Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Когда родился Москвозагc?

02.05.2013

Прежде, в дни рождественского поста, по православным церковным установлениям нельзя было заключать браков вовсе, а в декабре 1918-го количество гражданских браков лишь сократилось, но не сошло до нуля. Декреты, изданные об отделах ЗАГС, в отличие от всех остальных декретов Советской власти, носят совершенно специфический характер, которым предусматриваются все технические принципы работы, вплоть до мельчайших деталей. Ярким примером такой специфической отчётности является группа документов ЦАГМ, раскрывающая некоторые подробности брака С.А. Есенина и А. Дункан. Эти документы вводятся настоящей публикацией в научный оборот впервые.

Учреждения записи актов гражданского состояния давно всем привычны. Множество людей поминают его добром: там-то зарегистрировали брак, а там-то было записано имя нашего первенца… Трудно переоценить данные ЗАГСов для учёта состояния населения. Гражданской регистрация стала в 1917 году, а прежде была в ведомстве духовном и именовалась метрикацией. Органы ЗАГС города Москвы всегда несколько выбивались из общей системы ЗАГСов страны.

Москва – не просто город, под общий ранжир «подогнать» её никак не возможно. Если все города подчинялись законам своего времени, определявшим структуру административных органов, в т.ч. ЗАГСов, то в Москве всё всегда было наособину. И вот это создаёт трудности, поскольку, полистав сборник законов и постановлений на 1929-й, например, год и обнаруживая там документ касательно прерогативы властной структуры города в части ЗАГС, мы не сможем из этого сделать никаких выводов по Москве. Искать достоверные сведения о значительных переменах в структуре ЗАГСа следует только в архивах, ибо здесь как раз тот случай, когда опубликованных источников мало, и в чёткую картину они не складываются.


Всё чаще влюблённые отказываются от шаблонного сценария свадьбы «Волга — Загс — Ресторан» в пользу женитьбы на воздушных шарах или свадьбы-пикника в лесу. Некоторые «экстремалы» даже решаются на бракосочетание за границей. На первый взгляд это звучит невыполнимо. Но в итоге оказывается вполне реально, весело и… относительно недорого!

Моя «большая» кипрская свадьба

Приведу один пример.

Приступая к изучению темы московского ЗАГСа, я, естественным для архивиста образом, обратился сначала к научным трудам. Весьма объёмистое и в большой его части основательное исследование одного человека, посвятившего всю сознательную жизнь учёного изучению Советов города Москвы и их исполнительных комитетов, при ближайшем рассмотрении оказалось лишённым каких-либо сведений о состоянии и переменах органов ЗАГС. Будто бы дело было на другой планете, ибо люди вершили, реформировали, при этом не рождаясь, не брачуясь, не производя на свет и не регистрируя затем своё потомство и т.п. Я намеренно не называю фамилию учёного-историка, потому что человек ушёл из жизни. Итак, за отсутствием хороших обзорных работ и скудости информации в периодической печати, предстояло поработать в архивах. В первую очередь, отыскать среди документов 1918-1919 гг. тот, который показал бы нам дату появления в Москве действующего общегородского учреждения ЗАГС.

В начале 2008 года мне, тогда сотруднику Центра научного описания документов (ЦНОД) Главархива города Москвы, поручили составление исторической справки к фонду Московского ЗАГСа. Одновременно мои коллеги трудились параллельно в Архивно-информационном отделе Управления ЗАГС Правительства Москвы; они производили переучёт документов за первые двадцать лет существования и работы московских органов ЗАГС; в процессе работы этих архивистов-профессионалов (старшая в группе в то время – главный специалист Евгения Зотова) сотни регистрационных дел были переоформлены, направлены на реставрацию, занесены в архивные описи, а особенности их зафиксированы в предисловиях к описям. Они помогли мне выявить в документах изменения в деле регистрации актов гражданского состояния, что работало на будущую историческую справку.


«Паспорт оформляется на основе свидетельства о рождении. И если сотрудник ЗАГСа сделал ошибку и поменял «ё» на «е» или наоборот, то исправить это можно только двумя способами: обратившись в ЗАГС или в суд, — рассказал «Частному корреспонденту» пресс-секретарь Федеральной миграционной службы Константин Полторанин. — Формально чиновники могут считать одинаковые фамилии с «ё» и «е» разными. Остаётся лишь порекомендовать гражданам быть внимательнее к документам».

