Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Достойных людей много больше, чем безымянных проездов

12.07.2013

Нужно ли увековечивать имя Уго Чавеса в Москве и Петербурге

С 13 июля в силу вступает закон «О рассмотрении предложений о присвоении наименований географическим объектам», принятый Законодательным собранием Петербурга и подписанный губернатором Георгием Полтавченко. Думается, ничего революционного он не принесет, поскольку и прежде любой гражданин города мог внести предложения о наименованиях улицы, сквера, площади. И разумные предложения всегда принимались во внимание.

Буквально накануне вступления в силу этого закона в Хорошевском районе Москвы появилась улица Уго Чавеса. Сравнительно небольшая, сто семьдесят метров длиной, она отходит от Ленинградского шоссе неподалеку от станции метро «Динамо». До момента присвоения имени венесуэльского президента это был безымянный проезд под проектным номером 5509. Название долго не присваивали, поскольку в проезде нет жилых строений. 

В Петербурге тоже есть подобные проезды. И надо сказать, в марте этого года, сразу после смерти Уго Чавеса, появилась информация о том, что в нашем городе назовут его именем улицу. Как оказалось, инициатором выступил председатель движения коммунистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Сергей Малинкович, который ранее уже отмечался тем, что самостийно «переименовывал» Белградскую улицу в улицу Слободана Милошевича, а 9-ю Советскую — в улицу Че Гевары.

Такие вещи в советское время происходили в Ленинграде официально. Старо-Петергофский проспект в 1964 году переименовали в честь председателя коммунистической партии Франции Мориса Тореза, а через одиннадцать лет вблизи него появилась улица Жака Дюкло — в честь секретаря ЦК французской компартии. С этой целью переименовали Ольгинскую улицу, носившую с начала прошлого века имя богатой домовладелицы, дочери владельца Сосновки, городского головы Владимира Александровича Ратькова-Рожнова.

Для того времени оба эти переименования нормально вписывались в идеологические рамки. Но если Тореза горожане приняли спокойно, добавив даже к его фамилии имя, то с Жаком Дюкло было уже сложней. Жителям явно стало жаль Ольгинской улицы, да и фамилия Дюкло вызывала не всегда хорошие ассоциации. В дореволюционном Петербурге существовало слово «ракло», обозначающее шпану.

Дальше было еще сложней. В 1984 году вместо Учебного переулка появилась улица Вилле Песси, в память о генеральном секретаре ЦК компартии Финляндии. Но уже в 1990-м улице вернули прежнее название, поскольку как только не коверкали имя Вилле Песси.

Приведу лишь самое безобидное, которое можно напечатать в газете: Пёсья улица. Безусловно, подобные искажения не способствовали уважительному отношению к финскому политическому деятелю.

Между тем в Москве в 1970-е годы была выработана программа увековечивания посредством названий, согласно которой имена близких советскому государству политических деятелей следовало давать в новых районах небольшим площадям, поскольку дома, выходящие на такие площади, имеют нумерацию по перекрестным улицам и, таким образом, горожане не страдают от неудобопроизносимых названий. Так в столице появились площади Амилкара Кабрала, Индиры Ганди, Джавахарлала Неру, Шарля де Голля, Мартина Лютера Кинга и ряд других.

Хорошо это или плохо? Пусть каждый судит сам. Здесь главное — акт увековечивания, проявления уважения к иностранному деятелю. Наверняка французу будет приятно знать, что в Москве есть площадь, носящая имя прославленного генерала де Голля.

Но вернемся в нынешний день.

В случае с Уго Чавесом официальной заявки на присвоение его имени какому-либо объекту ни в администрацию города, ни в топонимическую комиссию не поступало. Самостийного переименования, к счастью, тоже не было.

Тем не менее Уго Чавеса в Петербурге увековечили.

С 9 марта его имя носит Санкт-Петербургский латиноамериканский культурный центр, расположенный на Итальянской улице. Такое решение приняло руководство организации, которая знакомит жителей Северной столицы с культурой Латинской Америки.

И это — самое разумное из всех возможных решений. Есть в нашем городе различные негосударственные организации, которые могут присваивать себе имена по собственному желанию. Так, например, имена аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса и гватемальского — Мигеля Анхеля Астуриаса, чилийского — Пабло Неруды и некоторых других испаноязычных авторов с 2009 года носят аудитории Центра испанского языка и культуры. Есть и другие примеры. И в этом — дань уважения тем, кого люди хотят помнить и чью память чтить. Ведь достойных людей много, гораздо больше, чем названных и безымянных проездов в мегаполисе. А петербургским городским объектам — садам, улицам, площадям — желательно присваивать имена людей, непосредственно связанных с нашим городом.

Источник: http://vppress.ru/stories/Dostoinykh-lyudei-mnogo-bolshe-chem-bezymyannykh-proezdov-18384