Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Музыка судьбы

12.10.2013

Благодаря исследователям-энтузиастам в новом свете предстаёт прошлое страны
В истории России есть несколько дворянских, купеческих родов, чьи фамилии всегда называли с уважением, – Третьяковы, Морозовы, фон Мекк. Без этих имён немыслимо было бы величие России. В том же ряду Аманд и Густав фон Струве, основатели Коломенского завода.
На Коломенском заводе очень трепетно относятся к своей истории. А она тесно связана с фамилией Струве. Представители этого старинного рода были российскими дипломатами, инженерами, военными, учёными, художниками и музыкантами. Вся деятельность Аманда и Густава Струве отличалась широтой и размахом.

Сегодня в заводском музее молодые рабочие, услышав простое перечисление их дел, ахают:
– Неужели они ещё и мосты строили?

Да, а ещё на основанном ими предприятии выпускались первые в России паровозы и тепловозы, дизели, трамваи и теплоходы. Завод был одним из лучших в стране. Но его хозяева думали не только о прибыли, но и о рабочем классе. На предприятии были открыты свои училище, больница и даже библиотека с театром. Вот вам и фабриканты-кровопийцы!

Октябрьская революция переписала историю. И в ней не оказалось многих людей, радевших о своём Отечестве. Ушли в небытие и знаменитые фамилии, а их наследники сгинули в мясорубке Гражданской войны или в эмиграции. Казалось, мы никогда уже не услышим и о фон Струве.

Поэтому для многих стало большой неожиданностью, когда на праздновании 150-летия Коломенского завода на трибуну поднялась высокая красивая молодая женщина Людмила Трушталевская. Она оказалась правнучкой Аманда Струве.

Её выступление было самым необычным из всех, которые приходилось слышать, – это была вокальная партия на музыку Николая фон Струве, сына одного из основателей завода.

Людмила Евгеньевна приехала из Санкт-Петербурга, где работает преподавателем в консерватории. Она вокалистка, лауреат международных конкурсов. И это неудивительно – таланты в семье Струве передавались по наследству. Её мама тоже обладала великолепным голосом.

Было ли для самой Людмилы тайной её происхождение?

Нет, конечно. Но долгое время в семье это скрывали.

И в довоенные, и в послевоенные годы ничего, кроме неприятностей, такое родство принести не могло.
«Но связь с прошлым семьи всё же была. Её носителем стала моя бабушка Маргарита Александровна, – говорит Людмила. – Она, словно всевидящее око, наблюдала за каждым из нас и говорила, грозя пальцем: «Смотри, никому!»

Понять её можно – в те времена неосторожное слово нередко грозило ГУЛАГом, а то и расстрелом. Самой Людмиле в годы учёбы было не до фамильной истории и реликвий. Это сейчас многие стали искать свои дворянские корни, доказывать благородное происхождение. А в то время только перед теми, кто вышел из рабочих и крестьян, открывались все двери.

И всё же была в ней фамильная черта – некий нравственный стержень, не позволявший совершать поступки, о которых пришлось бы сожалеть потом, или идти у кого-то на поводу. Конечно, память хранила и истории, услышанные в детстве. Людмила знала, что её предки были предпринимателями, владели каким-то большим заводом. Помимо рода Крюгенер-Струве узы родства связывали их с художником Перовым, режиссёром Станиславским. Одним из ярких семейных преданий была дружба с Львом Николаевичем Толстым. От имения Струве в Рязанской губернии было недалеко до Ясной Поляны, и семейство часто гостило там. Писатель очень любил бабушку Людмилы, тогда ещё маленькую девочку, а она охотно слушала сказки, сидя у Толстого на коленях. Отрывочные впечатления обо всём этом жили сами по себе до одной встречи.

Она произошло почти десять лет назад в стенах Санкт-Петербургской консерватории на конференции, посвящённой творчеству Рахманинова. Гвоздём программы стало выступление Йохана Хойслера из Нюрнберга. Уйдя на пенсию с поста главного инженера компании «Сименс», он стал исследователем российско-германских связей в области культуры, техники и производства. Дело в том, что Йохан учился в России и увлёкся здесь русским языком и культурой. Он поведал о найденных им в архивах Германии музыкальных «Набросках», которые малоизвестный русский композитор Николай Струве посвятил своему другу Сергею Рахманинову.

После конференции Людмила подошла к Хойслеру и спросила, знает ли он что-нибудь ещё про Струве и Крюгенеров? На той встрече был ещё один заинтересованный человек – работник Коломенского завода Екатерина Бычкова, увлёкшаяся историческими исследованиями.

Беседа затянулась на несколько часов, ибо тема оказалась неисчерпаемой. На той встрече и было положено начало возвращению забытых имен. Эти трое – один немец и двое русских – оказались настойчивыми. В их поиски было втянуто множество других людей, и под их напором открывались недоступные ранее источники, государственные и семейные архивы. «Если вспомнить, с чего мы начинали, – рассказывает Людмила, – то, образно говоря, с одного листочка бумаги. На нём умещалось всё, что мы знали. Потом массив собранной информации о семье Струве стал напоминать толстый роман, а белых пятен становилось всё меньше». Это придавало новые силы и смысл жизни не только ради себя. Ожившая история раздвигала стены заводского музея, она обладала большой притягательной силой. Как-то в Коломну приехал Сергей Бударин, прямой потомок Густава Струве. Он прожил более полувека, зная о своём происхождении, но не более того.

А потом оказалось достаточно приехать в музей, в Коломну, чтобы быть вовлечённым в интереснейшие изыскания и вновь стать членом большой и дружной семьи.

У каждого в поисках новых материалов была своя роль. Людмила Трушталевская, как специалист-музыковед, проанализировав архивные находки, поняла, что перед ней ноты, написанные рукой талантливого композитора Николая фон Струве, забытого в России и оставшегося в тени его гениального друга Сергея Рахманинова.

Сейчас признание заслуг композитора Николая фон Струве можно считать свершившимся фактом. Людмила с Йоханом Хойслером пять лет выступали в десятках различных аудиторий с необычной по форме лекцией-концертом о жизни и творчестве композитора. Приезжали они и в Коломну с необычным историко-культурным проектом «Композитор Николай фон Струве, известный и неизвестный».

Для Людмилы незабываемой стала первая экскурсия по заводу, где соседствуют седая старина и современность. Видела цеха, как строятся новые тепловозы и электровозы. Там же произошла одна любопытная встреча, все интонации которой она помнит до сих пор.
«Идём по территории, и меня останавливает одна работница, спрашивает, что, мол, испытываю, какие чувства. Я отвечаю ей, что чувства мои вполне естественные – радость, признательность, что память о Струве здесь сохраняют, и гордость, что завод остаётся флагманом железнодорожной промышленности. «Да нет, я не о том, – и женщина заботливо подсказывает, – должны же вы чувствовать, что здесь вы столько потеряли, ведь собственность вашу отняли?» Вот уж о чём я никогда не думала, так это о собственности».

С той поры Людмила не раз приезжала в Коломну и очень полюбила город, его людей и тихую провинциальность. Это неважно, что музы, которым она служит, далеки от огня и металла. Восстанавливая историю своей семьи, она вместе с заводчанами восстанавливает страницы великой истории России. Люди по-иному оценивают прошлое страны, узнав о деяниях династии Струве. Это были не угнетатели, не эксплуататоры рабочего класса, а великие труженики, созидатели, сделавшие много доброго для Отечества.

Артур Берзин,

Источник: http://www.gudok.ru/newspaper/?ID=984934&archive=2013.10.09