Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Защитников Керчи нашли и захоронили только через 70 лет

05.06.2012

«Первое, что бросилось в глаза, — это человеческие тела, лежавшие по всей косе поодаль от дороги. Что это, убитые? Оказалось, не совсем так. Были здесь и убитые — жертвы бомбежек и артобстрелов с противоположного берега. Но многие, как ни странно, были спящие... Видно, слишком устали бойцы, измучились в изнурительных боях отступления», — так в своих мемуарах «Пролив в огне» ветераны Черноморского флота Валериан Мартынов и Сергей Спахов описывали солдат, только перевезенных на берег Тамани через Керченский пролив. Это был май 1942 года — гибель Крымского фронта, больше 160 тысяч бойцов, записанных как «безвозвратные потери» всего за 12 дней, десятки тысяч брошенных у Керчи, которую уже захватили фашисты.
В марте этого года, почти семьдесят лет спустя, в районе поселка Подмаячного копались люди с металлоискателями — то ли разыскивали предметы времен Великой Отечественной, то ли металл, который можно продать. Именно они наткнулись на массовое захоронение советских солдат, прикрывавших отступление. Выехавшие на место сотрудники Керченского историко-культурного заповедника обнаружили шурфы и разбросанные кости, извлеченные на поверхность вместе с грунтом. Военно-поисковый отряд «Патриот» приступил к раскопкам.
«Через несколько вырытых в земле окопов проходил телефонный провод, — рассказала «1К» керчанка Наталья Дзюба, которая много лет ведет поисковую работу по установлению имен погибших солдат. — Скорее всего, в балке расположились наши бойцы, оставленные для прикрытия отступления. Сейчас уже не скажешь, погибли они в бою либо во время артобстрела: были найдены и пробитые каски, пуля в лопатке одного из захороненных и множество осколков от снарядов. В нескольких ямах оказались останки 22 бойцов. Местные жительницы, которые в то время были девочками-подростками, вспоминали, что после взятия Керчи немцы погнали население стаскивать тела убитых в окопы, воронки от бомб и закапывать там. И найденные солдаты, получается, были захоронены на месте своей гибели».
Большая удача во время таких поисковых работ — найти медальон-смертник, во вкладыше которого есть данные о солдате. И их в этом захоронении обнаружено несколько. Один всем миром расшифровывают до сих пор. «Поиск, в результате которого удалось установить имя младшего политрука Николая Ивановича Падурца, был тяжелейший, — сообщила Наталья Дзюба. — Надпись плохо сохранилась, разбирать приходилось по буковке. Попросила знакомых ребят проверить в Центральном архиве Минобороны РФ, что в Подольске, существовал ли младший политрук Падурец, ведь расшифровать фамилию могла неправильно. Оказалось, его личное дело существует. И там даже есть запрос его матери, Марфы Трофимовны, разыскивавшей сына». Искать родных пришлось сначала в Челябинске — туда эвакуировали семью. Нашлась запись о том, что Падурцы выехали в Харьков, и начались поиски там. Все осложнялось тем, что матери, скорее всего, в живых уже не было, а сестры вышли замуж и сменили фамилию. Но все-таки удалось выяснить, что в Харькове живет племянница Николая Падурца, Лидия Пиженко. И она приехала в Керчь, чтобы проститься с дядей, защищавшим этот город. Николаю Падурцу было всего 24 года, для родных он навсегда остался таким, как на фотографии, — красивым и молодым. Война помешала ему доучиться, у него даже девушки не было. Ждали его с войны мама и четыре сестры, никто из них не дожил до того дня, когда стала известна судьба Николая Падурца, одного из многих тысяч.
В минувшее воскресенье в Керчи торжественно перезахоронили бойцов из балки у Подмаячного. Останки Николая Падурца представители Кировоградской администрации увезли на родину, где появится могила младшего политрука. Еще в апреле для захоронения на родине были переданы в Россию останки Николая Семеновича Шайдурова, уроженца станицы Григорополисской Ставропольского края. Но ставропольчане приехали снова, чтобы попрощаться со всеми, кто бок о бок сражался с их земляком и погиб вместе с ним. Прочитаны данные из еще одного медальона — Абрама Моисеевича Кофмана, почтальона воинской части. Это тоже была почти детективная история, которая началась в Крыму, продолжилась в Беларуси, а потом в Харькове — в итоге родственник отыскался в Германии. Наталья Дзюба рассказала, что среди предметов в балке обнаружились две подписанные ложки, имена солдат — Андрей Иванович Черкашин и Михаил Петрович Новиков. Почти нет шансов установить, кто они, откуда, из какой части, — в перечне пропавших без вести сотни, если не тысячи людей с такими данными. Но на памятнике, который появится на братской могиле, эти имена останутся.

Источник: http://1k.com.ua/426/details/2/2