Азан в Подмосковье звучит уже шесть с половиной веков

При изучении различных этноцентричных исторических школ бросается в глаза то, что почти половина из них ставит своей целью доказать древность проживания какого-либо народа на данной территории, чтобы тем самым обосновать легитимность его нахождения там же уже в современный период истории. При этом еще больше бросается в глаза их надуманность, поскольку зачастую в расчет не берутся не только факты, но и элементарная логика.

То, о чем пойдет речь в этой статье, подтверждается документами, монетными кладами и прочими видами доказательств, принятыми в исторической науке. 

 



С какого века проживают мусульмане на территории Московской области? С начала двадцатого? С девятнадцатого, восемнадцатого… может шестнадцатого?Первое письменное упоминание о наделении земли царевичу Касиму датировано пятнадцатым веком! И земля эта находилась в окрестностях подмосковного Звенигорода, где поселился и сам вышеупомянутый царский отпрыск. (Важный момент – по титулатуре того времени ордынский хан - это "царь", а московский правитель - всего лишь "великий князь", т.е. всего лишь феодальный владетель, занимающий положение что-то между царем и просто князем.).

 

Но кто такой этот царевич Касим, и почему ему отдали этот "удел в кормление". Касым был сыном небезызвестного Улу-Мухаммада, хана Золотой Орды, покинувшего страну в результате усобиц, а, попросту говоря, свергнутого с трона. Как порядочный человек, имеющий свои представления о чести и достоинстве, Улу-Мухаммад пришел к московскому великому князю Василию Темному, которому некогда выдал ярлык на княжение, собственно, и выделявший последнего из множества других князьков районного масштаба, обильно водившихся на просторах Руси. Но Василий, тогда еще не бывший Темным, не внял голосу чести и предпочел отказать своему бывшему покровителю. Более того, он даже послал против него войска, которые были успешно разбиты в битве под Белевом в 1437 году.

 

На протяжении нескольких лет Василий упорно пытался взять реванш, пока после очередного поражения его "посошной рати" в Суздале не был взят в плен и в качестве одного из условий своего освобождения пообещал хану выделить для его людей на территории Руси княжество, независимое от Москвы. Именно таким образом в 1446 г. правителем города Звенигорода стал сын Улу-Мухамада Касым, имевший свою резиденцию в этом городе до 1452 г., когда он переехал на постоянное место жительства в Городец-Мещерский, или Хан-Керман (Касимов). Само собой разумеется, что царевич был не сам по себе, его сопровождали войско, свита, все то, что называется словом "двор", а это далеко не один десяток человек, причем достаточно знатных феодалов, имеющих высокий социальный статус и обладающих немалым достатком.

 

Но Касым, будучи первым мусульманским правителем Звенигорода, был далеко не последним. С 1492 по 1497 г. подмосковным филиалом Орды, к тому времени далеко не единственным, владел правнук Улу-Мухаммада Абдул-Латиф. Оставил Абдул-Латиф сей уютный городок, понемногу начавший походить на летнюю ханскую резиденцию, только в обмен на казанский престол, который и занимал в 1497-1501 гг.

 

После Абдул-Латифа Звенигород видел в качестве своего правителя астраханского хана Дервиш-Али, последнего казанского хана Ядыгара и других татарских ханов. Как правило, это были либо свергнутые владетели, либо неудачные претенденты на престол. В отличие от Касимова, в Звенигороде были и русские правители, некоторые из которых правили очень продолжительное время. Но даже несмотря на то, что последний татарский владетель Звенигорода правил им в семнадцатом веке, тем не менее татаро-мусульманская история уездного города продолжалась, но уже в другом качестве. Дело в том, что с приходом каждого нового правителя с ним приходили и его войска, состоявшие из профессиональной конницы - "мурзы и угланы и татары и казаки". Именно они и их потомки составили основу поместной конницы - войска, которое, по мнению некоторых военных историков, "собственно, и было российской армией", в отличие от ополчения - посошной рати. Ханы приходили и уходили, а войско, наделяемое землями вместе с жившими на этой земле крепостными, оставалось. Несмотря на очень высокую мужскую смертность (кстати, вполне объяснимую, в отличие от современной демографической ситуации в стране), мусульманская поместная конница относилась к привилегированным слоям общества. Так было до тех пор, пока церковникам не предложили решить за их счет проблемы, возникшие при петровских реформах. Именно тогда вследствие запрета держать православных крепостных крестьян (в документах XVII века "хрестьян") мусульманское дворянство вынуждено было, не желая менять веру, покинуть насиженные места или заняться торговлей.

 

Не стал исключением и Звенигород. Имевшиеся по переписи 1897 г. "79 душ магометан обоего пола" владели немаленькими торговыми площадями, что явно говорит о роде их занятий. Имелось свое кладбище, вот мечети официальной не было, значит, собирались на дому у членов общины. К сожалению, многих из них смел вихрь Октябрьской революции, перевернувший страну и ее общественные устои.

 

Большую часть сегодняшней мусульманской общины подмосковного Звенигорода составляют приехавшие в 1920-1930-х годах в город татары, бежавшие сюда от репрессий, коллективизации и искусственно созданного голода. Немало и приехавших в 1990-2000-е годы переселенцев из бывших советских республик. Но основу мусульманской общины города все же составили служивые татары, чьи предки пришли с царевичами Касымом, Абдул-Латифом, Дервиш-Али, Муртаза-Али и другими.
Источник: http://www.islamnews.ru/news-6796.html
Дата: 10.08.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