Зачем Саакашвили останки царя Вахтанга Шестого

Во время своего недавнего визита в Москву Патриарх Грузии Илья Второй призвал Россию выдать прах двух грузинских царей, похороненных в 18-м веке в Астрахани - Вахтанга Шестого и Теймураза Второго - представителей династии Багратиони. Тбилиси не впервые обращается к Москве с такой просьбой. Еще президент Эдуард Шеварднадзе вроде бы добился того, что патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй дал согласие на такую церемонию. В Тбилиси было даже определено место для новой гробницы - в храме Святой Троицы, ныне главном кафедральном соборе Грузии. Однако церемония так и не состоялась. Помешала большая политика - "революция роз" и приход к власти Михаила Саакашвили, а также кончина Алексия Второго. Но как бы то ни было, настойчивость Тбилиси с просьбами перезахоронить останки своих царей - это и символика, и политика. Вот почему важно понять, или напомнить о том, кем же являлись грузинские цари - Вахтанг Шестой и Теймураз Второй. Наш первый очерк посвящен Вахтангу Шестому - царю Картли, современнику российского императора Петра Великого.

Сразу отметим, что проблемы социально-экономического и политического развития отдельных этнополитических областей средневековой Грузии слабо разработаны историками. Даже в существующих справочниках-энциклопедиях содержится много противоречивых сведений. "Грузия, равно как и Армения, долгое время сохраняла свою независимость, и исключая некоторые промежутки времени, это одни из государств света, которые в столь продолжительное время управлялись одной династией, ибо Багратиды царствовали там с 574 до 1800 года нашей эры, - писал, к примеру, журнал "Азиатский вестник" в марте 1826 года. - Грузинцы имеют несколько исторических сочинений, из коих более всего уважается та, которую царь Вахтанг Шестой (1606-1648) велел извлечь из архива монастыря Мцхета и Гетати. Достоверная история Грузии восходит до третьего века прежде Р.Х., а сомнительная История до 1500 прежде сей же Епохи, когда она соединяется с преданиями армянскими". Кстати, и "Вестник Европы" в сентябре 1826 года констатировал: "Все уверены, что грузинцы происходят от одного корня с армянами".

Откуда такое представление о происхождении грузин и армян, которые устойчиво бытовали в России вплоть до первой четверти 19-го века? Все дело в том, что знаменитый грузинский летописный свод "Житие Картли" ("История Грузии") обрывался на XIV веке. Царь Картли Вахтанг Шестой (1675-1737) создал специальную комиссию. Вот как была сформулирована ее задача: "Почтенные и славные грузины! Превратности времен извратили "Житие Картли" отчасти по вине писателей и отчасти по вине превратностей времен не писалось оно. И Вахтанг Шестой, сын Леона и племянник именитого Гиорги, созвал ученых мужей и собрал все, что нашел в "Житие Картли" и еще грамоты мцхетские, гелатские и многих славных церквей и сверили их, и которые были извращены, исправили и использовали также и другие писания, кое-что взяли из армянских и персидских житий и так описали". Как пишут в этой связи ученые кафедры истории Тбилисского государственного университета имени Иванэ Джавахишвили, "созданная Вахтангом Шестым комиссия ученых мужей дополнила и переработала "историю Грузии" и написала новую историю страны XIV-XVII веков". Суть новизны, проявленной царем Вахтангом в подборе исторического материала: канонизация версии о происхождении династии Багратионов. Древнеармянская историческая традиция объявляет Багратионов потомками Хаикидов, древнегрузинская - Фарнавазидов. Специалист по истории аристократических родов Закавказья Кирилл Туманов, уверен, что Багратионы, как и династия Багратуни, имеют общее происхождение, и являются потомками армянской династии Ервандидов.

Зачем это понадобилось царю Картли?

В 1639 году между Персией и Османской империей был осуществлен и раздел сфер влияния в Закавказье Западная Армения и Западная Грузия отошли к Турции, Восточная Армения и Восточная Грузия - к Персии. Вскоре, как пишет современный кавказовед Паата Бухрашвили, на историческую сцену вышли любопытные особенности в характере грузино-армянских политических отношений. Картлийский царь Теймураз Первый стал заявлять претензию на политическую гегемонию в Закавказье. В этой связи один из самых уважаемых католикосов в истории Армении - Мовсес - решил предложить Теймуразу, Багратиду, венчаться царем грузинским и армянским. Теперь этот проект попытался осуществить Вахтанг Шестой. Вахушти Багратиони в "Истории царства Грузинского" отмечает, что в тот период Картлийское царство становилось политическим, экономическим, культурным и христианским центром Закавказья: в Тифлиси (Тбилиси) появилась первая типография, помимо переработки в один свод грузинских летописных сведений, были сведены в единый кодекс действовавшие издревле законы и обычаи - Картлис Цховреба Дастулама и Уложение царя Вахтанга.

