Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Русские люди казаками быть хотят

21.10.2012

Кажется, далек костромской край от кубанских и донских просторов, где традиционно жили казаки. Но и у нас живут казаки. Мы встретились с Алексеем Митровым, начальником отдела науки и образования Восточного окружного казачьего общества и доцентом кафедры истории и культурологии КГСХА.

- Алексей Геннадьевич, откуда же все-таки в Костроме казаки?
- Действительно, Кострома — край не традиционно казачий. Но казачество прошло через расказачивание в двадцатые годы прошлого века, и соответственно, многие оказались не в родных местах. Ну и второй момент, который нужно отметить, заключается в том, что казачество непосредственно связано с воинской обязанностью. В советское время тех, кто не служил, практически не было. И кто-то, в основном это офицеры, прибывали по месту службы в Кострому. Так и создалась основа для нашей организации. Сейчас нашей организации около 15 лет.
А если смотреть в историческом плане, то хоть Кострома — регион и не казачий, но определенная связь есть.

- Какая это связь? Ведь традиционно казаки жили на Кубани, на Дону.
- Например, есть сведения, что в XIV-XV веках в войске галичского князя служили казаки. Если брать XVII-XVIII века, то это время связано с восстаниями Степана Разина и Емельяна Пугачева. И хоть центры этих восстаний были далеко от Костромы, отдельные отряды казаков сюда заходили, и некоторые из этих казаков осели в костромских местах. Еще есть момент, хотя довольно спорный, как и все, что связано со Смутным временем и так называемыми мещерскими казаками. Мещерские казаки Михаила Романова не поддерживали, и их в принудительном порядке отправили на юго-запад нынешней Костромской области. Конечно, уже мало что сохранилось с той поры, но, по крайней мере, есть еще люди, которые помнят, что они потомки тех казаков.
- Какова основная цель казачьего общества в Костроме?
- Я лучше скажу, каких целей у нас точно нет. Нет у нас экстремистских целей, никаких политических или революционных. Традиционно мы осторожно относимся к людям, состоящим в какой-либо политической организации. Казачество старается быть вне политики. Соответственно, у нас остаются такие цели, как воспроизводство казачества. Традиционно мы приветствуем многодетные семьи. Кроме того, казачество пополняется новыми членами и через верстание (т.е. прием. — Прим. автора), в первую очередь молодежи. И уж если речь идет о молодежи, то еще одна наша цель — военно-патриотическое воспитание подрастающего поколения.

- Казаки раньше считались отдельным сословием. Кто же приходит в казачьи общества теперь?
- У нас в законодательстве Российской Федерации четко прописано, кто имеет право вступать в казаки. К счастью или сожалению, принцип родового наследования не выдерживается. В казачьи общества разрешено вступать гражданам Российской Федерации, которые разделяют цели, взгляды, традиции казачества.
- То есть, допустим, я могу прийти и сказать, что примите меня, я разделяю ваши ценности?
- Да. И если у нас нет очевидных причин отказать, то мы, скорее всего, примем человека, который изъявил такое желание. Очевидных причин чаще всего нет, поскольку люди, которые к нам идут, имеют определенное представление о казачестве.
- Детей казаки воспитывают по-особому? Как готовят к вступлению в казачество?
- Если говорить откровенно, то единой системы подготовки детей у нас сейчас нет - каждый воспитывает детей в семье, кто как умеет, соблюдая казачьи традиции воспитания православного воина. Хотя подвижки есть. К примеру, у нас есть конюшня в Минском. Дети к лошадям, конечно, тянутся, учатся верховой езде.
- Как проходит процесс верстания в казаки?
- Гражданин, который изъявил такое желание, пишет заявление о своей готовности нести государственную или иную службу и подает сведения о составе семьи. После этого ему назначаются два поручителя из числа опытных казаков. Затем правление казачьего общества принимает решение — рекомендовать человека казачьему кругу или нет. Его обязательно спросят о семейном положении, о том православный ли он, где служил, чем занимается, что хочет от казачества и что может принести. Если соискатель не потомственный казак, то его обязательно спросят, зачем ему вообще нужна община. И если все ответы устроят правление, то оно рекомендует его кругу. Будет назначен испытательный срок, который может быть и сокращен при условии, что будущий казак проявил себя с положительной стороны. В итоге он приходит на круг, где уже все казаки данного общества голосуют, принять или не принимать. И когда будет принято положительное решение, то человека прикрепляют к определенной работе, ему начинает идти стаж, присваиваются казачьи чины. А саму процедуру принятия в казаки производят традиционно: ударом нагайкой по мягкой части тела.

