Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Историческая память отличает благодарных потомков от иванов, не помнящих родства. Великая Отечественная война коснулась буквально каждой семьи

10.05.2013

Хорошо, когда внуки и правнуки знают, где воевал дедушка, в каком звании и каких войсках. И просто замечательно, если в семье, как реликвию, берегут фотографии, письма с фронта, ордена за боевые заслуги.
Накануне Дня Победы "МК" в Тюмени" расскажет несколько историй о семейных реликвиях военных лет, которые хранятся в городе Лянторе (Сургутский район, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра).
Ордена семьи Андреевых

Восьмилетняя Настя Андреева знает: если родители достают из шкафа потертую деревянную шкатулку — жди урока истории. Ее прадеды, Андрей Харитонов — по линии матери и глава отцовской семьи Михаил Андреев были солдатами Советской армии. О ветеранах Великой Отечественной войны девочка знает не только со слов родителей: их боевой путь описан в книге о выдающихся жителях чувашского села Туваны. Но самое интересное наглядное пособие — черно-белые снимки, ордена и медали, бережно хранимые Андреевыми.

— В нашем селе практически все воевали. И мой дед и брат моего деда, — рассказывает Настин отец Сергей Андреев. — Брат деда служил в кавалерии, дошел до Берлина. К сожалению, боевых наград не удалось сохранить. У жены Наташи остались.

Наследство у Натальи, действительно, бесценно. Часть наград дед получил за послевоенные трудовые успехи, но самые ценные — из военного прошлого. Орден Красной Звезды, медали "За взятие Берлина", "За отвагу". Последней командира орудийного расчета Андрея Харитонова отметили за два подбитых танка.

Внучка ветерана Харитонова Наталья Андреева перебирает содержимое шкатулки, вспоминает детские годы, деревенский дом, где жили ее родители: "Это шкатулка моего деда. Он всегда здесь хранил свои ордена. Очень много было. Половину, к сожалению, растеряли. То, что осталось, мы привезли с большой земли в Лянтор".

Содержимое шкатулки Андреевых в наши годы имеет не только историческую, но и материальную ценность. Правда, эту тему в семье даже не обсуждают: "Пусть нашим детям, внукам останется. Чтобы сдать, продать — я против! Пусть будет память всегда", — горячится внучка ветерана. Муж не спорит, в этом вопросе они единодушны: "Все, что можно было сохранить, сохранили. Это живая память о том, что наши деды дошли до Берлина, поэтому 9 Мая для нас — исторический праздник".

Фотоархив Скородумовых

У Ольги Шабалиной хранится бабушкино "приданое" — потрепанная временем женская сумочка. Ридикюль — вместилище истории рода Скородумовых, где хранятся фотоснимки военных лет, рукописная автобиография деда Ольги Вячеславовны — политрука Василия Скородумова, его письма с фронта.

— Сохранились письма от 1, 10, 11 ноября 1942 года. В каждом письме — тревога за семью, за детей. Переживания, что не может передать им деньги, которые на войне ему не нужны. Наверное, это его последние письма, потому что в декабре 1942 года Василий Степанович Скородумов пропал без вести", — рассказывает правнук политрука Скородумова Максим Шабалин.

Бережно беру в руки содержимое сумочки: фотоснимки (на самой старой фотокарточке, видимо, еще дореволюционных лет, что выдает подпись автора — некто Баиловъ, изображены три моряка), продуктовые карточки, трудовая книжка учительницы Софьи Будиной-Скородумовой, открытая в 1939 году, письма с фронта и автобиография ее мужа Василия, написанная в январе 1942 года, за год до того, как он пропал без вести.

Учитывая давность лет, документы и фотографии отлично сохранились. Читаю письма, адресованные Василием своей жене и детям. Это личные послания, и оттого, наверное, мы немного смущаемся, перечитывая их. Но ведь именно такие отголоски войны и составляют историческую память всего народа.

— Сумочка, я считаю, волшебная. Она не только хранит историю семьи, но и содержит уникальные документы. Когда выпадает случай посмотреть ее содержимое, каждый раз нахожу новое для себя. Кажется, все про всех знаю, все про всех помню… Тем не менее, то какую-то приписку найду, то документ", — поглаживает выцветший ридикюль наследница фотоархива Ольга Шабалина (Скородумова).

Три брата Скородумовых вполне оправдывали свою звучную фамилию. Все трое имели редкое по тем временам высшее образование. Еще до войны Василий Скородумов преподавал в школе. Профессиональную принадлежность выдает аккуратный почерк, стилистика его фронтовых писем. Хранят их бережно, поэтому они не выцвели, читаются. Даже те, что написаны прямо на почтовых карточках карандашом. В конце каждой весточки — приписка: "Целую, твой муж Вася". Письма с фронта доходили до адресата даже без почтовых марок. Вместо них — штамп: "Просмотрено военной цензурой".

