович считался советским правительством чуть ли не самым главным идеологическим противником и квинтэссенцией царизма. После революции неоднократно поднимался вопрос о сносе памятника. Спасла его только уникальность конструкции – установка статуи на две опоры (задние ноги коня – любимого царского жеребца Амалатбека, послужившего конной натурой).

Николай был страстный наездник, один из самых лучших кавалеристов своего времени. Огромного роста (2 м 4 см), статный, богатырского сложения император обожал носить военную форму, которая, несомненно, ему очень шла. Но больше всего он любил надевать мундир Конной гвардии, шефом которой и являлся, что было не случайно. Полк неоднократно выказывал свою верность престолу: после убийства Павла I отказался присягать новому царю Александру, 14 декабря принял сторону Николая и совершил несколько атак на мятежное каре. Впоследствии полк участвовал в разгоне демонстрации 9 января 1905 года («кровавом воскресенье»).

Первые шаги по улучшению конного состава гвардейцев предприняла Анна Иоанновна, решив ограничить закупку лошадей в Европе и ориентироваться на отечественных поставщиков. Но для начала лучшие кони были изъяты у кавалергардов и переданы в сформировавшийся полк. В 1760 году Елизавета Петровна пожаловала конногвардейцам самый старый конный завод России – Починковский, а также прилегающие земли, где были прекрасные луга, выпасы и водопои. Точно неизвестно, с какого времени появилась традиция поставлять коней только вороной масти. Это стало как бы визитной карточкой Конной гвардии. Под стать конскому составу были и кирасиры. Во второй половине XIX века в конногвардейцы брали высоких брюнетов (4 эскадрон – брюнеты с бородой). В момент парадов командиры прибегали к маленькой хитрости, выставляя на флангах эскадрона самых статных и высоких людей на самых больших и красивых конях, уменьшая постепенно рост к центру строя. Таким образом, достигался максимальный внешний эффект «красоты фрунта».

1740-е

Русско-турецкая война

Боевое крещение подразделения полка приняли в ходе русско-турецкой войны (1737-39 гг.), участвуя в штурме Очакова и взятии Хотина. Отличились в Ставучанском сражении. В 1742 году в рамках гвардейского отряда добровольцы (охотники) из Конной гвардии сражались со шведами. После полк надолго занял почетное место в столичном гарнизоне, участвуя в дворцовых праздниках и торжественных приемах, как бы дополняя собой ту прекрасную барочную эпоху. 25 марта в день полкового праздника все офицеры обычно были званы во дворец на торжественную обедню с присутствием императрицы. Екатерина II занимала должность полковника всех гвардейских частей. Начиная с нее, все русские цари либо члены августейшей фамилии становились шефами полка.

1805

Аустерлиц

После длительного мирного перерыва конногвардейцы приняли участие в знаменитом сражении при Аустерлице (1805 г.), взяв знамя (орла) 4 полка французской линейной пехоты. В Военной галерее Зимнего дворца на портрете Великого князя Константина Павловича – шефа полка на заднем плане изображен этот трофей. Автору статьи довелось видеть сам оригинал и, так сказать, держать его в руках. Сейчас орел без полотнища, с несколько искривлённым древком. Говорят, что Константин использовал его как карниз для шторы (балдахина). Этим обстоятельством и объясняется деформация.

1810-е

Война с французами

В 1807 г. конногвардейцы снова встретились с французами у Гейльсберга и Фридланда. Запасные эскадроны кавалергардов и конногвардейцев отличились в битве под Полоцком (1812 г.), а при Бородино полк сражался с французской, немецкой, польской кавалерией на месте так называемого «кавалерийского боя во ржи» рядом с батареей Раевского. После чего последовали не менее славные страницы заграничных походов и вступления полка в составе русской армии в поверженный Париж (1814 г.).

1830-е

Первая Мировая Война

В 1831 году подразделения Конной гвардии участвовали в подавлении Польского восстания и штурме Варшавы. И завершением их блистательной воинской карьеры стала Первая Мировая Война. В самом начале этого судьбоносного конфликта полку довелось участвовать в сражении при Каушене. Здесь произошел бой за немецкую батарею, исход которого решила конная атака лейб-эскадрона ротмистра Врангеля. Вот как описывает это событие небезызвестный мемуарист В. Трубецкой: «… один эскадрон Лейб-гвардии конного полка атаковал в лоб (правда, разомкнутым строем) германскую батарею на позиции! Потеряв от немецкой картечи добрую половину людей и лошадей, командир эскадрона с уцелевшими людьми все же доскакал до самых орудий, пару которых тут же захватили. Другую пару немцы успели спасти, ударившись в поспешное бегство, однако вымотавшийся эскадрон конногвардейцев не имел уже сил, дабы преследовать и отбить эти спешно увозимые пушки». От себя добавим, что впоследствии Петр Николаевич Врангель принял самое деятельное участие в «Великой войне», а после сепаратного мира и развала армии активно боролся с большевиками, став одним из самых ярких и непримиримых вождей Белого движения.

