Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Дайте порулить хану

10.05.2012

Пока в республике муссируется вопрос о преемственности президентской власти, в самый раз, казахстанский потомок Чингисхана из села Косшы Акмолинской области Асхат Алдаберген просит вернуть титул хана, принадлежащий ему по праву родства (справка о генетической экспертизе прилагается).

Политическая власть “Его Величеству” без нужды, с него довольно признания подданных и выполнения декоративных светских функций. Как Елизавете II, например.

Дело не простое. Здесь пахнет не только престолом, короной и державой, но дворцом в Астане, наподобие Виндзорского, Тюильри или Сан-Суси. А дальше – личный самолет, кортеж машин, отчисления из бюджета на приемы и содержание тучного штата. Одно только трудоустройство родичей на соответствующие vip-места влетит государству в копеечку. Но и это не все: признание главным одного чингизида из ряда тысяч соперников выльется в международный тюркоязычный скандал. О своих правах и претензиях вновь заговорят Бурбоны, Габсбурги, Романовы. Полезут на свет божий Пугачевы, Лжедмитрии, иные самозванцы.

Таковые встречались даже среди творцов. Фальшивыми владыками были французские поэты и писатели Сен-Симон, Гийом Аполлинер и Вилье де Лиль-Адан. Папаша первого приписал путем фальсификаций свои корешки потомкам Карла Великого, второй уверял, будто его отцом был то ли папа Лев XIII, то ли князь Монако Гримальди, а третий пытался, строя глазки, занять освободившийся греческий престол. О появлении у Наполеона III сгорбленного старика при орденах, с кипой рекомендаций и с густым запахом абсента трубили тогда все европейские газеты.

Более удивительно то, что на самом деле многие знаменитости, оказавшие истории культуры честь, на самом деле имели оттенки “голубой крови”. Род Вяземских вел начало от легендарного Рюрика, род Эрве Базена – от Людовика XVI, род Кантемиров – от византийских императоров, как и род итальянского комика Антонио де Куртис Гальярди, герцога Комнина Византийского.

Это был номер! Тото засветился в варьете, ревю, пантомимах. Выбрав народно-комедийную традицию исполнительства, снялся в лентах “Полицейские и воры”, “Закон есть закон”, “Операция “Святой Януарий”. С ним работали мастера итальянского кино – Росселлини, Де Филиппо, Де Сика. Уж они знали, что этот непревзойденный мастер, с блеском исполнявший роли глупцов, недотеп и маньяков, в официальных справочниках значился как его королевское Высочество Антонио Флавио Фокас Непомучено де Куртис Гальярди, герцог Комнин Византийский! Однажды он даже выиграл анекдотичный судебный процесс против заносчивого арийца, оспорившего права Тото на престол Византийской империи, прекратившей свое существование в середине XV века. Конечно, Тото не требовал от Турции вернуть Константинополь, законный престол и вотчинные земли. Отменно пошутив, он выиграл процесс, и Стамбул зажил прежней уютной жизнью.

Родовые древа, множась ветвями, увеличивали крону; пуская корни, порождали подлесок, и рассыпали семена. Из века в век принцы и принцессы разбрасывали их по ветру: морганатические браки, мимолетные свидания, последствия силовых приемов. Королевская кровь текла в жилах автора “Декамерона” Джованни Боккаччо, заваренная знатной французской дамой и подвернувшимся флорентийцем Боккаччино ди Келлино, прибывшим в Париж по торговым делам; швейцарский хирург Поль Ниханс гордился императорской, ибо в его деды случайно затесался кайзер Германии Фредерик III, имевший по молодости легкомысленные увлечения на стороне; французского поэта Жюля Барбе д’Оревильи, выходца из старого нормандского дворянства, переполняло осознание того, что в предках у него были знаменитый корсар Анго и Людовик XV. “Вот разнообразная генеалогия, - восклицал Реми де Гурмон, - солидные нормандские мужики и контантенские аристократы, оружейники из Дьепа и Бурбоны. Неужели такая смесь была необходима, чтобы создать одного Барбе д’Оревильи?”.

Так потихоньку из разного сора сколачивались нации. Кремень английский литературы Генри Филдинг восходил к немецким королям. Историк Эдвард Гиббон отметил: “Наш бессмертный Филдинг берет начало от графов Габсбургских”. Действительно, графы в родне писателя были, но к его рождению уже все выветрились по причине бедности. Однако Филдинг, не смея думать о фамильных драгоценностях, сохранил вельможные замашки.

Без надежды на “родовую долю”, но с великосветским достоинством Софья Ковалевская говорила: “Я получила в наследство страсть к науке от венгерского короля Матвея Корвина, а от цыганки-прабабки – любовь к бродяжничеству и неумение подчиняться принятым обычаям”. Английскому поэту Филиппу Сидни в матери прочили королеву Елизавету Девственницу, а сказочник Христиан Андерсен пестовал надежду, что его папенька – король Кристиан VIII, в спелые годы сошедшийся с дворянской девушкой Элизой Алефельд-Лаурвиг, отдавшей прижитое дитя на воспитание сапожнику и прачке.

Это была не жизнь, а сказка, полная тайн и секретных знаков.

Во время путешествия в Рим датская принцесса Шарлотта-Фредерика сообщила Андерсену, что он является внебрачным сыном короля. Когда нищий писатель в 33 года неожиданно получил ежегодную королевскую стипендию, он еще больше уверился в том, что “отец его не забывает”. Живя в Оденсе, и будучи еще ребенком, сын сапожника играл в одной песочнице с будущим королем Фредериком VII, а спустя годы был желанным гостем во дворце. Его приглашали на обед, ему писали королевские дети, восхищаясь новыми сказками. Когда он скончался, семья монарха в полном составе присутствовала на похоронах.

Андерсен остался королем сказочников, Софья Ковалевская – царицей математики, Тото – императором клоунов. Они достигли большего, чем признания царского титула. Да и не стремились к тому. Где уж нашему деревенскому хану сорвать плод с древа светской власти.

Источник: http://www.zonakz.net/articles/?artid=47954