Опасаясь усиления Картли, шах Ирана в 1712 году вызвал его к себе и потребовал принятия ислама. Вот как описывает это событие Вахушти Багратиони: "И прибыв к шаху, был он принят с большими почестями и полюбил шах его за его доблесть и предлагал принять мусульманство, и обещал большое жалованье и скорый отпуск. Однако он не согласился, говоря: "Я явился для того, чтобы враги не строили козни и Картли не был поколеблен. Но у вас находятся братья мои мусульмане, и пошли, какого хочешь и я останусь у тебя". Тогда собрался шах отпустить Вахтанга со своей верой, однако не позволили амиры, советники его. А так как среди мусульман считалось грехом платить дань и служить христианам, а цари Картли имели многих данников и слуг мусульман, то больше по этой причине омусульманивали царя". Так трон Картли достался омусульманенному брату Вахтанга - Иесе-Али-кули хану.

В своей попытке посадить на картлийский трон царя-христианина грузинская дипломатия первоначально искала поддержки не в России, а в Европе. С этой миссией туда был направлен принявший католицизм Сулхан-Саба Орбелиани. В апреле 1714 года он встречался с французским королем Луи Четырнадцатым, к которому обратился с просьбой отправить в Грузию своего представителя для урегулирования вопроса освобождения Вахтанга. Сулхан-Саба просил содействия и у Папы Римского. Однако Европа считала Персию своим главным союзником против Османской империи и не пошла на обострение отношений с Исфаганом. Тогда в игру вступила российская дипломатия. В инструкции Петра Великого "господину подполковнику Артемию Волынскому", направляемому в 1715 году с миссией в Персию, было указано: "Принесено его царскому величеству прошение мелетинской царицы Екатерины, что племянник ее Грузинские земли царевич Вахтанг Леонович пленен от персидского шаха, от которого усильственно принуждается, чтоб принял их веру, но он однако ж непоколебимо содержит православную христианскую веру, и за то он пребывает от шаха под великим гнетом и содержут его в вящей нужде и утеснении. Також и по жену ево и по детей, которые были в Грузинской земле, нарочно посылали, чтоб и их принуждать веру их принять которые от того едва уходом спаслись. И господину посланнику в прибытие в Испогань разведать тайно, где оной царевич обретается за арестом. И буде мочно снесшися о сем с ним, грузинским царевичем и усмотря удобное время и состояние тамошних дел представить шахову величеству имянем царского величества, чтоб подданным его шахова величества веры христианской благостивой греческого исповедания никакого утеснения и принуждения в своей вере не чинили, но свободное употребление оного позволили, как то их персиянского закону люди в государстве его царского величества всегда имеют, тако ж де когда он, посланник усмотрит способной случай, то снесшись с ним, царевичем домогатца ему пристойным образом и о освобождении его ис плену, чтоб то шахово величество учинил для прошения и дружбы его царского величества".

Лично Вахтанг и российский посол не встречались: тайная связь между ними была установлена через приближенное к Вахтангу лицо, некоего Фарседан-бека. Вахтанг передал Волынскому несколько писем для своей племянницы Дареджан, дочери Арчила, жившей в Москве. В 1719 году Вахтанг - не без содействия русской дипломатии - вернулся на родину. Персия переживала очередной период разрухи. Артемий Волынский, уже будучи губернатором Астрахани, писал Петру о получении им письма Вахтанга, в котором тот "указывал способ, как быстрее и успешнее провести вторжение в Персию, какое для этого потребуется количество войск и какие ключевые пункты необходимо занять". Но на письмо Вахтанга царь Петр ответил лишь 2 июня 1722 года, только по прибытии в Астрахань: "Заранее ответствовать за непотребно рассудил". Петр Великий был информирован о том, что Вахтанг находился в постоянной переписке с персидским шахом и предложил Вахтангу направить в Исфаган своего человека, чтобы тот обнадежил шаха, что "мы с ним в дальнейшее неприятельство вступить не хотим и даже при нынешних конъюктурах вспоможение ему учиним". Но это не входило в планы царя Вахтанга.