В начале XIX века дорогостоящее конское снаряжение конногвардейцев (чепраки и чушки на ольстрах – кожаных пистолетных кобурах) украсили вышитые гарусом «андреевские» звезды (звезда ордена Андрея Первозванного). Считается, что это стало важным отличием полка. По воспоминаниям полковника Саблукова, «…эта почетная награда, как справедливая дань безукоризненности нашего поведения во время заговора (убийство Павла I), была дана сначала моему эскадрону, а затем распространена на всю конную гвардию». Этим дело не ограничилось, и звезда с девизом «За веру и верность» распространилась на всю русскую гвардию, став ее отличительным символом. На конногвардейских темно-синих чепраках звезды вышивали вручную, создавая поразительную аппликацию. На подбой чепрака, который цеплялся петлями за подпругу, шел холст, выкрашенный черной масляной краской. Делалось это для того, чтобы предохранить его от постоянного трения о лошадиную спину. Седло было так называемым немецким. Шилось оно из черной кожи. Оголовье – мундштучное. И шпоры, и мундштук, несмотря на мнение некоторых современных «защитников» лошадей, были просто необходимы, поскольку боевые реалии времени диктовали свои жесткие условия. Довершали вьюк кавалерийский серый суконный чемодан, саква с торбой (полотняное ведро) и свернутая в скатку шинель, крепившаяся к передней луке седла. Со временем такая схема изменилась. Изобретателем «русского вьюка» считают героя русско-турецкой войны (1877-78 гг.) Струкова Александра Петровича, кстати, начинавшего службу корнетом в Лейб-гвардии Конном полку. Суть его была в правильном распределении веса амуниции всадника и возможности совершения длительных конных походов. Изменилось и седло. Для лошадей это было несомненное благо, а вот для людей – не знаю. Мне как-то пришлось на заре безуспешных попыток обучения ездить в строевом седле. Воспоминания – самые тягостные: дискомфорт и стертые ноги в шагу.

Любопытный факт

Форма гвардейских кирасир имела массу декоративных элементов, была совершенно уникальным продуктом дизайна и воинских традиций своего времени. Для офицеров ее шили самые лучшие петербургские портные, а, учитывая, что комплектов формы было много, а также, что ее стоило постоянно обновлять (мундиры первого, второго срока), не снижая планки традиционного гвардейского шика, то обмундирование становилось крупной статьей расходов офицерства. Чтобы как-то повлиять на этот процесс и «сбить цены», было организовано «Гвардейское экономическое общество», где стало возможным купить все необходимое в два, а то и в три раза дешевле. Удивительней всего, что «общество» находилось в том самом месте, где в советское время был организован Дом ленинградской торговли, знаменитый ДЛТ.

Уйти «живым»

В каждом гвардейском полку имелось так называемое «офицерское собрание» – некое здание, где происходили праздники, торжественные банкеты и т. д. Женщины туда не допускались. Это был как бы закрытый элитарный мужской клуб, для вступления в который, разумеется, нужно было стать офицером полка и, кроме того, заказать столовый серебряный прибор. На каждом предмете прибора, состоявшего из столового и десертного ножа, вилки, столовых, чайных и кофейных ложек, гравировались славянским шрифтом фамилия, имя, отчество владельца и год выпуска в полк. В момент застолья серебро перемешивалось. Это делалось для того, чтобы все чувствовали себя единой, сплоченной семьей. А также, чтобы помнить имена старых сослуживцев, убывших по тем или иным причинам. Если случался скандал, и офицера исключали, то ему возвращали его столовое серебро, как бы вычеркивая из полковых списков. В офицерском собрании конногвардейцев хранились спортивные призы и подарки, которые обычно заказывались у знаменитых ювелиров (например, у фирмы «Фаберже»). К сожалению, порой военные заказчики предпочитали обилие символов и атрибутики в ущерб художественной ценности вещи. Впрочем, сейчас эти произведения воспринимаются совсем по-другому. Праздничные обеды происходили приблизительно так. После богатейшей закуски с водкой и изысканного ужина на стол ставили серебряные жбаны с шампанским, вазы с фруктами. Вызывались полковые трубачи и песенники. В Конной гвардии был обычай «четверговых обедов», уйти с такого обеда «живым» было крайне нелегко.

«Английская старуха»

В Соединенном королевстве когда-то тоже была Конная гвардия. Впрочем, постойте. Почему когда-то? Английская «старуха» живет до сих пор! И прекрасно себя чувствует, являясь не только образцовой конной парадной частью с богатейшими традициями, но и сплоченным боевым организмом, участвующим во всех войнах с момента её создания и по сей день. Эта блистательная часть и не собирается уходить в прошлое, тем более, что в Великобритании она никому не мешает, чего нельзя сказать о нас и наших традициях.

«Плохой конногвардеец»

Интересно, что знаменитый российский актер В. С. Лановой за свою творческую карьеру дважды сыграл «отрицательных конногвардейцев». Первый раз Анатоля Курагина в фильме «Война и мир», а второй – в «Анне Карениной» соблазнителя Вронского. Интересно также, что конногвардеец Курагин противопоставляется «хорошему» киношному кавалергарду Андрею Болконскому (В. Тихонову), и исторически это верно. Два полка всегда находились в состоянии некоего соперничества.

Источник: http://horse-park.ru/news/1009/