Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии Заказать исследование | Задать вопрос
Программа «Российские Династии»

В воде не тонул, в огне не горел

03.05.2012

«ЮП» продолжает знакомить читателей с историей знаменитого уроженца города Троицка — адвоката Федора Плевако. В первой части «Адвокат, рожденный вне закона» мы рассказали о корнях Федора Васильевича. Продолжение.

Спасало чудо

Екатерине шел уже 17-й год, когда на нее обратил внимание Василий Плевак. «Отцу моему, — писал Федор Никифорович, — понравилась, не то как девушка, не то как удобная служанка, моя мать, и ему любезно уступили ее. Брак их не был узаконен, и дети записывались как «рожденные от установившейся связи от троицкой мещанки Екатерины Степановой, девицы».

От этой связи появилось четверо детей, но выжили двое: первый ребенок Дормидонт и родившийся через четыре года Федор. Трудно сказать, почему Плевак не узаконил отношения с матерью своих детей, хотя она не была крепостной. Подобное сожительство не было редкостью в условиях фронтира, каковым являлся тогдашний Троицк, но, думается, все равно вызывало кривотолки. Этим, да еще приступом родовой горячки, наверное, можно объяснить то, что вскоре после рождения Федора мать его попыталась утопиться вместе с младенцем в реке Уй, протекавшей в нескольких шагах от дома Плевака. Трагедию предотвратил проезжавший по мосту казак, который уговорил отдать ему ребенка. К счастью, вовремя вмешался возвращавшийся домой со службы Плевак, отобравший сына у служилого. Это было первое испытание нашего героя — испытание водой.

Показательно, что крестными у малыша стали простые люди — слуга Василия Ивановича, беглый крепостной Николай и Груша, перешедшая вместе с Екатериной в дом Плевака. Крестным отцом Дормидонта тоже был крепостной Никифор, по его имени Феде и дали отчество.

А вскоре Федор пережил очередное испытание, на этот раз огнем. В. Смолярчук описывает это так: «в первой половине мая 1842 г. в Троицке произошел большой пожар и значительная часть города выгорела. Спасаясь, мать вынесла Федора в огород, но кто-то перенес его в другое место, когда сюда стали лететь горящие головни. Месячный малыш затерялся, и только на второй день его нашли у татарки».

На самом деле пожар случился 23 июля, то есть по-современному в начале августа. О масштабах бедствия говорит то, что из 600 домов Троицка сгорела половина, а также обе каменные мечети и соборная церковь. Жар был такой, что на колокольне даже оплавились и упали колокола. А ведь Плевак жил недалеко от храма, в доме по Уйской набережной (Береговой улице), так что малыш, которого уже считали погибшим, спасся только благодаря чуду, да еще каменному погребу соседки.

На широкую ногу

В шесть лет Федор уже свободно читал сказки Пушкина, стихи Лермонтова, басни Крылова, в девять лет стал проявлять интерес к «Истории государства Российского» Карамзина. Отец ежегодно уезжал в отпуск в Москву, Петербург, Казань и приво-

зил сыновьям новые книги. Дети получили вначале домашнее образование, с семи лет Федор стал посещать приходское училище, а затем учился в уездном училище. За успехи в учебе он даже был назначен классным аудитором и получил право розгами наказывать нерадивых одноклассников...

Выйдя в 1851 г. в отставку, В.И. Плевак задумал переехать в Москву для продолжения учебы своих сыновей. 19 июня, распрощавшись с Троицком, вся семья, включая верную Грушеньку, в коляске и на двух тарантасах двинулась в белокаменную. На Остоженке была снята квартира, приобретена мебель.

Мальчики были определены в Московское коммерческое училище, обучение в котором обходилось в 250 рублей в год с ученика. Василий Иванович, решив обезопасить детей от случайностей, не только сразу оплатил весь период их учебы, но и, выражаясь современным языком, пожертвовал значительный спонсорский взнос, всего в кассу училища он внес 12,5 тысячи рублей. Сумма по тем временам колоссальная, составлявшая все жалование чиновника VIII — VII классов за 15 лет. А ведь надо было еще содержать дом, семью.