Время расставлять точки

Опять же, без исторической справки, когда фонд пополняется, у нас документы на госхранение принимать и не положено. Регистрационных документов в Архивно-информационном отделе миллионы единиц хранения, но, к сожалению, по делопроизводству ничего не было, собственно историю на одних регистрационных актах ведь не напишешь… Поэтому искать имело смысл и фактически пришлось в двух крупных архивных учреждениях – Центральном архиве города Москвы (с апреля 2013 года это учреждение получает новое название: ГБУ Центральный государственный архив города Москвы) и Центральном государственном архиве Московской области.

Московскому ЗАГСу не везло не только на научное описание, но даже на хроникёра хоть какого-нибудь самого скромного.

То можно объяснить неудовлетворительной сохранностью документов комплекса московских структур ЗАГС, что, правда, характерно более для периода от 2-й половины 1920-х до того времени, когда ЗАГСы надолго стали структурой НКВД СССР (1934 г.).

Составление исторической справки оказалось делом не простым. Легко было не единожды впасть в ошибку. Так, в феврале 1931 года Москва, как это ни странно прозвучит сегодня, после более чем десятилетнего перерыва снова стала, СОГЛАСНО ОФИЦИАЛЬНЫМ ДОКУМЕНТАМ, полноценным городом, со своим собственным аппаратом управления, со своим бюджетом. Мы вправе предположить, что городу вернули общегородское учреждение ЗАГС? Вправе. Однако в действительности с возвращением его не поторопились, и в телефонных, например, книгах Москвы первой половины 1930-х годов не пытайтесь отыскать такого учреждения; районные ЗАГСы – это пожалуйста, это есть. И областной отдел тоже есть, а городского нет.

Мои попытки что-то существенное взять из сборников документов Моссовета, опубликованных в 1920-1930 гг., не принесли успеха. Тщетными оказались и попытки найти специальные научные работы, хотя гипотетически они должны бы быть.

Москва 1918 года…


А ведь действительно, помрём мы все, кто родился в СССР, и некому будет рассказать будущим фольклористам из СССР-2 про городские легенды, которые существовали в первом СССР. Метро. Двери вот-вот закроются. Интеллигентный человек — в галстуке, непременная деталь — в последнюю секунду хочет войти, двери закрываются, при этом его голова уже в вагоне, оказывается зажатой между дверьми, а остальное туловище — на перроне. Человек грустно смотрит на сидящих, потом говорит в наступившей тишине:

Советские городские легенды

Всё самое печальное, убогое, вороватое и жестокое проявилось в том году в полной мере. Ну – революция! Должна она давать какую-то свободу в принципе? Она и дала, в частности – освобождение от семейных уз, разорвать которые прежде представлялось почти невозможным. Разводиться устремились те, для кого узы Гименея сравнимы были с тяжкой тюрьмой. За год 1918-й поданных и принятых по Москве заявлений о гражданском разводе считается 7 тыс., и это лишь заявления народным судьям; граждане считали вернее действовать через суд, а не обращаться в нотариальные подотделы, тогда актами гражданского состояния ведавшие.

Путаницу и волокиту создавало «прикрепление» к определённому такому подотделу. Бывало, люди, желавшие заключить брак, подолгу искали тот нотариат, где от них принимали заявления. А население о пунктах «гражданской метрикации», условиях регистрации актов состояния власти оповещали скудно, да в 1918 г. и система ЗАГСов как таковых не сложилась. До конца 1918 г. ещё не все метрические книги были изъяты из православных храмов, а многие москвичи продолжали ходить регистрировать важнейшие события по-старому, в церковь. Вскоре у церкви не только отобрали метрические книги, но священнослужителям категорически запретили выдавать метрические свидетельства. Всех актов состояния в Москве в 1918-ом было зарегистрировано свыше 19 тыс., из коих около 4 тыс. – рождений, 5, 5 тыс. браков и более 9, 5 тыс. смертей.

Жизнь своё брала, несмотря на время трудное, на голод и холод. Прежде, в дни рождественского поста, по православным церковным установлениям нельзя было заключать браков вовсе, а в декабре 1918-го количество гражданских браков лишь сократилось (на 30 %), но не сошло до нуля.

