Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«Оленья» и «орлиная» символика в российской геральдике,

11.06.2013

или Как Олениха-важенка, Небесная Хозяйка превратилась в двуглавого орла
Герб России и Российской Федерации — представляет собой, как мы привыкли думать, «двуглавого орла». Происхождение этого изображения принято прочно связывать с Византией, а символику с властным смотрением на Восток и на Запад, и властным же удержанием того и другого.

Двуглавый орел в России впервые появился на государственной печати Великого князя Ивана III в 1497 году, после его женитьбы на Софье Палеолог, то есть в нашей истории ему чуть более пятисот лет.

На самом деле изображение двуглавого орла — очень древнее, оно встречается у шумеров, у хеттов. Ему, как минимум, несколько тысячелетий. Не говоря уже об изображениях орлов не двухголовых, а нормальных, здоровых, которыми полон весь древний мир. Дело в том, что орёл — так же, как и олень, — солярный, солнечный знак-символ. Символ плодотворящего солнца, от которого зависит жизнь, то есть, именно в этом смысле — символ небесной, «высшей» власти.

Именно солярное наполнение изначально связывает «орлиную» и «оленью» символику.

И здесь сразу начинается самое интересное.

Самые древние образцы «рожаничных» оленьих композиций изображают распластанное женское оленье (рогатое) существо с раскинутыми в родовой позе ногами. Изображение не просто напоминает нашего «двуглавого орла», оно ему почти идентично. Нижняя часть нашего «орла» категорически орлом быть не может. Никаких подобного рода разведенных «коленей», нет, не было и не может быть ни у одного орла.

В «двуглавого орла» трансформировалась центральная часть «рожаничной» оленьей композиции времен неолита и мезолита.

Но сначала о том, что представляет собой «оленья» символика.

На гербе Нижнего Новгорода — красный шагающий (шествующий) — олень. За основу сегодняшнего герба взят исторический герб губернского города Нижнего Новгорода.

В «Росписи всем государевым печатям 1626 года», составленной в Посольском приказе после большого московского пожара 1626 года, сказано: «Печать Нижегородска: олень, под оленем земля». Первая версия герба утверждена 16 августа 1781 года. Последняя, новая — 20 декабря 2006.

В Нижегородском крае олени — северные — совсем недавно, ещё сто лет назад, — ходили стадами по всему Заволжью и были объектом княжеской охоты. Княжеская охота на оленей проводилась ещё в конце XIX века на территории современного Борского района. Веками олени и оленихи, северные и лесные, лоси и лосихи — ходили неспешно по той же самой земле, по которой мы ходим каждый день.

Олень для мировой и русской культуры — почти домашнее, любимое животное. Девочку Герду, которую олень везет в царство Снежной Королевы, чтобы спасти брата, и оленя из «Серебряного копытца» Бажова мы воспринимаем всем сердцем — как часть детского мира — мира торжествующей справедливости. Это реальный мир, и он тем реальнее, чем больше детских сердец наполнено именно этими историями, именно этой символикой.

У всех народов мира олень — исключительно позитивный поэтический символ чистоты и света. В чутких повадках люди усматривали благоразумную осторожность, а в способности сменять старые рога на новые — неиссякаемую силу обновления и возрождения.

Сирийские, кельтские, саамские боги имеют оленьих «прародителей». На оленьих упряжках ездили многие шумерские, семитские, хеттские и синтоистские боги.
По некоторым архетипическим признакам рогатая роженица распознается во множестве позднейших вариантов вышивок и резьбы, а также в таком важнейшем элементе традиционного костюма, как женский «рогатый» головной убор — «кика», «кичка». Убор может быть разной степени «рогатости», но даже если почти ничто не напоминает нам о далеких важенках, — в самой основе пошива, в сборной конструкции славянского головного убора замужней женщины всегда имеются рудиментарные «рожки»

Красота, грациозность, чуткость оленя всегда вызывали восхищение и поклонение. У славян олень исполнен солнечной символики. Ветвистые рога всегда связывались в сознании людей с солнечными лучами, короной, «древом жизни». У славян олень считался олицетворением предков. По поверьям, он умел творить разные чудеса, говорить человеческим голосом. В древних колядках олени, как и кони, переносят души умерших в потусторонний мир. Оленя относили к царственным животным.

В христианской иконографии олень, пьющий воду у подножия креста, — символ горячей веры и благочестия; олень, топчущий ногами змею — эмблема уничтожения зла.

Нижний Новгород — не единственный город, в геральдическом символе которого запечатлены олени, — так, в гербе древнего Ростова изображен стоящий серебряный олень; в гербе Магадана — скачущий во весь опор белый северный олень. Нижегородский герб — красный олень, шествующий мерным шагом.

Взрослый олень-самец в славянской традиции — солнечная эмблема изобилия и плодородия. Но мы не задумываемся о том, какими древними и мощными смыслами наполнена невидимо стоящая за оленем-самцом женская ипостась этого символа и образа.

В русских вышивках, в том числе и среди прекрасных экспонатов фондов Нижегородского историко-архитектурного музея-заповедника, есть различные варианты орнаментальной композиции, которая носит названия «роженицы». У этого символического знака очень древняя история и огромная смысловая наполненность. И связана она тоже с оленями.

Именно культ оленя сближает русскую вышивку с отдаленными охотничьими мифами неолита и мезолита. В этих мифах, как пишет академик Б.Рыбаков, главными персонажами являются женщины-лосихи, Небесные Хозяйки мира. Для древних охотников круговорот природы сводился к тому, что на небе, в непосредственном соседстве с солнцем, — а солнце считалось очагом богинь, — две рогатые богини полузвериного облика рождали источник благосостояния людей — оленей и других животных.

