Евреи - похожие и разные

Сто десять лет тому назад в России была проведена перепись населения. По ее данным в стране тогда проживало 5215805 евреев, что составляло 4,16 процента всего населения империи.

Основная масса евреев была сосредоточена в губерниях, составлявших так называемую черту оседлости. За ее пределами жило всего лишь 6,27 процента еврейского населения. Большая часть евреев находилась в городах, а по количеству евреев первое место, согласно переписи, занимала Киевская губерния (427863 чел.), второе - Волынская (397722 чел.), а последнее -Таврическая (66125 чел.).

Большая часть евреев занималась торговлей (38,04 процента), затем шли в убывающем порядке промышленность, вольные профессии, частная служба, сообщение и на последнем месте стояло сельское хозяйство, где было занято всего лишь 3,54 процента евреев. В связи с малым участием евреев в земледельческих работах и упреками, раздававшимися за это в их адрес, стоит заметить, что, как писала в конце XIX века газета "Елизаветградский вестник", "обобщение... относительно неспособности семитов к физическому труду по меньшей мере неосновательно. В городах и селах есть десятки тысяч семитов, занимающихся физическим "трудом, а в селах среди еврейской молодежи, выросшей уже среди крестьян, встречаются такие заправские косари и жницы, которыми восхищаются сами малороссы - они не доктринерствуют, а трудятся...".

По вероисповедному признаку евреи занимали в России на конец XIX века четвертое мебто - после православных, магометан и католиков. В связи со сложными историческими судьбами евреев на огромной территории России образ жизни, обычаи и религиозные представления разных групп евреев порой весьма резко различались между собой. Это делает интересным и важным хотя бы краткое знакомство с крымскими, кавказскими и бухарскими евреями, а также с теми группами населения, которые, не будучи этническими евреями, приняли иудейскую веру.

Это знакомство, пожалуй, лучше всего начать с Крыма, единственного, как пишет С.Дубнов, пункта Восточной Европы, где эпиграфически доказано существование еврейских общин еще в I веке н.э. (известные греческие памятники 80-81 годов о "синагоге иудеев" в Пантикапее, нынешней Керчи).

Жители Крыма различали крымчаков и евреев. Для них это "различные этнографические понятия: первое обозначает туземных евреев Крыма, второе - выходцев из Польши и Литвы". По вопросу о происхождении крымчаков и времени их появления в Крыму нет единодушия между исследователями. П.Лякуб, автор работы ."Евреи-крымчаки", полагает, что они жили в Крыму уже в I веке до н.э., хотя сами крымчаки относят свое появление в этих местах к VI веку н.э. Допускает П.Лякуб и возможность того, что крымчаки - это потомки военнопленных евреев, захваченных когда-то татарами. Другой автор, А.Самойлович, считает, что "имеются... данные, как будто бы более или менее определенно указывающие на культурно-историческую связь крымчаков с хазарским царством". Крымчаки встречались и за пределами Крыма - в Одессе, Новороссийске и других городах.

По образу жизни крымчаки приближались к татарам. Говорили они на татарском языке, который усвоили в период господства татар на полуострове. Следует отметить также, что у крымчаков есть много общего с живущими с XIII века в Крыму караимами. В научной литературе существует мнение, что известный коллекционер древностей и археолог караим А.Фиркович (1786-1874 гг.) отобрал при помощи русской полиции у крымчаков древние рукописи и постарался доказать, прибегнув даже к фальсификации, что они принадлежат караимам. Это, по мнению одного исследователя, весьма пригодилось караимам, ибо сыграло важную роль при решении вопроса об их гражданских правах в России. Но есть и мнение, что рассказ о похищении документов А.Фирковичем не более чем легенда. Исследовавший историю крымчаков уже упомянутый П.Лякуб сообщает, что "лишь религия связывает крымчаков с евреями. Обряды ее они исполняют строго. Два раза в день, утром и вечером, крымчак посещает свою синагогу и отправляет молитву с чрезвычайным благоговением... молитвы читают они тихо и спокойно, употребляя при этом напев чисто татарский. Синагоги крымчаков напоминают мечети: полы устилались коврами, люди молились, сидя на коленях. Во время богослужения кантор, стоя неподвижно у амвона, указывал молящимся начало и конец молитвы. Амвон у крымчаков находится в центре синагоги, а не возле ковчега со свитками Торы. Раввин у крымчаков выполнял помимо своих прямых обязанностей еще и обязанности резника, а также заменял врача". Интересны представления крымчаков о браке и семейной жизни. Многоженство в XIX веке уже не допускалось, браки были ранние, причем все решали родители. Близкое родство не являлось препятствием для брака. Приступая к венчанию, раввин совершал обряд очищения грехов, существующий и у евреев, но совершаемый накануне Йом-Кипура. Крымчаки не женились на вдовах, полагая, что супруги неразлучны и после смерти. Перед свадьбой будущие муж и жена откупали себе места (рядом) на кладбище, чтобы и после смерти не разлучаться.