Самые существенные информационные находки были сделаны не среди документов фондов Моссовета (их в ЦАГМе несколько), а в самом фонде Московского ЗАГСа, где сохранились документы 1918-1923 гг. Немало документов за последующее десятилетие, видимо, утонуло в Волге, во время эвакуации, при налётах немецкой авиации, что косвенно подтверждает вид сохранившихся.

Часто мы представляем себе рождение какого-либо учреждения в рамках классической схемы: занадобилось, так издали распоряжение, на основе которого и создали. С МосквоЗАГСом было по-другому. Уже районная сеть отделов ЗАГС как структурных подразделений Советов рабочих и красноармейских депутатов, сформировалась, а общемосковского учреждения этого профиля всё ещё не было. Нельзя сказать, что такой орган отсутствовал напрочь. До 5 февраля 1919 г. руководство всеми делами ЗАГС осуществлял Нотариальный подотдел Юридического отдела Моссовдепа, пока оно не было передано Административному отделу, который вскоре определил: выделить запись актов гражданского состояния в особый отдел. Однако на первом плане у Нотариального подотдела в его многогранной деятельности находились дела нотариальные…

В отчёте о деятельности Отдела управления Московского губсовдепа с 1 июля по 31 декабря 1919 г. содержалось разъяснение – зачем собственно нужен общемосковский, или если уж называть его по специфике территории, на которой он имел полномочия, Московский окружной орган ЗАГС: «Декреты, изданные об отделах ЗАГС, в отличие от всех остальных декретов Советской власти, носят совершенно специфический характер, которым предусматриваются все технические принципы работы, вплоть до мельчайших деталей. Такой же характер носят и все циркулярные распоряжения, инструкции НКВД, изданные в разъяснение статей Кодекса. Ввиду чего главной задачей в работе Московского… ОкружноЗАГСа и является наблюдение за тем, чтобы все пункты Кодекса и циркулярных распоряжений к нему проводились бы в жизнь с буквальной точностью…».

Главный чекист Москвы тов. Панкратов 12 февраля 1919 г. приступил к проверке работы всех подразделений Московского Совета. Вскоре, в разделе, касающемся ЗАГС, он записал: «Несмотря на то, что Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве издан 4 месяца тому назад…, шагов к организации данного подотдела предпринято не было… На местах, уточнял он далее, – обстоит более благополучно, подотделы организованы… по всем вопросам они вынуждены обращаться и обращаются в центральные комиссариаты».

Вскоре соответствующая структура появилась среди 6 подотделов Отдела управления Московского Совета – подотдел ЗАГС (подотдел ЗАГС и ОкружноЗАГС – один и тот же орган).

Несмотря на тщательные поиски, официальные документы, свидетельствующие образование столичного ЗАГСа, обнаружить удалось не сразу, хотя были просмотрены, казалось, все сохранившиеся документы фондов Московского Совета, Московского ЗАГСа в ЦАГМ и Московского губернского Совета ЦГАМО.

Конец путеводной нити был ухвачен в марте 2008 года в фонде ЗАГС ЦАГМ. Это циркуляр № 4454/14 ОкружноЗАГСа от 26 марта 1919 г., текст которого оповещал «местноЗАГСы» – книги по регистрациям записей безвестно отсутствующих, разводов, заявлений о происхождении… детей и записей лиц, изменяющих фамилии и прозвища, не заказаны по техническим причинам.

Значит, где-то близко, возможно, находится документ, который более определённо показывает и начало организационно-методической работы общегородского органа, определяет его компетенцию. К такому выводу пришли мы вместе с Виталием Васильевичем Костыговым, бывшим в период моих архивных розысков директором ЦАГМ. А уже на другой странице в деле обнаружился самый главный документ, почти удостоверивший начало деятельности Московского городского органа ЗАГС. Циркуляром № 4456 от 31 марта 1919 г. (сохранилось письмо, полученное в Сокольническом отделе ЗАГС) до «местноЗАГСов» доводилось: указанный в ст. 16 Кодекса законов об актах гражданского состояния орган надзора – есть Московский городской окружной отдел записей актов гражданского состояния, куда и должны районные местноЗАГСы обращаться за всевозможными разъяснениями.

