Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«Обычно таксисты думают, что я ругаюсь»

30.05.2013

Жители московских улиц, названных в честь героев мировой социалистической революции, вспоминают об этих людях

Самые преданные иностранные друзья нашего государства могут рассчитывать на то, что после смерти их именем назовут одну из московских улиц. Вот и проектируемый проезд 5509 вскоре, возможно, получит имя Уго Чавеса — покойного лидера Венесуэлы. Со временем поступки и дружба скорее всего забудутся, но имя героя останется в памяти навсегда. «Московские новости» узнали у жителей улиц Бебеля, Саляма Адиля, Гримау и Луиджи Лонго, нравятся ли им их названия и кем были все эти люди.

Зульфия Маматова:
— Название улицы мне нравится. А что в нем такого? Иногда люди, конечно, переспрашивают, как улица называется, но если четко произносить, то вопросов обычно не возникает. Я здесь живу лет 15. Бебель — это, кажется, писатель, но я точно не знаю. Точно знаю, что есть писатель Бабель, хотя, может быть, Бебель — философ. Нужно это проверить. Мне сложно сказать, на улице имени кого я хотела бы жить. Наверное, на улице Пушкина.

Фанис Сабиров:
— У нашей улицы нормальное название, и оно мне нравится, потому что его удобно забивать в навигатор. Улица у нас тихая, движения на ней нет, хоть мы и находимся в центре. Кто такой Бебель, я точно не знаю, но знаю, что здесь раньше жили кагэбэшники. Может быть, он один из них? Кажется, Бебель — писатель. Нет, писатель — Бабель, а про Бебеля я не помню. Я бы хотел жить на улице Лионеля Месси. Кстати, в Барселоне есть улица Лионеля, я ее из интереса нашел в интернете.

Август Бебель — один из основателей и лидер Социал-демократической партии Германии. В 1870-х несколько раз попадал в тюрьму за политическую деятельность, в общей сложности провел в тюрьме шесть лет. Будучи токарем по профессии, считался «вождем германских рабочих» и был одним из лидеров II Интернационала.

Улица Гримау

Владимир Ксенофонтов:
— Я живу на этой улице всю жизнь и даже внимания на ее название не обращал. Меня оно устраивает. В детстве я у родителей спрашивал, кто такой Гримау, но мне отвечали, что они не помнят. Потом я об этом даже не задумывался, хотя точно знал, что Гримау — человек: здесь много улиц названо в честь известных людей. Улица Винокурова, например. Я не знаю, на улице с каким названием я хотел бы жить, но точно не на улице, названной в честь кого-то из советских времен. Мне нравится название «улица Мышиная»: звучит просто весело и вызывает улыбку.

Анна Палишева:
— Это название мне очень нравится, потому что оно необычное и его никто не знает. Сложностей у меня с адресом никогда не возникало. Правда, люди часто переспрашивают название, а когда я объясняю, удивляются и говорят, что оно классное. У нас на улице есть дом с мемориальной доской в честь Гримау. Я тысячу раз читала, что там написано, но уже не помню, кто такой Гримау. Точно помню, что он был нерусский и классный мужик, революционер или военный.
Мне бы хотелось жить на улице, названной в честь кого-нибудь из россиян. Улицы Пушкина и Есенина — это очень обычно, поэтому я бы выбрала улицу какого-нибудь из современных писателей. Мне нравится улица Пелевина.

Хулиан Гримау Гарсия — член ЦК Коммунистической партии Испании. Участвовал в Гражданской войне, занимался агитацией на Кубе и в Доминиканской Республике. В конце 50-х годов отправился нелегалом в Испанию бороться с режимом Франко и спустя несколько лет был пойман. Гримау был казнен по приговору военного трибунала.

Улица Луиджи Лонго

Алексей Гоголев:
— Мне нравится это название: оно редкое и красивое. Правда, в паспортных столах и подобных организациях, когда ты говоришь, что живешь на улице Луиджи Лонго, часто делают круглые глаза и просят произнести название по буквам. Я здесь живу седьмой год, поэтому сложностей в этом смысле у меня уже не возникает.
Кто такой Луиджи Лонго, я не представляю. Помню, что это итальянский революционер XIX века. Еще у нас рядом есть улица Зорге, названная в честь разведчика.
Я точно не хочу жить на улице Ленина, Карла Маркса или Фридриха Энгельса. Мне нравятся забавные названия улиц типа Цветочной или Вишневой. Я бы с удовольствием жил на улице имени великого спортсмена, например Льва Яшина.

Евгения Гоголева: 
— Мне совершенно без разницы название улицы, на которой живу. И никаких проблем из-за него у меня не было. Это маленькая улочка, но на карте она есть, и с доставкой товаров, например, всегда все нормально. Объяснить, как до нее дойти, тоже очень просто. Я как-то читала о том, кто такой Луиджи Лонго, но в голове у меня ничего не отложилось. Кажется, это революционер. Я родилась и 20 лет прожила на улице имени Кирова, так что мне близко это название. Оно вызывает ассоциации, связанные с детством, и теплые воспоминания, при этом еще и звучит хорошо. Если выбирать кого-то другого, то я бы жила на улице, названной в честь современного героя военных действий.