Занимались евреи-крымчаки ремеслом, немногие - торговлей. Закон не отличал крымчаков от евреев-талмудистов.

Обратимся теперь к кавказским евреям. Ранний период жизни евреев на Кавказе, в частности, время их появления там, не имеет однозначного научного решения. Многие исследователи считают, что начало еврейских поселений на Кавказе относится к эпохе Второго Храма. Есть и другие мнения. Кавказские евреи делятся на грузинских, горских и европейских, то есть выходцев из черты оседлости и других мест Российской империи. Грузинские евреи имеют предания об общности своего происхождения, причем себя считают более чистой ветвью, не смешавшейся ни с татами, ни с хазарами. Между кавказскими и русскими евреями установились связи: кавказские иногда ездили учиться в иешивы, а также приглашали раввинов из России.

У горских евреев в конце XIX века появились начатки письменности, в 1908 году был напечатан в Вильнетатский перевод молитвенника и сионистская брошюра. Но по своему образу жизни, обычаям, религиозным представлениям евреи Кавказа значительно отличались от европейских, составляя, по словам этнографа доктора С.Вайсенберга, "как бы особое племя". Этот же автор в одной из своих работ пишет, что, "составляя по религии и национально-духовному облику одну общую массу, евреи разных стран отличаются... друг от друга не только этнологически - по языку, верованиям и обычаям, но и антропологически - по типу". У кавказских евреев в конце XIX - начале XX века были очень сильны пережитки далеких эпох. Так, у них женщины были совершенно бесправны, изолированы, не могли сидеть с мужчинами за одним столом, носили фату.

О тяжелом положении кавказских евреев, о бедствиях, выпавших на их долю, рассказал в конце XIX века И.Черный в своей книге "Путешествие по Кавказу и Закавказскому краю" (на иврите). В частности, он приводит документ, переданный ему дагестанскими евреями и рисующий весь ужас их положения. В нем, например, говорилось: "...синагога у нас одна, свитка завета у нас нет, ибо все мы нищие и не имеем средств не только на приобретение чего-либо подобного, но и не имеем меламеда для обучения детей или на приглашение раввина и резника. Все мы босы... у нас нет даже рубашек для прикрытия тела, ибо все наше время уходит на работу только для беков, и ничего не успеваем сделать для себя".

Столь же печальную картину рисует горская еврейская песня, сложенная певцом Айболо и записанная в конце XIX века. Большая часть песни - это жалобы на рекрутские наборы. Конец же песни -это горячая мольба о помощи и свидетельство бессилия истомившихся людей:

Господи вселенной!
Пошли избавителя (Мессию)!
Выведи (нас) из мрака к свету.
Налей нам чашу избавления,
Из тесноты на простор выведи!

Смертность среди кавказских евреев, по свидетельству И.Черного, была очень велика, что объяснялось господствовавшими среди них суевериями: "они никогда не лечили своих больных, считали лекарства, приготовляемые в аптеках, трефными, нечистыми, и в особенно важных случаях прибегали к колдовству, заклинаниям, амулетам и пр. Раввины же не только не старались духовным просветлением своей паствы рассеять мрак суеверия, но еще, напротив, сами своим примером увлекали темный народ, точь-в-точь как наши цадики в Юго-Западной России и в Галиции".!