Совершенно недвусмысленную информацию в уточнении даты рождения МосквоЗАГСа даёт текст циркуляра ОкружноЗАГСа, подписанный заведующим Административным отделом Совета; вторую подпись поставил под документом заведующий ОкружноЗАГСом Н. Курбанов-Осипов. Мы нашли в упомянутом фонде экземпляр, полученный в своё время Сокольническим отделом ЗАГС. Циркуляр № 4034, датированный 24 марта 1919 года, сообщал: «При Административном отделе Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов образован Московский окружной городской отдел записей актов гражданского состояния, в ведении которого находятся все местные отделы записей актов гражданского состояния, почему Окружной отдел доводит до сведения всех местных отделов, что за всеми справками, разъяснениями отделы могут обращаться в Окружной отдел по адресу Административного отдела Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов – Тверской бульвар, 22».

Районная сеть органов ЗАГС в Москве сложилась раньше марта 1919 года, но отнюдь не сразу и не всюду по единому образцу. Подлинные документы ЦАГМ хорошо иллюстрируют процесс. Возьмём отчёт подотдела ЗАГС Сокольнического Совета ОкружноЗАГСу 10 апреля 1919 года. Там можно прочитать: с марта по 6 июля 1918 г. запись актов гражданского состояния вели народные нотариусы при районных думах; с 6 июля до октября 1918 г. запись производилась в столе регистрации при юридическом подотделе; с октября по ноябрь 1918 г. – в метрическом подотделе при юридическом отделе Сокольнического Совета; с ноября 1918-го по март 1919 гг. – нотариальным подотделом при юридическом отделе. Близкие по форме и сути преображения происходили с органами, за дело регистрации актов состояния ответственными, и в других районах.

О создании районных ЗАГСов иногда сообщали газеты. «МестноЗАГС» – корреспонденция под таким заголовком появилась в номере от 12 мая «Вечерних известий Московского Совета…». Административный отдел Совета раб. и красноарм. деп. Городского района (Кузнецкий м., 6) доводил до сведения граждан, что с 8 апреля сего (1919 г. – Н.К.) года при отделе создан подотдел записи актов гражданского состояния (местноЗАГС), который помещается (указывался № квартиры). Публикация также уведомляла, что там же производятся записи – рождений, смертей, отсутствующих, браков, разводов, о происхождении детей, о перемене фамилий. Московская или российская республиканская пресса 1918-1920 гг. изобилует сообщениями о создании разных учреждений. Но предпринятая попытка проследить по газетам становление и эволюцию сети ЗАГСов Москвы оказалась непродуктивной. О «гражданской метрикации» и органах, её проводящих, писали мало.

В течение 1919 года районные отделы ЗАГС гор. Москвы (в дальнейшем – местноЗАГСы) периодически запрашивали у Московского ОкружноЗАГСа типовые регистрационные книги, формы для которых ОкружноЗАГС, в свою очередь, запрашивал в высшей инстанции – Центральном отделе ЗАГС НКВД РСФСР. По завершении года местноЗАГС обязан был отправлять заполненные книги регистрации рождений, браков, смертей и др. в ОкружноЗАГС на проверку. Вопросами изготовления регистрационных книг актов состояния занималось ЦСУ по заказам НКВД. С 1922 года печатанием регистрационных книг стали заниматься губисполкомы на их средства.


Качество изделий советских швейных и обувных фабрик породило немало анекдотов. Равно как и поразительная способность советского человека в этих непростых условиях доставать себе через десятые руки втридорога модные заграничные вещи. А если есть спрос, всегда найдутся люди, готовые сделать предложение, — частные предприниматели советского образца.