Василий Скородумов не вернулся с фронта. Потомки знают его только по уцелевшим фотографиям, письмам. А еще — по тяге к учительскому делу, которая, видимо, в крови Скородумовых.

"У нас семья педагогов, как при дедушке началось. Он химию преподавал, окончил учительский институт. С тех пор прошло более 70?лет. Сегодня моя дочь учится в педагогическом университете. Она будет педагогом в пятом поколении", — не без гордости говорит Ольга Вячеславовна.

Моя собеседница неплохо знает фронтовую историю семьи своего мужа — Сергея Николаевича Шабалина. Его деда звали Александр Никитович Свинарчук. Он родился в 1910 году на Украине. В молодости работал на сталеплавильном заводе в городе Днепропетровске, там же женился.

На Украине в те годы жили голодно, страдали от малоземелья. Наслушавшись рассказов о просторах Казахстана, осенью 1940 года вместе с молодой женой и двумя сыновьями он переехал в Восточный Казахстан осваивать свободные земли. Осенью 1941-го ушел на фронт, оставив дома беременную жену и двух сыновей.

Воевал в тяжелой артиллерии, был артиллеристом Третьего Украинского фронта. В 1943 году в боях на территории Украины попал в плен.

Александр Никитович был крепким и очень сильным человеком. По воспоминаниям односельчан, мог сам загрузить на телегу полную бочку весом в 200 кг. Фашисты считали таких людей "отборным материалом" и отправляли их в рабство к богатым немцам. Полгода проработал Александр на немецкую семью. За это время он смог самостоятельно изучить немецкий язык. Знания немцам не демонстрировал, ждал удобного случая, чтобы бежать. Подвернулся случай, ему удалось пересечь границу и добраться до родных украинских мест. Затем он направился в свою армейскую часть, где был признан дезертиром и отправлен воевать на передовую.

В боях Александр дошел до Берлина. Домой вернулся только 9 ноября 1945 года. Письма с фронта приходили только в первый месяц его службы, тогда же жена отправила Александру фотографию сыновей. Всю войну эта фотография была с ним. Вернувшись, он застал дома жену и только одного сына (двое детей — сын и родившаяся вскоре после ухода отца на фронт дочь умерли от коклюша).

В мирной жизни солдату пригодились знания, полученные во время войны. В 65 километрах от села, в котором жила семья Свинарчук, располагалось немецкое село. Это были русские немцы, которых по приказу Сталина насильно переселили с берегов Волги еще в начале войны. Все в селе говорили по-немецки, сельскому совету нужен был бригадир, хорошо знающий язык. Так Александр стал работать бригадиром.

После разоблачения культа личности Сталина солдата Свинарчука вызвали в военкомат и вручили четыре медали, которых он был лишен в военное время за то, что был в плену. Старший сын Анатолий вспоминает, что отец принес эти медали в кисете из-под табака и высыпал их на стол. К сожалению, никто не помнит всех наград Александра, но точно были медали "За победу над фашистской Германией" и "За взятие Берлина".

После войны у Александра и Зинаиды родились четыре сына и дочь. Отец и старший сын Анатолий были кормильцами в большой семье. Александр, как человек недюжинной силы, объезжал и обучал молодых коней. Несчастный случай произошел, когда ему было 44 года. Лошадь ударила копытом о перекладину, которой был загорожен загон, а перекладина, спружинив, ударила мужчину по голове. Он скончался от перелома черепа.

На календаре был декабрь 1954 года, младшему сыну в многодетной семье Свинарчук исполнился 1?год и 3?месяца. Старшие дети помнят этот страшный день и сегодня, помнят, как громко выли собаки, как на колхозной телеге привезли тело отца, как рыдала безутешная мать и как тяжело было жить потом… без кормильца.

Старший сын Анатолий не заводил семью до 33 лет — растил братьев и сестер. Все выросли и стали хорошими людьми, у всех — крепкие семьи, замечательные дети и внуки. И абсолютно все, как самое святое, хранят память об отце. Его могила — единственная ухоженная и часто посещаемая на старом заброшенном кладбище на территории маленькой, давно не существующей деревни Ишкибай Самарского района Восточно-Казахстанской области.

Григорий Ильич Кузнецов,

Герой Советского Союза

Наше знакомство с Надеждой Григорьевной Блажновой (Кузнецовой) произошло года два назад, когда появилась информация о том, что в Лянторе живет дочь Героя Советского Союза.