Появление евреев в среднеазиатском эмирате Бухара обычно относят ко времени возникновения ислама. Но мнение это не общепринято - отдельные группы бухарских евреев считают, что ведут свое происхождение от "пропавших" десяти колен, другие ставят себя в связь с коленом Иуды. Некоторые народы Средней Азии считают себя потомками израильтян. Например, как рассказывает побывавший в Туркестане д-р С.Вайсенберг, жители аула Нухур "выдают себя за потомков евреев и даже соблюдают будто бы некоторые еврейские обряды". Оговариваясь, что ему не удалось проверить этот факт, С.Вайсенберг, тем не менее, не видит в этом ничего невозможного. "Народная молва, - пишет он дальше, - указывает на то, что в горах и многих городах, как, например, в Каратаче и Ходжен-те, имеются сплошные группы мусульман, предки которых были евреями". Когда среднеазиатские земли были присоединены к России, то положение местных евреев несколько улучшилось, что было связано с заинтересованностью империи в торговых связях с ханствами Средней Азии и в упрочении своего влияния в этом районе. Еврейское население Бухары занималось торговлей и промышленностью, причем торговля хлопком почти полностью находилась в руках евреев.

В Бухаре имелась большая синагога, построенная примерно в XV веке, гениза - хранилище для пришедших в негодность старинных религиозных рукописей, а также иешива. Группа бухарских евреев основала в 1893 году колонию в Иерусалиме, откуда в Бухару поступали некоторые религиозные книги. На таджикский язык были переведены Пятикнижие и другие сочинения, определявшие нормы жизни среднеазиатских евреев. Вообще же "среднеазиатский иудаизм представляет собой довольно сложное переплетение многих верований и обычаев, связанных с различными этапами истории евреев и их происхождением. По-видимому, в первые века существования еврейских колоний в Средней Азии, да и в последующее время, когда развились еврейские общины, среднеазиатские евреи не были ревностными исполнителями основного еврейского закона. Раввин, прибывший в конце XVIII века в Бухару из Иерусалима, застал бухарских евреев в состоянии полного религиозного невежества".

Таково было, по данным различных источников, положение крымской, кавказской и среднеазиатской еврейских общин к началу XX века.

Но в России в это время были и религиозные группы, члены которых, не будучи евреями, приняли полностью или частично иудейское вероучение, и их судьба, несомненно, должна рассматриваться как часть еврейской истории. Одной из таких групп была возникшая во второй половине XV века на Руси секта так называемых жидовствующих. Эта ересь, появившись в Новгороде, распространилась и за его пределами. Причины возникновения этого движения многообразны: это и политическая и экономическая борьба между различными группами - литовской и московской - среди новгородцев, и влияние реформационных движений в Европе. Влияние иудаизма на это движение было незначительным. Но очень влиятельный церковный деятель и близкий к московскому князю человек Иосиф Волоцкий основателем "ереси жидовствующих" называл "жидовина Схарию" (Захарию). Этот Схария в. 1470 году в свите киевского князя прибыл в Новгород. По словам Иосифа Волоцкого, "он был научен всякому изобретению злодейства, чародейству и чернокнижию, звездозаконию и астрологии", и первым своим сторонникам в Новгороде посоветовал "держать жидовство тайно, явно же христианство".

Не все историки доверяют сообщениям Иосифа Волоцкого, который вообще был склонен во всем винить евреев. Историк И.Вороницын называет "жидовство... совершенно самостоятельным порождением условий русской жизни, лишь отчасти испытавшим иноземные влияния, в частности, рационалистического караимства". Но, .как бы то ни было, часто употреблявшееся в литературе выражение "ересь жидовствующих" служило своеобразным напоминанием о якобы присущих иудаизму прозелитских тенденциях, и, быть может, побуждало власти искать иудейское влияние там, где его никогда не было, что способствовало росту антисемитизма.