Некоторые аспекты частного предпринимательства в СССР

Новая “светская-советская” регистрационная система оформилась к 1921 году. Форма бланков, конечно, претерпевала изменения. С 1917-го по 1924 гг. документы, необходимые для регистрации брачного союза, называются «записи о браке», с 1925 года – «записи актов о браке». В ранние годы бланки имели следующие графы: № записи; число и месяц заключения брака; фамилия и имя; возраст (число, месяц и год рождения); место постоянного жительства; род занятий; семейное положение; который по счёту заключён брак; фамилия, которой желают именоваться; особые примечания; подписи жениха и невесты; подписи должностных лиц. После принятия кодекса 1926 г. прибавились графы – семейное состояние; национальность; социальное положение; предъявленные документы; особые отметки. Записи актов гражданского состояния составлялись в 2-х экземплярах (оба являлись подлинниками). Первый экземпляр составлялся во время регистрации, – характеризуется наличием подписей заявителей, марок об уплате госпошлины, второй составлялся делопроизводителем. Форма бланков с показанной экземплярностью появляется в начале 1927 г. В Архивно-информационном отделе московского Управления ЗАГС должны бы храниться вторые экземпляры; первые оставались в местных (районных) отделах и отделениях. Но по ряду объективных причин (Великая Отечественная война, эвакуация, слабо поставленное в 1920-1930 гг. делопроизводство, вторые экземпляры зачастую отсутствуют.

Особенности исторического периода сказались на сохранности документов. Физическое состояние их за 1918-й – 1-ю половину 1920-х годов не всегда удовлетворительное. Многие нуждаются в частичной реставрации; есть неисправимо повреждённые, есть с размытым или повреждённым текстом. Из-за ветхости большая часть книг не переформировывалась и имеет сегодня объём больше допустимого.

Рассказанное нами об актах о браке во многом соответствует и актам о разводе. Так они назывались в 1920-1924 гг., с 1925 года – «записи актов о прекращении брака». Сохранность, увы, не лучше, чем остальных актов. Отсутствует значительное количество записей: за 1920 год – Алексеевско-Ростокинского, Бауманского, Хамовнического отделов ЗАГС, за 1923 год – Краснопресненского отдела, за 1924-й – Сокольнического, Хамовнического отделов, за 1925 год – Хамовнического отдела, а за 1926-й – Бауманского, Сокольнического, Хамовнического отделов ЗАГС, Московского губернского отдела (или отделения) при Административном отделе Моссовета. Полностью отсутствуют документы: за 1923 год – Бауманского, Сокольнического, Хамовнического отделов ЗАГС, за 1925-й – Бауманского отдела…

При заключении браков иногда меняется фамилия. На такие случаи законодательство 1918 г. предусматривало оповещение властей, что следовало и через периодическую печать, и по заданным формам.

Ярким примером такой специфической отчётности является группа документов ЦАГМ, раскрывающая некоторые подробности брака С.А. Есенина и А. Дункан. Эти документы вводятся настоящей публикацией в научный оборот впервые. Их мы нашли в деле, содержащем переписку Хамовнического местноЗАГСа с различными учреждениями. Две сводки, кратко сообщающие о лицах, взявших двойные фамилии при заключении брака, одна для “НКВД РСФСР”, другая для Московского управления уголовного розыска. О том, что сводка, датированная составителями 23 июня 1922 г. (исх. № 409), дошла до адресата, сообщает штамп МУРа; затем экземпляр вернули отделу ЗАГС Хамовнического района. Запись под № 46 «г-н Есенин Сергей Александрович и гр-ка Дункан Айседора (Изодора) при заключении брака 2/V 22 № 612 приняли на себя двойную фамилию “Есенины-Дункан”».

Мы имеем ещё часть сводки, которая, весьма возможно, тоже предназначалась НКВД РСФСР. В ней, точно также как и другом документе, именуемом “Сведения № 2 о лицах, принявших двойные фамилии при заключении браков в Хамовническом местноЗАГСе за время с 1 апреля по (вторая крайняя дата отсутствует. – Н.К)” сообщается, что жених – Есенин С.А., уроженец села Константиново Кузьминской волости, Рязанского уезда той же губернии; 27 лет, место жительства имеющий в Москве и по социальному положению являющийся (так в документе. – Н.К.) литератором; невеста – Дункан Айседора (Изодора), гражданка Северо-Американских Соединённых Штатов, 37 лет (так в документе), проживающая по ул. Пречистенка, дом 20 в Москве; в графе «социальное положение» записано “артистка”. 5

После консультаций с квалифицированными музейными работниками гор. Москвы мы уже с большой уверенностью отныне говорим об этих, связанных с именами С.А. Есенина и А. Дункан, документах ЦАГМа, как о новооткрытых.

Зная дотошность коллег-архивистов в поисках, автор просмотрел издание «С.А. Есенин. Материалы к биографии. М., 1992. М., “Историческое наследие”, 1993». Увы, там в разделе II. “Тексты. Документы” того, что найдено было мною и В.В. Костыговым, не содержится.

