Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

«Вернуть истории дух патриотизма»

24.08.2012

Пошла вторая половина Года российской истории. Что уже сделано для возвращения интереса людей к прошлому Отечества, когда будет поставлена точка в спорах о дате основания Липецка, почему важно вернуть городским улицам исторические названия, спасет ли архитектурные памятники передача их в частную собственность? Об этом и многом другом состоялся разговор корреспондента «Липецкой газеты» с историком и краеведом, начальником Государственной дирекции по охране культурного наследия Липецкой области Андреем НАЙДЕНОВЫМ.


— Андрей Анатольевич, меня, как выпускника истфака, не может не радовать, что вопросам оте­чественной истории сейчас уделяется внимание на государственном уровне. Но вот в обществе в наши дни, к сожалению, пока не наблюдается возросшего интереса к прошлому, как раньше. Когда во времена перестройки сняли запреты с ряда острых исторических тем, началась мощная волна публикаций и дискуссий, едва ли не каждый из наших сограждан стремился прочесть если не серьезное исследование, то хотя бы исторический роман. Конкурс на исторические факультеты был одним из самых высоких, получать историческое образование было престижно. Сегодня, к сожалению, массовое увлечение исторической тематикой ушло. У нынешних школьников и студентов зачастую представления об исторических процессах весьма смутные, в лучшем случае они сводятся к набору исторических анекдотов. Поможет ли Год российской истории возродить уважение к прошлому Отечества?


— Давайте попробуем взглянуть на эту проблему глубже: как бы мы ни относились к дореволюционному и советскому периодам нашей истории, нельзя отрицать наличие в те времена у государства четко выраженной и достаточно продуманной идеологии. При этом история как наука выполняла государственный запрос на обоснование этой идеологии, занимая особое место в жизни всего общества. Ее изучению придавалось первостепенное значение, в обществе были изначально заложены уважение и интерес к историческому прошлому, и как только в период перестройки появилась возможность познакомиться с неизвестными широкому кругу страницами истории, в первую очередь XX века, общественность забурлила, возник всплеск тиражей исторической литературы.


А когда в начале девяностых на обломках Союза возникло государство, не имевшее внятной идеологической платформы, не ставившее запроса на исторические исследования, не создавшее четко выстроенного механизма воспитания своего гражданина, то интерес и любовь к нашему прошлому постепенно пошли на спад. Не удивительно, что сегодня в почете не глубокие исторические исследования и даже краеведческие публикации, а альтернативная история и историческое фэнтези. Поэтому я очень надеюсь, что Год истории станет продолжением планомерного возвращения государства к своим истокам, а не окажется просто кампанией ради галочки. Россия — страна со славным прошлым, в котором есть многое, чем можно и нужно гордиться. Забывая об этом, не изучая свою историю, мы обрываем «связь времен», нарушаем преемственность поколений. Вернуть истории как науке подобающее место — задача наиглавнейшая. Понятно, что следующим шагом должно стать возрождение государственной идеологии, направленной на создание современного гражданского общества с четко выраженной патриотической направленностью. И здесь значение истории невозможно переоценить!


Мы, в свою очередь, на территории нашей области стараемся делать все возможное, чтобы изменить к лучшему общую ситуацию с отношением общества к своему прошлому. Конечно, интерес к истории можно подогревать всякими новостями о находках кладов и погребений, но это будет поверхностный интерес. Ведь когда знания о нашем славном прошлом сводятся лишь к анекдотам (а я встречал людей, которые искренне считали, что Александр Суворов прославился лишь тем, что во время поста не ел до первой звезды), то это приводит к настоящей профанации исторических знаний. А вот если ребята с детского сада и школы воспитываются сначала на краеведческом материале, а потом и на конкретных и понятных исторических примерах из нашей истории и постепенно им прививается любовь к родному краю и Отечеству, то эффект в результате будет гораздо более мощным и фундаментальным.


— А много ли мы знаем об истории родного Липецка? Есть ли современная краеведческая литература?


