Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Священник Микеладзе покончил с собой… в припадке душевного расстройства

05.06.2012

В поисках могилы почетного гражданина города Ставрополя Ивана Кувшинского, которому это звание было присвоено до революции (о нем «Ставропольская правда» рассказывала 26.08.2011 года), я обошел все старинное Даниловское кладбище.

Одно из захоронений привлекло внимание внушительным мраморным надгробным памятником со словами: «Священник Владимир Семенович Микеладзе скон. 26 апр. 1910 г. на 49 г.». Ниже: «Мир праху твоему, дорогой муж и отец». Венчает надгробие изображение раскрытой книги со словами из Евангелия от Матфея: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас».

Возник вопрос: почему священнослужителю был определен последний приют не на церковном кладбище? Первую информацию о В. Микеладзе я получил благодаря Интернету. Его имя упоминается в связи с решением Ставропольского епархиального церковно-археологического общества, в соответствии с которым священнику села Воронцово-Николаевского Владимиру Микеладзе объявлена благодарность «за сочувственное отношение к целям Общества, выразившееся в пожертвовании в музей Общества некоторых древних предметов». (Поясним читателям: село Воронцово-Николаевское – ныне это город Сальск Ростовской области – относилось к Медвеженскому уезду Ставропольской губернии, которая, так же как и Кубанская область, до 1916 года входила в единую епархию.).

Обращение в Государственный архив Ставропольского края позволило значительно расширить сведения об этом человеке. Он – потомственный священнослужитель. В 1883 году Владимир Микеладзе окончил Ставропольскую духовную семинарию. В сан священника был рукоположен в 1884 году. Перед тем как стать священником Воронцово-Николаевской церкви, более 10 лет был законоучителем в селе Медвеженском и в течение полутора лет служил в Евдокиевской церкви города Ставрополя (она находилась на Ташле, теперь на ее месте храм святого благоверного князя Александра Невского). Отмечен наградами. Имел четырех сыновей, старший из которых, Семен, также окончил Ставропольскую духовную семинарию.

Но почему же все-таки священник, судя по всему, имевший добрую репутацию, был похоронен не на церковном, а на окраине обычного кладбища? Ответ на этот вопрос дала хранящаяся в архиве метрическая книга Казанского кафедрального собора за 1910 год. Оказывается, В. Микеладзе покончил с собой. Известно, что церковь очень строго относится к людям, которые насильственно лишают себя жизни. Самоубийство считается тяжким грехом. Естественно, никаких исключений нет и для священнослужителей. Церковь может простить самоубийцу лишь в одном случае, если он лишил себя жизни в состоянии потери рассудка, причем в обязательном порядке засвидетельствованное соответствующим медицинским заключением.

Судя по всему, это и случилось с Владимиром Микеладзе. «В припадке душевного расстройства» – так записано в графе «от чего умер». И поэтому над ним во время похорон был совершен разрешительный, но сниженный по уровню в этом случае чин погребения.

…Ровно 102 года назад человек, окруженный близкими и родными, в расцвете лет добровольно ушел из жизни. Судьба… Есть ли на земле люди, хранящие память о нем, или остался лишь могильный памятник?

Источник: http://www.stapravda.ru/20120601/svyaschennik_mikeladze_pokonchil_s_soboy_v_pripadke_dushevnogo_r_61061.html