В 1722 году русские войска на кораблях двинулись из Астрахани к Дербенту. Весть о прибытии в край разнеслась по всему Закавказью. По совету Вахтанга католикос Есаи отправился в Карабах, где было быстро организовано десятитысячное войско, которое двинулось к Гяндже на соединение с грузинским войском. Есаи Хаса Джелалян так излагает дальнейшие события в своей "Краткой истории страны Албанской": "При окончательном ослаблении царства персидского поднялись его враги, особенно великий император и самодержец русский, я говорю о московском царе Петросе, и царь Хоромов, владетель константинопольской, измаильтянин. Они начали каждый со своей стороны отправлять войска в страну персидскую. Русь хотела помогать царю персидскому, а Хором хотел взять все себе, говоря: Другие хотят покорить те области. Издавна нам принадлежала страна Атрпатакан, поэтому мне и надлежит взять ее. По этой причине обе стороны стали отправлять посланников к царю иберскому Вахтангу. Один говорил: Будь моим сторонником, подчинись мне, а другой - ты единоверец мой, ты должен слушать меня и прийти ко мне. Ибо царь Петрос обещал Вахтангу этой осенью прибыть лично в Шемаху и поставил ему условием, чтобы тот уже находился там в полной готовности. Царь персидский, который был близок к низвержению с трона, спешно прислал Вахтангу указ следующего содержания: Передал я тебе власть над всеми районами Гянджи и Атрпатакана и назначил тебя командующим войсками и начальником над всеми властителями тех мест. Поэтому немедленно собирай войско и приходи в Гянджу, охраняй те районы и будь бдительным по отношению к нашим врагам. Получив такой указ, Вахтанг в тайниках сердца своего рассудил так: Оба самодержца понуждают меня: надо выполнять приказ одного из них, ныне хоромы, не являющиеся нашими единоверцами и чуждые нам, хотят силой покорить нашу страну. Второй, наш подлинный владетель - персидский царь. А Петр наш единоверец и христианский император, сильный и могущественный. Я поступлю по их приказу: кому из них удастся привести в исполнение свое намерение, то и исполню. И немедленно издал приказ о сборе войска. Вахтанг призвал меня и приказал мне раньше его отправиться в страну Карабахскую, чтобы привести к нему собранное там войско армянское, находившееся под начальством меликов и четырех молодых начальников - Авана, Шрвана, Шахни и Сарухана, называвшихся -- юзбашами. После первого прихода Вахтанга и ослабления персидской власти они с карабахскими меликами, объединив вокруг себя всех храбрых и мужественных юношей Агванской страны, организовали большое войско. Вахтанг незамедлительно отправил нас к ним с поручением привести их к нему с вполне готовым войском. По его приказу мы пришли к ним, привели их в порядок согласно воинским правилам, ибо они не были обучены военному делу, и, собрав до 10000 отборных и вооруженных мужей, а с ними сонм священников и слушателей наших, с великой пышностью и торжеством, считая албанское государство восстановленным, мы двинулись и через три дня остановились близ города Гянджи в местности Чолак, так как царь Вахтанг тоже стоял лагерем в этом районе на берегу потока, называемого рекой Кошкара и Караарх".

Но Вахтанг оказался перед тяжелым выбором. Именно тогда, когда Петр выступил в поход против Персии, турецкий султан Ахмед Третий предложил Вахтангу союзничество против нее. В марте 1722 года афганцы осадили персидскую столицу Исфаган, и в борьбе с ними погиб брат Вахтанга, командующий шахской гвардией Ростом. На его место шах Хусейн назначил сына Вахтанга - Бакара. Шах требовал помощи. Бакар собрал войско, но Вахтанг запретил сыну идти на помощь шаху. Тогда Персия направила против него враждовавшего с ним его родственника кахетинского царя Константина Второго, принявшего ислам под именем Мухаммед-Кули-хана. Угроза в тылу и опасность, нависшая над столицей Грузии - Тбилиси, заставили царя Вахтанга менять планы, особенно после того, когда стало известно, что русская флотилия с провиантом и снаряжением попала в Каспийском море в шторм и потерпела крушение.

Нападение Мухаммед-Кули-хана на Тифлис было отбито. Тогда он обратился за помощью к джаро-белоканским вольным обществам, которые застигли царя Вахтанга врасплох. Позже он бежал из Картли в Москву. Там его встретила Дареджан, дочь царя Арчила. Затем Вахтанг был принят в Петербурге императрицей Екатериной. В 1735 году в Гяндже был подписан русско-иранский договор. Любопытно, что Надир-шах признавал Вахтанга царём Картли, звал к себе Вахтанга, но он решил остаться в России, попросил выделить его семье и свите подходящие строения в Астрахани. Губернатор Измайлов купил у секретаря Алексея Богданова просторный дом и передал его Вахтангу.

В начале 1737 года он тяжело заболел и уже не вставал с постели. 26 марта астраханский губернатор Измайлов доложил императрице: "Сего марта 26 числа божею волею Его Высочество грузинский царь Вахтанг Леонович умре..." А через пять дней он подробно отписывал в Петербург о церемонии погребения Вахтанга: "...Всепокорнейше доношу, что было его погребение того ж месяца 30 числа в Соборной Успенской церкви с такою церемонией. Как из дому до церкви тело его несено, то напереди шли в строю солдаты со шпагами и офицеры, а позади из тех грузинцев несли четыре человека от гроба крышку, обитую черным бархатом. А за оною три человека несли написанный на холсту в раме герб его, а позади священники и два епископа; один астраханский, а другой грузинский. А за ними несли по три ж человека на шести атласных подушках саблю, державу, скипетр, ордена святого Александра Невского, Андрея Первозванного, корону. А позади них двенадцать человек грузинцев несли с телом его гроб, обитый черным бархатом, и по сторонам гроба на углах написаны четыре его герба, и покрытый пеленой с золотыми и шелковыми травами... А позади гроба шел в черной епанче сын его царевич Георгий, а потом сестра его царева, монахиня, с прочими дамскими особами в черном платье. Царица ехала до церкви в коляске, которая была заложена парой лошадей, крытых черным сукном... Во время погребения пушечная, потом ружейная пальба была".

Источник: http://www.regnum.ru/news/polit/1475314.html
Дата: 08.12.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