Богини эти отождествлялись с двумя северными созвездиями — Большой Медведицей и Малой; на Руси эти созвездия носили имя Лосихи и Лосенка. В русских легендах именно две важенки, мать и дочь, прибегали к людям, отмечавшим праздник рожаниц (завершение урожайного цикла) 8 сентября.

«Рожаничная» символика в христианской традиции перешла в «богородичную». Вряд ли имеет смысл отрицать её древность, основоположность, четкую привязанность к календарному, «у/рожайному» циклу. «Рогатые» головные уборы замужних женщин идут из той же глубокой древности. Поэтому на высоком головном уборе, на праздничном убранстве Патриарха, совершающего сентябрьское богослужение в честь Рождества Пресвятой Богородицы, мы тоже можем видеть «рожаничный» орнамент.

Древнейший облик рожаниц близок к богиням-важенкам, занятым рождением оленьцов малых и вевериц, «акы топерво роженых». В вышивках, которые делались для свадебных обрядов и для супружеской жизни, постоянно присутствует образ, который может быть сопоставлен с женщиной-оленем (лосихой), рождающей оленьцов.

На протяжении веков образ значительно трансформировался, — сначала оленей, окружающих роженицу, заменили кони (тоже солнечный символ, но более поздний), потом сам её облик из зооморфных и антропоморфных очертаний приобрёл формы растительного и геометрического орнаментов.

И вот, в какой-то стадии распластанная рогатая фигура с раскинутыми в родовой позе ногами трансформировалась в… двуглавого орла. Эта мутация отчетливо видна при прямом сопоставлении вариантов «рожаницы» и двуглавого орла российской геральдики в резьбе по дереву, в «глухой» домовой резьбе. Резьбой по дереву занимались, в основном, мужчины, а прежде чем резьба стала домовой, она была корабельной. В резьбе древнейшие обережные знаки-символы сохранялись, но по-своему переосмысливались и трансформировались. Именно мужскому взгляду и фантазии может привидеться-обрисоваться двуглавый (!) орёл в очертаниях рогатой телящейся важенки. Но сила и энергетика, исходящая из этого знака, не подлежала сомнению. Она была переосмыслена как энергетика власти.

Вряд ли такая трансформация образов и смыслов безобидна. Увы, двухголовое хищное летающее существо ассоциативно отсылает к драконам. Драконоподобные существа в исконной русско-славянской мифологии всегда были воплощениями зла, тьмы, опасности. В лучшем случае, получившееся изображение может быть подсознательно прочитано как искаженный, совмещенный, «мутантный» вариант «священного терзания» — терзания орлом (хищником) оленя (не хищника). На самом же деле такое изображение абсурдно, и транслирует разрушительную информацию и энергетику.

Не случайно икона с включением этого изображения не была освящена православной церковью. Священство не лишено прозорливости и особого сакрального зрения, чтобы увидеть и почувствовать, что это изображение не просто безблагодатно, — оно опасно. К сожалению, Николай II, печальным образом приверженный этой «иконе», этого не чувствовал. Чем закончился поиск защиты у такого изображения, мы знаем.

Вернёмся к «рожаницам».

Распластанная «рожаница» и женщинами-вышивальщицами воспроизводилась, само собой, без осознания изначальных подробностей. Чаще всего она выполнялась красным цветом, разными оттенками красного — с чувством глубинной символики, солярной, солнечной символики плодоношения и плодородия. Поскольку она всегда имела четкий «позвоночник», явную симметрию и восходящие, загнутые вверх нижние «конечности-ветви», — часто воспринималась и трактовалась как «древо жизни».

Тем не менее, по некоторым архетипическим признакам рогатая роженица распознается во множестве позднейших вариантов вышивок и резьбы, а также в таком важнейшем элементе традиционного костюма, как женский «рогатый» головной убор — «кика», «кичка». Убор может быть разной степени «рогатости», но даже если почти ничто не напоминает нам о далеких важенках, — в самой основе пошива, в сборной конструкции славянского головного убора замужней женщины всегда имеются рудиментарные «рожки». Основной смысл этого знака и образа — («рожаничная символика») — плодородие, плодность, плодоносящая и рождающая сила.

Древние орнаменты посылают нам огромную животворную и обережную, оберегающую нас информацию. Полагаю, что её стоит принимать и понимать — по возможности, без искажений и извращений. Можно чувствовать и понимать: даже суровой зимой в одежде, расшитой древними солярными орнаментами, — тепло. Понимать, зачем такие орнаменты наносились на свадебные полотенца и простыни, почему покрывали грудь, предплечья, живот, подол молодых женщин. Орнаменты и, в целом, традиции рукотворного искусства веками и тысячелетиями выполняли роль живой ЭстЭтики, оберегали и укрепляли духовное, физическое, репродуктивное здоровье народа. Символика, тем более, общегосударственная, наследует — должна наследовать — эти традиции. Что наследуем мы?

По некоторым архетипическим признакам рогатая роженица распознается во множестве позднейших вариантов вышивок и резьбы, а также в таком важнейшем элементе традиционного костюма, как женский «рогатый» головной убор — «кика», «кичка». Убор может быть разной степени «рогатости», но даже если почти ничто не напоминает нам о далеких важенках, — в самой основе пошива, в сборной конструкции славянского головного убора замужней женщины всегда имеются рудиментарные «рожки»

Источник: http://novayagazeta-nn.ru/2013/281/olenya-i-orlinaya-simvolika-v-rossiiskoi-geraldike.html