Не будем тщиться заместить здесь людей, изучающих биографию С.А. Есенина. Однако некоторые узловые моменты в связи с документами, о которых говорим, мы отметим. О том, что Сергей Александрович со 2 мая 1922 года состоял в законном браке с А. Дункан, известно уже было по судебной информации дела о наследстве С.А. Есенина. В ней сообщается и о том также, что брак этот до самой смерти Есенина расторгнут не был. (См.: Вечерняя Москва, 4 сентября 1926 г., № 203.) Известно, что двойной фамилией свои произведения он не подписывал. Иное дело, что во время пребывания с Айседорой Дункан за границей он наверно должен был подписывать какие-то документы двойной фамилией.

Есенин женился на Зинаиде Райх 30 июля 1917 г., повенчавшись с нею в церкви Кирика и Иулиты Вологодского уезда. Брак с Зинаидой Николаевной был расторгнут (по её инициативе и с помощью проживавших в городе Орле родственников) 5 октября 1921 года народным судом г. Орла, причём, хорошо известно, что с 1919 года отношения между ними были фактически прекращены. Вернулся из заграницы С.А. Есенин 3 августа 1923 года. Сошёлся (вероятно, об отношениях можно говорить как о гражданском браке) с Г.А. Бениславской. Айседоре Дункан 11 октября 1923 г. отправил телеграмму, которой оповещал, что полюбил другую, женат и счастлив. А. Дункан из гастролей в гор. Кисловодске возвратилась в октябре 1923 года в Москву; в ноябре они окончательно расстались. В документах ЦАГМ указан возраст А. Дункан – “37 лет”, и это означает, что в Хамовническом ЗАГСе она годы себе сознательно убавила, – ведь на самом деле ей было 44-45 лет…

В конце июня 1925 г. С.А. Есенин женился на С.А. Толстой; свадьба была в июле, а брак регистрировали в сентябре. Она приняла его фамилию. Впоследствии это послужило причиной для скандального судебного разбирательства, затеянного З.Н. Райх, обеспокоенной правами наследства С.А. Есенина.

В НКВД РСФСР у С.А. Есенина были знакомые. Кто-то из них, наверное, помог ему устроить официальную регистрацию брака с С.А. Толстой – в то время, когда официального развода с А. Дункан не было.

Великий российский поэт в сознании миллионов был и остаётся Сергеем Есениным, И ныне, и присно и вовеки веков! Однако по букве бумаги, сохраняющей бридическую силу, он именуется как Сергей Александрович Есенин-Дункан.

Зная дотошность коллег, архивистов-ветеранов из подразделения Главархива Москвы, отвечающего за публикации архивного фонда, автор всё-таки решил проверить: включили ли они документы о регистрации брака С. Есенина с А. Дункан в сборник “С.А. Есенин. Материалы к биографии”, выпущенный в свет 20 лет назад. Увы мне – в разделе II “Тексты. Документы” (он занимает больше 60 страниц) ничего на заданную тему не содержится. Казалось, – должны были догадаться – в делах какого фонда архива города Москвы высока вероятность обнаружения таких документов. Наверное, профессионального запала не хватило; своё, кровное, не удосужились отыскать и поставить в публикацию…

Вот как подчас бывает у архивистов: перелопачиваем кипы дел, многие из которых прочитываются от корки до корки, с сугубым вниманием: ищем! Далеко не всегда поиск даёт результаты. Но ради успеха в итоге поиска всегда браться ведь стоит.

Мы нашли ответы не только на главный вопрос – о начале деятельности Московского ЗАГСа. Повезло и с документами, расширяющими круг источников – о жизни великого российского поэта С.А. Есенина. Надеемся, что они помогут тем, кто серьёзно изучает его жизнь и творчество, прояснить страницы биографии поэта, воспользовавшись таким своеобразным видом источника, как списки регистрировавших браки в Москве 1922 года.

Автор выражает благодарность за консультирование по биографии С.А. Есенина и источниковедческие оценки заведующей сектором Отдела изобразительных фондов ХХ века Государственного Литературного музея Ларисе Константиновне Алексеевой.

Источник: http://www.chaskor.ru/article/kogda_rodilsya_moskvozagc__31733