Одно из наиболее интересных и известных движений, связанных с принятием православными иудейской веры, началось в конце XVIII века в Воронежской губернии. Узнав о существовании секты из жалобы, поданной группой воронежских однодворцев, то есть крестьян, происходивших из низшего сословия служилых людей, на притеснения, испытываемые ими за то, что они исповедуют Моисеев закон, правительство встревожилось. Был издан синодский указ от 25 июля 1825 года, согласно которому члены возникшей секты ("жидовствующие или субботники") определялись как-русские евреи, придерживающиеся Моисеева закона. По смыслу указа "всякий русский, отпавший от православия и придерживающийся Моисеева закона, будет русским евреем". По мнению воронежских властей, "секта возникла "от природных жидов", между христианами живших... Существо этой секты, не представляя... прямо ветхозаветного иудейского богослужения, содержится только в некоторых обрядах, как то: в праздновании субботы и обрезании, в заключении браков и разводов по произволу, в погребении умерших и собраниях для моления...".

Против субботников были приняты решительные меры, ибо власти нашли "таковое отступничество от христианской церкви весьма опасным и соблазнительным для простого народа, более чувственностью водимого, а вообще для христиан оскорбительным и вредным". Среди мер, принятых против субботников, очень любопытна следующая. Власти предписали называть секту "жидовскою" и утверждать, что ее члены - евреи. Мотивировалось это тем, что, во-первых, насмешка над сектой удержит многих от принятия ее учения, а во-вторых, тем, что название "субботники" или придерживающиеся Моисеева закона не произведет в людях того отрицательного впечатления, какое произведет мысль, что их вовлекают в "жидовство".

Из тех мест, где распространилась новая секта, предписывалось высылать всех евреев без исключения. И уже в 1827 году в Сибири, в бывшей Иркутской губернии, в трех верстах от станции Зима имелось поселение субботников - 50 душ обоего пола, а к началу XX века в этом поселке было около 200 семейств (до 1000 человек). Зиминские субботники, по их собственным рассказам, сообщает автор одной публикации об этих людях, "происходят именно от чистокровных и коренных православных русских людей, а не, как некоторые полагают, от евреев, живших в старину в России и вынужденных вследствие религиозных или политических гонений наружно перейти в православие, но тайно исповедовать иудейство...". Субботники в графе "вероисповедание" пишут: "иудейского - субботнической секты" и обижаются, когда евреи называют их субботниками, так как они считают себя в отношении исполнения всех предписаний и обрядов еврейской религии полными, настоящими евреями. У субботников на Зиме есть свой молитвенный дом. Порядок и время молитвы у них такие же, как у всех евреев-ашкеназим (русских и польских евреев не хасидского толка), в той же обстановке и облачении и по обычным "сидурим".

Субботник М.Козьмин в своих воспоминаниях ("Прошлое и настоящее сибирских сектантов-субботников"), опубликованных в 1913 году, рассказывает, что "первоначальный толчок к переходу многих православных семейств в еврейскую веру дало чтение Библии - Ветхого и Нового заветов на церковно-славянском языке... продолжали они тайно исповедовать иудейство около года, упражняясь в чтении Библии и готовясь к официальному отказу от православия...". Отойдя от веры отцов, субботники во всем стремились подражать евреям, и когда еврейская молодежь в Сибири стала равнодушно относиться к выполнению иудейской обрядности, то это оказало влияние и на субботников. Так обстояло дело с этой иудейской сектой в начале XX века.

Что касается евреев-раввинистов, то в Сибири "по образу жизни (а многие из них занимались исключительно земледелием и скотоводством. - А.В.), характеру, привычкам, по типу и каким-либо специфическим внутренним качествам, наконец, по языку, который у них по преимуществу чисто русский, почти не напоминают своих сородичей и соплеменников в европейской России... И фамилиями своими они вовсе не похожи на евреев, а скорее всего на русских людей, как, например, Кабалкины, Мариупольские, Хатимские, Скороходовы, Островские, Колпаковы и т.п. "Причину этой разницы автор приведенного сообщения Т.Тихонов видит в том, что в Сибири евреи малочисленны (в 1837 году царь Николай I запретил евреям на вечные времена поселяться в Сибири. - А.В.) и вследствие этого здесь отсутствует та "сплоченность" и "корпоративность", которые "видны в европейской России, где евреи загнаны в черту оседлости по городам и местечкам и, переполняя их, вынуждены сплотиться и объединиться...".

Источник: http://jtimes.ru/jewish-world/history/1631-2011-12-19-17-44-28
Дата: 21.12.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