- Что с этого момента меняется в жизни человека?
- У него появляются новые права и обязанности. Казак принимает присягу, целует крест и Евангелие. Скажем, в Забайкалье, где традиционно были казачьи полки из бурят, сейчас это может быть и не обязательно – для потомков тех казаков. Но у нас состав общества практически стопроцентно православный. И после этого казак может участвовать в работе общества, избирать и быть избранным на различные должности. И конечно, он должен выполнять приказы атамана.
- Вы лично как пришли к казачеству?
- С корнями все очень сложно. На мой субъективный взгляд, после расказачивания 20-х годов у нас настоящих, потомственных казаков практически не осталось. Ведь тогда сложилась такая ситуация: стариков истребляли, так как они носители традиций, молодежь истребляли, чтобы казачество не возродилось. Из казаков среднего возраста тоже многие погибли: часть на Первой мировой войне, часть на гражданской. Многие оставшиеся казаки оказались за пределами своих родных областей. А вот на их место вселяли так называемых иногородних. Они там прижились, возник такой феномен, как советское казачество. Так что говорить о корнях нужно с осторожностью, в том числе и о своих. Фамилия наша по происхождению болгарская, и вроде есть такие сведения, что мои предки служили в Бугском казачьем войске. Эта фамилия хотя и редко, но встречалась среди казаков Кубанского и Донского войск. Свой род я могу продолжить до прапрадеда, но он уже был не казак. Поэтому для меня самой важной причиной были убеждения. У меня все мужчины в семье служили. Прадед в русско-японской войне участвовал, дед - в Великой Отечественной, отец - в «холодной войне». Я считал, что эту традицию нужно продолжить. Быть профессиональным военным у меня по ряду причин не получалось, соответственно я стал казаком.
- Что изменилось в вашей жизни после вступления в казачество?
- До этого я не был православным человеком. Но теперь могу сказать: пути Господни неисповедимы. Ты можешь об этом не думать, но если Господь захочет привести тебя к вере, он сделает это.
- Какой должна быть жена казака?
- В идеале, конечно, такой, что «коня на скаку остановит». Так исторически было, что пока казак был в походе, все хозяйство было на женщине. Кстати, часто спрашивают: били ли казаки своих жен? Ну, наверное, в каждой семье бывало по-разному. Нравы в целом были более суровыми, чем сейчас, но и обвинять казаков в какой-то жестокости в семейных отношениях нет оснований. Например, в курене на дверном косяке традиционно висела нагайка, но это вовсе не значит, что казак постоянно бил жену или детей – она скорее напоминала им, что казак – глава рода, хозяин в доме.
- Какие традиции казачества хорошо бы внедрить в современное общество?
- Знаете, Лев Николаевич Толстой сказал, что русские люди казаками быть хотят. Что тогда видел Толстой? Это привычка к труду, это уважительное отношение к женщине, положение мужа в качестве главы семьи и ее защитника, и, конечно, все это хорошо было бы возродить не только в казачьих семьях. Как верующий человек, не могу не сказать, что нам больше нужно быть православными – не только по названию. И конечно, нужно учить молодежь защищать Родину.

Источник: http://севернаяправда.рф/906-2012-10-17-23.html