— "Глазомер, быстрота, натиск", — так, используя крылатые слова великого полководца Суворова, охарактеризовали действия сержанта Григория Кузнецова в бою на реке Березиной.

" — Отгремели залпы артиллерийской подготовки. 22 июня 1944 года начался грандиозный разгром IV немецкой армии в Белоруссии. В передовых частях гвардейского полка в роте капитана Циркунова шел с автоматом в руках сержант Григорий Кузнецов, уроженец села Таурма Шенталинского района Куйбышевской области. Продвигаясь вдоль шоссе Москва — Минск, рота подошла к реке Березине. Отступая, немцы взорвали мост и теперь вели сильный огонь с противоположного берега. Когда батальон советских солдат все же форсировал реку и остановился у окраины города Борисова, сержанту Кузнецову отдали приказ: с группой солдат разведать огневые точки противника. Выбор на этого бойца пал не случайно — тот не раз пробирался во вражеский тыл, захватывал "языка", разведывал расположение противника.

В этом бою Григорий Кузнецов, взяв на себя инициативу, единолично уничтожил три огневые точки противника, при этом сам чудом остался невредим. После Борисова были еще жаркие сражения за Молодечно, Вильнюс, Каунас. На реке Немане закончил свой боевой путь отчаянный сержант: вражеская пуля раздробила ему пятку, другая прошла недалеко от правого легкого. Григорий Кузнецов попал в госпиталь, оттуда по ранению демобилизовался, вернулся в родную деревню в Куйбышевской области. Два года разыскивала награда Григория Ильича. Будни послевоенной жизни понемногу остужали воспоминания с полей сражений, когда 19 февраля 1947 года ему вручили Золотую Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина".

(выдержка из книги коллектива авторов

"Подвиг во имя Родины", Куйбышев, 1965 г.).

— От папы остались ордена. Золотую Звезду и другие награды мне, как самой младшей дочери, отдали, — рассказывает Надежда Блажнова, с 2002 года — жительница г. Лянтора. — Я их, конечно, прячу. Мне предлагали машину взамен, ордена ведь очень ценные. Но с какой совестью я на это пойду?! Нет, сказала. Награды после смерти отца, его не стало в 1974 году, хотели забрать в военкомат, там, на большой земле. Но семья решила сохранить отцовское наследие. Пока реликвии у меня, а позже, наверное, сыну передам".

Воспоминаний о годах военной службы отца у Надежды Григорьевны не сохранилось, о подвиге Григория Кузнецова она знает только по книгам. Она родилась в 1958 году, когда матери было 42, отцу 51 год. Поздний ребенок, она тогда не понимала, не могла предугадать, какую ценность приобретут отцовские рассказы о Великой Отечественной войне. Всплакнув, женщина признается: "Сейчас бы расспросила его обо всем, а тогда ничего не интересовало. Он умер, когда я была в 9 классе. Но отца помню, конечно. Любил, когда я вслух читала… Наверное, я была самой любимой дочкой. Когда маленькая была, бывало, проснусь, а в руке у меня — первое яблочко или спелая помидорка. Папа баловал".

Семья Кузнецовых была большая — 9 детишек! Столько ртов прокормить нелегко. Мать трудилась в колхозе, а отца после ранений на костылях на прежнее место — в кузницу — не приняли, подрабатывал на дому. Потомственный кузнец, Григорий Ильич соорудил небольшую наковальню, попросил, чтобы ему дали посильную работу. И понесли ему односельчане отбивать косы, клепать порванные полотна косилок, от хозяек отбою не было — чинил ведра, кастрюли, паял самовары. Это сегодня в магазине можно купить какую угодно посуду, инструмент, а в послевоенные годы "золотые руки" деда Гриши здорово выручали земляков.

Память о героях жива: на родине Надежды Григорьевны в Самарской (ранее Куйбышевской) области, в Шенталинском райцентре установлен бюст Героя Советского Союза Григория Ильича Кузнецова. Каждый год 9 мая на Алее памяти собираются дети, внуки и правнуки ветерана — все, кто смог приехать из разных уголков бывшего СССР, — Родины, за которую проливал кровь их самый главный, самый родной фронтовик.

Источник: http://www.mngz.ru/ugra/189266-istoricheskaya-pamyat-otlichaet-blagodarnyh-potomkov-ot-ivanov-ne-pomnyaschih-rodstva-velikaya-otechestvennaya-voyna-kosnulas-bukvalno-kazhdoy-semi-v-nashem-otechestve.html