Кстати, и в Троицке Плевак жил на широкую ногу, славился как щедрый, хлебосольный хозяин, по праздникам всегда приглашавший гостей на традиционные пельмени. Причем прежде чем пригласить их за стол, мать Федора, налепив с Грушей около двух тысяч пельменей, обязательно отсылала их в острог для «арестантиков».

Буква «О» и римское право

Братья учились отлично и даже были помещены на «золотую доску почета», однако через 1,5 года, когда выяснилось, что они незаконнорожденные, их изгнали из учебного заведения. «Мы были удалены, — вспоминал Плевако, — как какая-то нечисть из сонмища чистых сынов благочестивого Замоскворечья... Прости их, Боже».

Поездка отца в Петербург, в попытке добиться аудиенции у государя и выпросить снисхождение для его мальчиков и разрешение на их усыновление, закончилась неудачей. После долгих хлопот дети были устроены в Первую (Поливановскую) гимназию, располагавшуюся на Пречистенке, сразу в третий класс.

Во время учебы у Федора окончательно сформировался интерес к русской литературе, вырабатывался и совершенствовался собственный язык и стиль речи. Закончив гимназию с золотой медалью, Федор поступил на юридический факультет университета. Интересно, что в список принятых он был внесен как «Плевак», но уже на первом курсе стал добавлять к отцовской фамилии букву «О», причем с ударением на нее.

К тому времени Василий Иванович уже умер, оставив жену с новорожденной дочерью Юлией и двумя сыновьями. Через три года семью постигло новое горе — не дожив до 20 лет, умер Дормидонт.

Первые три курса Федор Плевако числился вольно-слушателем и лишь затем стал учиться очно. Многие исследователи связывают это с необходимостью материально поддерживать обедневшую семью, зарабатывая репетиторством и переводами. Именно тогда Федор перевел книгу немецкого юриста Г.Ф. Пухты «Курс римского гражданского права». Позже, уже став известным юристом, он издаст за свой счет этот перевод, сопроводив его многочисленными комментариями.

Одареннейший адвокат

В 1864 г. Ф.Н. Плевако окончил вуз и получил степень кандидата права. В это время шло утверждение основных положений судебной реформы. Федор Никифорович вспоминал: «Мои товарищи были из той сферы, которая вынесла бесправие на своих плечах. Это были разночинцы или молодые люди, познакомившиеся с наукой как «подданные» молодых барчуков, обогнавшие их в усвоении курса наук. Мы, студенты, еще имели кое-какое представление о тех началах, которые несла реформа, в университете профессора демонстрировали образцы западноевропейского судопроизводства на примерных процессах и обращали внимание на основные положения готовящейся Судебной реформы».

В течении полугода Плевако работал на общественных началах у председателя Московского окружного суда Е.Е. Люминарского, составляя для него документы. Последний и посоветовал способному юноше пойти работать в адвокатуру.

Судебная реформа, пожалуй, самая прогрессивная и последовательная из начинаний Александра II, провозгласила принцип состязательности сторон. Формирование этого принципа в судебном процессе потребовало создания нового специального института — адвокатуры (присяжных поверенных). Плевако один из первых записался помощником (для самостоятельной работы нужно было быть старше 25 лет и иметь юридический стаж не менее 5 лет) к присяжному поверенному М.И. Доброхотову.

В звании помощника он успел проявить себя на уголовных процессах как одареннейший адвокат.

19.09.1870 г. Плевако был принят в присяжные поверенные округа Московской судебной палаты, и с этого момента началось его блистательное восхождение к вершинам адвокатской славы. Началось испытание «медными трубами».

Источник: http://up74.ru/rubricks/doroga_v_istoriju/2012/04-aprel/v-vode-ne-tonul-v-ogne-ne-gorel/