— К сожалению, в Липецкой области, в отличие от многих соседних регионов, пока нет ни одного школьного учебника по истории родного края. Что, кстати, красноречиво свидетельствует о нынешнем положении дел с отношением к краеведению в нашем обществе. Да, я знаю массу учителей-энтузиастов, которые пытаются преподавать детям местную историю, ходят с ними в походы, готовят к краеведческим олимпиадам. Но это все их личная инициатива, а учебника и необходимых пособий по истории липецкого края как не было, так и нет. Нет ни одной серьезной книги и по истории Липецка. Да, выпускаются администрацией города какие-то фотоальбомы, путеводители, но это все не то. Прочитать же где-то связную и полную историю областного центра пока просто невозможно. Отношение к истории Липецка весьма показательно иллюстрирует и путаница в умах наших жителей с датами его основания. Например, многие, наверное, помнят, как в 1979 году по улицам города ездили троллейбусы с надписью «Липецку 200 лет». Не так давно, в 2003-м, мы отметили уже 300-летие города. Естественно, что многие липчане не понимают, то ли Екатерина II, подписывая в 1779 г. указ, была «глупой теткой» и не знала, что город существовал уже почти 100 лет, то ли нынешние городские власти поторопились праздновать 300-летие... А все потому, что никто липчанам не объяснил, что есть разные принципы определения даты основания города. Ведь можно взять дату возникновения или первого упоминания в документах населенного пункта, на базе которого образуется со временем город. Село Студёнки Малые Липские известно с 1615 года. Именно в нем в 1703 году начал действовать железоделательный завод. Но города как такового — со своими властями, соответствующей инфраструктурой, крепостью, наконец, и уездом — вплоть до 1779 года просто не было. Не существовало даже названия Липецк. При этом именно развитие железоделательных заводов дало толчок селу Студёнки Малые, которое сначала выросло до слободы Липские железоделательные заводы, а уже в 1779 г. по указу Екатерины II превратилось в уездный город Липецк. В нашем случае за дату основания города не без основания был взят год начала липецкой металлургии — 1703. Но ведь жители будущего Липецка появились на берегу Липовки почти на целый век раньше. Может быть, стоит подумать о праздновании 400-летия Липецка?


Не хватило, на мой взгляд, уважения к истории и городским властям при выборе места для памятника основателям Липецка. Установка его у ЦУМа у историков вызывает недоумение. На этой горе Липецк не основывали. Такой памятник, «заточенный» под «металлургическую» историю города, логичнее было бы поставить в районе Нижнего парка, поближе к месту железоделательных заводов.


— Липецкие краеведы недавно в очередной раз подняли вопрос о возвращении улицам Липецка их исторических названий. Вы согласны с ними?


— С подобными инициативами мои коллеги выступают чуть ли не с начала девяностых годов. Проблема эта сложная, и есть немало причин, которые не позволяют сделать это быстро. На мой взгляд, необходимо тщательно разбираться с каждым случаем переименования, а не менять скопом все таблички. Есть улицы, дореволюционные названия которых заменены на советские, но достаточно нейтральные. Так, была улица Воронежская, стала Советская. От старой улицы, некогда одной из самых красивых и благоустроенных, осталось, по сути, полтора дома, она полностью застроена домами и зданиями советского периода, и здесь я бы хорошенько подумал: а нужно ли ей возвращать прежнее название? И совсем другое дело улица Зегеля, бывшая Лебедянская. Названа она в честь чекиста из Латвии, который, во-первых, носил фамилию не Зегель, а Зегелис, а во-вторых, к Липецку не имел никакого отношения, погиб во время бесчеловечного подавления восстания тамбовских крестьян. Так почему центральная улица областного центра должна носить человека, у которого руки по локоть в крови? Вот такие названия, я убежден, нужно менять однозначно. Возможны и некие переходные формы в процессе возвращения улицам их старых названий. На первое время, как сделали в Ельце и Лебедяни, снизу можно было бы повесить таблички с историческими названиями. Сама жизнь показала бы, какое название имеет право на жизнь. В Липецке, кстати, подобный опыт уже есть. Сегодня все привыкли говорить «Соборная площадь» или «Площадь Петра Великого», и уже все меньше вспоминаются их прежние названия — Ленина и Карла Маркса. Так что пройдет несколько лет, и данная проблема безболезненно разрешится.


— Изучение своей родословной — еще одна из форм возвращения общества к своим корням. Может быть, увлечение генеалогией и есть тот самый путь от частного к общему и его необходимо всячески поощрять?


— Практическая генеалогия, изучение своего родословного древа, — замечательное занятие, приближающее человека к пониманию истории своей страны через историю своей семьи. На моих глазах десятки людей самых разных профессий, выходивших на меня или моих коллег из разных уголков страны с банальным желанием узнать хоть что-то о своих предках, постепенно превращались в пытливых исследователей прошлого родных для них городов и сел. И теперь, докопав свою родословную до XVII века и проживая порой за тридевять земель от Липецка, они в свободное время пишут статьи и книги не только по генеалогии, но и по истории нашего края.


— А чем живет в Год истории Госдирекция, какие планы уже удалось реализовать?


