Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Здесь мои корни…

09.04.2012

На открытии фестиваля «Шереметевские музыкальные ассамблеи» в качестве
почётного гостя присутствовал граф Пётр Шереметев

Пётр Петрович Шереметев - председатель Русского музыкального общества во Франции, ректор Русской консерватории в Париже, которую в 1923 году основали Сергей Васильевич Рахманинов и Фёдор Иванович Шаляпин на добровольные пожертвования русских эмигрантов. А Пётр Петрович возглавил её 16 лет назад, и все эти годы работает безвозмездно.

Он прямой потомок Бориса Петровича Шереметева - белгородского воеводы, сподвижника Петра I, участника Крымских и Азовских походов, главнокомандующего Русской армией в Полтавском сражении.

- Боярские и дворянские роды в России были настолько переплетены, что чья только кровь не течёт в моих жилах, в том числе и Рюриковичей, - рассказывает Пётр Петрович Шереметев. - Одному из них - князю Владимиру, крестителю Руси, я поклонился в Белгороде. А матушка моя была урождённой княжной Кутузовой. Зато первая жена - праправнучкой Наполеона.

Представляете, наши предки сошлись когда-то в непримиримой вражде на Бородинском поле, а через 150 лет мы, их потомки, сочетались законным браком.
Однако в истории рода была и более невероятная история. Граф Николай Петрович Шереметев вопреки личному запрету императрицы обвенчался со своей крепостной актрисой Прасковьей Жемчуговой. Это была действительно великая любовь. И Шереметевы никогда не гнушались сим фактом. Сестру Петра Петровича назвали Прасковьей в честь простой крестьянской девушки, их прапрабабушки.
К сожалению, сегодня в России никого из Шереметевых не осталось. Есть только родственники Петра Петровича по линии Голицыных, Трубецких и Оболенских.

После Октябрьской революции его прадед Сергей Дмитриевич Шереметев - председатель Археографической российской комиссии, известный летописец русских усадеб - запер московские дворцы и отнёс ключи наркому просвещения Луначарскому, боясь, что бесценные коллекции будут разграблены. Он просил, чтобы Кусково и Останкино были объявлены музеями. Так потом сделали. Но большинство усадеб было всё-таки разорено. А Шереметевы несколько лет жили под страхом ареста и расстрела. Бабушке Петра Петровича удалось выехать из России только благодаря фиктивному браку со шведским посланником.

Сам же Пётр Петрович родился в 1931 году в Марокко. Тогда это была французская колония, и многие русские эмигранты перебрались туда из Парижа. Они построили в Рабате православную церковь, школы, больницы, открыли культурный центр.

Пётр Петрович Шереметев связан с Россией уже более тридцати лет. Ведёт как юрист дела некоторых французских фирм с российскими партнёрами. А по первой специальности он - архитектор. Принимал участие в строительстве отеля «Шереметьево-2» в Москве, работал над планом реконструкции знаменитого Дома книги на Невском проспекте в Санкт-Петербурге. В Иваново построил часовню. Причём в её фундамент заложил два кирпича с клеймом шереметевского завода, которые ему подарили в Ярославской области, где у его предков были крупные владения.

Однако, по словам Петра Петровича, чем бы он ни занимался, музыка в его жизни оставалась всегда. И больше всего его волнует укрепление дружбы и культурных связей между Россией и Францией.

- Это великие страны, они могут многое сделать друг для друга. Но я не государственное лицо, а частное. И потому мои усилия направлены на развитие взаимоотношений не на уровне правительств (пусть этим занимаются политики) и столиц, а на уровне регионов, - рассказывает граф Шереметев. - Именно поэтому я стараюсь как можно чаще бывать не только в Москве, где у меня есть, наконец, своя квартира, но и в провинциальных городах, с которыми меня тоже связывает кровное и духовное родство. И когда художественный руководитель Белгородской государственной филармонии Иван Григорьевич Трунов позвонил и пригласил на «Шереметевские музыкальные ассамблеи», я согласился, не раздумывая. Вот только жаль, что удалось выбраться всего на один день…
С волнением и трепетом граф Шереметев вспоминает, как несколько лет назад впервые посетил Белгородчину по приглашению губернатора области Евгения Савченко. Тогда он побывал в Белгороде и Старом Осколе, в Алексеевском, Яковлевском, Прохоровском и Борисовском районах. В заповеднике «Лес на Ворскле» Петру Петровичу показали древние дубы, которым более трёхсот лет, и они, возможно, помнят Петра I и Бориса Шереметева, которые отдыхали здесь после Полтавской битвы. Надо было видеть, как обнимал эти дубы-великаны Пётр Петрович, как прижимался щекой к корявым стволам, будто надеялся расслышать в шелесте листвы голос своего великого предка.

И ещё больше разволновался, когда священник Михайловской церкви в Борисовке показал ему икону Тихвинской Божией Матери, которая во время Полтавского сражения спасла фельдмаршала Шереметева от пули. След этой пули виден и сегодня. А тогда после боя Борис Петрович поклялся, что, если останется жив, обязательно построит храм. И действительно заложил в Борисовке женский Тихвинский монастырь. К сожалению, сейчас от него сохранилось всего лишь несколько зданий, в которых располагается детский дом. Пётр Петрович заглянул и туда. И всё удивлялся, с какой любовью и материнской заботой обустроен этот дом для сирот.

- Во Франции тоже есть сиротские приюты, но они такие казённые, холодные что ли… А здесь - настоящий дом! Мне было в нём очень тепло и даже захотелось привезти сюда своих детей на каникулы, - признался он.
И очень гордился тем, что был на Прохоровском поле во время встречи президентов России, Белоруссии и Украины.

- Когда начался молебен, который служил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, я особенно остро ощутил своё родство с Россией. Ведь и мои предки бились во славу Отечества ещё со времён Александра Невского и Дмитрия Донского, - вспоминает граф Шереметев.
Помню, тогда я не удержалась и спросила: «А всё-таки, кем вы ощущаете себя больше - французом или русским?»

- Сложный вопрос, - ответил он. - По паспорту я - француз. Но во мне нет ни капли французской крови, я русский человек. И Россия мне не менее дорога, чем Франция. Здесь мои корни, мой язык, история моего рода… Надеюсь, что со временем у меня будет и российское гражданство. Ведь я бываю в Москве и Петербурге по два, а то и по три раза в месяц. Много езжу по стране. Хочется верить, что и в Белгород ещё обязательно приеду.

Так всё и случилось. Граф Пётр Петрович Шереметев получил российское гражданство и вновь в конце марта нынешнего года приехал в город, где некогда служил воеводой его предок.

- Белгород, слобода Борисовка дороги мне. Кажется, что я родился здесь, что с детства знал Дегтярёва и Ломакина, которые вознесли шереметевскую хоровую капеллу на небывалую высоту, - говорит Пётр Шереметев. - По отзывам критиков тех лет, она даже затмевала Императорскую капеллу. Как прекрасно, что вы помните этих талантливейших хормейстеров и композиторов, что развиваете музыкальные традиции дальше. Когда я вошёл в Белгородскую филармонию, то ахнул от восхищения - это настоящий Дворец музыки, храм высокого искусства. Фёдор Михайлович Достоевский сказал: «Красота спасёт мир». И она спасает. В том числе и когда приходит к нам через музыку. А без красоты, духовности, честности, благородства какой была бы наша жизнь?

Источник: http://izvestia.vbelgorode.ru/05.4.12-13553.html