Луиджи Лонго — генеральный секретарь Компартии Италии, деятель международного рабочего движения. Участвовал в Гражданской войне в Испании, во время Второй мировой войны руководил итальянским партизанским движением.

Улица Саляма Адиля

Дмитрий Черноморченко: 
— Улица Саляма Адиля — неплохое название. Мне нравится, что оно необычное. Правда, когда я говорю друзьям, где живу, они не всегда понимают и приходится объяснять. Если человек не знает, о ком идет речь, это говорит, насколько хорошо или плохо он развит. Салям Адиль — какой-то генерал из Иерусалима. Больше я ничего не знаю: наверное, я тоже плохо развит. Я бы хотел жить на улице маршала Жукова, потому что Георгий Жуков — большой молодец: он много сделал для истории России и Москвы. Он собирал в Москве народное ополчение. Здесь у нас даже такая улица есть — Народного Ополчения.

Вячеслав Требухин: 
— У нас к такому названию привыкли, но мне оно не очень нравится. Вот есть улица Зорге, который был разведчиком и много чего сделал для нашей страны. А что сделал Салям Адиль? Сейчас в расчетных листах у нас даже начали путать его имя и фамилию, писать «улица Адиля Саляма». Я недавно менял паспорт, так в паспортном столе тоже перепутали. Может быть, даже проблемы из-за этого возникнут.
Салям Адиль — какой-то патриот, кажется сирийский. Эту улицу в честь него переименовали лет 40 назад. Я тогда был еще маленький. Раньше это была улица Карбышева. Вот это нормальное название, но нас тогда никто не спрашивал.
Я бы вернул улице имя Карбышева и жил здесь дальше. О каких-то других названиях я даже не думал. Да и какая разница, как улица называется! Были бы условия хорошие.

Салям Адиль — псевдоним иракского коммуниста Хусейна ар-Ради. Он возглавлял Коммунистическую партию Ирака и был казнен после военного переворота 1963 года, организованного партией БААС. По другой версии — умер под пытками. Семья ар-Ради была вывезена в СССР.


Улица Саморы Машела

Анастасия Ситцева:
— Я живу здесь пять лет, и поначалу мне было трудно это название произносить. Вообще, оно у меня особых эмоций не вызывает. Кстати, когда я ловлю такси и называю улицу, многие водители думают, что я ругаюсь.
Здесь недалеко расположен РУДН, поэтому улицу назвали в честь какого-то партийного героя. Я читала, что этот человек был в Компартии Кубы и где-то воевал. А потом советская разведка его в одну из революций под шумок ликвидировала: у них там были какие-то революционные недопонимания. Лично мне больше всего нравится название Волжский бульвар — я там жила в детстве.

Анна Туревская:
— Это замечательное название. Гораздо лучше, чем Вагоноремонтная улица или Кирпичный проезд, потому что такого добра везде хватает. Конечно, многие спрашивают, где эта улица находится, но стоит сказать, что она рядом с Лумумбарием, и все сразу понимают. Улица Миклухо-Маклая, кстати, в этом плане от Самора Машела недалеко ушла. Самор Машел — африканский Че Гевара. Он был президентом Мозамбика, а потом капиталисты его свергли и четвертовали. Он — коммунистический мученик, поэтому в честь него и назвали улицу. Я хочу жить на улице имени Дэвида Боуи. Это, конечно, слишком утопично, зато круто. А вот если бы улицу, на которой я живу, назвали именем Кадырова, я бы умерла.

Самора Машел — один из лидеров вооруженной борьбы за выход Мозамбика из-под колониальной зависимости от Португалии. Первый президент независимого государства. Погиб в авиакатастрофе во время визита в Замбию. По одной из версий, авиакатастрофа была подстроена военными из ЮАР.

Ян Рачинский, автор «Полного словаря названий московских улиц»:

— До прихода большевиков улицы именем кого-то называли крайне редко. В центре Москвы таких названий было всего два, и оба — в честь генерал-губернатора Владимира Долгорукова. Остальные названия в память о конкретных людях появлялись на присоединенных территориях, потому что улицы нужно было как-то называть. Наградные названия — советская традиция. Кстати, с ними порой возникали проблемы. Так, Золоторожскую улицу в свое время назвали в честь Бухарина, а потом он оказался врагом народа — и улицу переименовали в Волочаевскую. После этого в книгах по истории московских улиц писали, что до советского времени ее просто не существовало, чтобы не упоминать имя Бухарина. Позднее большевики поумнели и начали называть улицы именами только покойных деятелей.
На прошлой неделе предложили назвать проектируемый проезд 5509 именем Уго Чавеса. Это очередная бредовая идея, которая показывает, что советские традиции у нас никуда не делись. Как наследие советской эпохи мы имеем улицы Саляма Адиля, Саморы Машела, Гримау и бог весть кого еще. Эти имена до такой степени чужды городу, что в справочниках улица Саморы Машела фигурирует дважды — как улица Саморы Машела и Машела Саморы.
Такие инициативы возникают, как правило, из конъюнктурных соображений, чтобы сохранить хорошие отношения и продлить нефтяные контракты. Я думаю, что предложение назвать улицу именем Чавеса — это не более чем демонстрация хорошего отношения к существующему в Венесуэле режиму.

Источник: http://mn.ru/moscow_people/20130529/347618786.html