— Памятники нуждаются в изучении и сохранении и в Год истории, и в любой другой. Так что для нас соприкосновение с прошлым липецкой земли — дело рутинное. Продолжаются археологические работы — копаем, ищем и находим. Запланировано и ряд серьезных мероприятий. В самом начале года липчанам уже был представлен альманах историко-культурного наследия липецкого края «Исторический квартал». Уже готовится его второй номер, презентация которого намечена на конец года. В апреле мы провели уникальный научно-практический семинар по археологии позднего средневековья и нового времени. Эту тему будем продолжать и далее. В рамках Года истории мы уже предложили ряд мероприятий и проектов, направленных на изучение и популяризацию нашего историко-культурного наследия. В их числе издание книги по истории края, проведение ряда научных исследований и конференций. Надеюсь, их удастся реализовать в полном объеме в этом и в следующем годах.


— Состояние каких памятников на территории области сегодня тревожит больше всего?


— Таких, к сожалению, немало. Например, Владимирская церковь в селе Баловнево Данковского района — один из самых замечательных архитектурных памятников Липецкой области, авторство которого многими исследователями приписывается великому зодчему В.И. Баженову. Храм сейчас стоит без крыши — еще пару-тройку лет, и кирпичные своды трапезной могут обрушиться. В этом году, слава Богу, нам удалось включить этот объект культурного наследия в федеральную целевую программу. Нашелся и благотворитель, иждивением и тщанием которого над трапезной храма уже возведена стропильная система. Надеемся, что найдутся желающие пожертвовать храму металл на кровлю. Тогда главная угроза будет ликвидирована. Можно будет, не опасаясь за «жизнь» памятника, спокойно заниматься поиском средств для его дальнейшей реставрации.


Еще один памятник, требующий особого внимания, — Шуховская башня в селе Полибино опять же Данковского района. Министерство культуры Российской Федерации уже выделило средства и провело конкурс на разработку проектной документации и проведение первоочередных ремонтных работ. Так что восстановление этого уникального сооружения начнется в ближайшее время.


А вот судьба дворянской усадьбы Скуратовых в селе Павловка Добринского района вызывает опасения. Несколько лет назад из главного дома усадьбы выехала школа, и бесхозное здание потихоньку начало разрушаться, недавно ветром сорвало часть кровли. Памятник надо срочно спасать. Мы планируем всерьез заняться его судьбой. И призываем к этому все заинтересованные стороны. Есть еще целый ряд «тревожных» объектов, в основном это храмы в селах, где почти уже не осталось жителей. Таким сельским церквям нужна специальная программа, направленная на их консервацию и выведение из аварийного состояния. Будем «пробивать» такой подход к их спасению.


— В области существовал опыт передачи нуждающихся в реставрации памятников в частные руки. Оправдался ли он?


— Да, действительно, два крупных объекта — усадебные комплексы в селе Скорняково Задонского района и в селе Борки Тербунского района — перешли в частную собственность. Но пока прошло недостаточно времени, чтобы на основании двух этих случаев можно было делать какие-то серьезные обобщения. Хотя сами по себе примеры положительные. Реставрационные работы в Скорняково и Борках идут полным ходом, памятникам уже ничто не угрожает, и вскоре они должны предстать в своем «новом-старом» виде. Этот опыт показывает, что социально ответственный частный капитал, получающий в собственность объекты культурного наследия, способен вдохнуть в памятники новую жизнь.


Другое дело, что приватизация объектов культурного наследия — не панацея, и следует очень избирательно подходить к каждому случаю приватизации памятников. Есть такие объекты, которые, на мой взгляд, должны оставаться в собственности государства. Да и далеко не каждый частник, как показывает практика, сможет «правильно» заботиться об объекте культурного наследия. В вышеназванных примерах собственники усадеб имеют прочные экономические связи с липецкой землей и, прежде чем приобрести памятники, прошли определенное «административное сито», что позволило нам убедиться в их уважительном отношении к нашему наследию. Но есть, к сожалению, и другие примеры. Многие рассуждают так: если я собственник, то могу делать со своей собственностью все что захочу, в том числе и менять облик памятника архитектуры по своему усмотрению. Это напрямую связано с общим уровнем культуры нашего бизнеса. Попробуйте в своем доме в центре Парижа без согласования с мэрией заменить на окнах медные шпингалеты XVIII века. Вас накажут штрафом и заставят вернуть «предмет охраны» на место. Так что право собственности на объекты культурного наследия может и должно ограничиваться с целью сохранения нашего культурного наследия в надлежащем виде. И здесь, кстати, воспитание уважения к нашей истории, популяризация исторических знаний могут сыграть решающую роль…

Источник: http://www.lpgzt.ru/aticle/25086.htm