Что в имени тебе моем...

Как вы считаете, зачем называть девочек именами Мишель и Николь, если у них простые и незамысловатые русские фамилии, а не говорящих ни слова по-эстонски мальчиков превращать в Рихо и Тармо?

О русских и эстонских именах, о людях, носящих русские имена и эстонские фамилии, о капризах науки ономастики и о жизненных ситуациях мы беседуем с историком искусства, художественным критиком, журналистом, составителем книги «Ееsti nimed» Пирет Мяэнийт.

Плоды исторических корней

– С чего началось ваше увлечение историей эстонских имен?

– Я долго занималась историей искусства, изучала исторические атрибуты. Например, мне интересно было докопаться, почему ключи от рая были в руках у апостола Петра, а не у Павла. Потом заинтересовалась, почему сейчас перестали называть детей исконными национальными именами. Стала читать, полезла в архивы. Да, каждое время имеет свои имена. Сто лет назад в Эстонии имена давали немецкие. Не было Калева и Урмаса, были Вильфрид и Фридеберт, потому что когда деревенский эстонский парень приходил в город, он хотел носить красивое немецкое имя. А когда образовалась независимая Эстония, вспомнились эстонские имена. Но имен было мало, и в церковных книгах значились «Мати поэг Мати», «Рейни поэг Рейн» и так далее. В 20-е годы стали появляться искусственные имена.

– В советской России в это же самое время шел тот же процесс: Вилен, Авангард, Даздраперма, Лагшмивара и так далее. Но там они были политизированы, а тут – ассоциативны или вариативны. Существует мнение, что эстонские имена – всего лишь ничего не значащее сочетание звуков: Анне, Аана, Ану, Айно, Айне...

– Да, эти имена искусственного происхождения, хотя некоторые пришли из эпоса: Айно – из финской «Калевалы», как Линда – из «Калевипоэга». Вообще женские имена очень вариативны. А некоторые, наоборот, конкретны и вполне понятны: Мерике, Пильве, Вайке. Их даже можно попытаться перевести: «Морюшко», «Облачко», «Тихоня»...

Игра в имена на просторах Евросоюза

– Правду ли говорят, что эстонцы менее чувствительны к значению фамилии? Я знаю женщину по фамилии Кирст. И она себе живет и фамилию не меняет. Наверное, уверена, что ее фамилия означает «сундук», но многие-то думают, что – гроб, поскольку существуют оба значения. Русский человек фамилией Гробов, скорее всего, будет недоволен...

– Да, это так. Особенного внимания на значение фамилий эстонцы не обращают. Но вот вам анекдот советского времени: в Валгаском районе в одном колхозе был парторг по фамилии Ойнас (баран), а в Выруском – Пяэс (выход). И когда один звонил другому через коммутатор, это звучало как «баран ищет выхода»...

– В последние десятилетия у эстонцев в моде англоязычные имена. Вот назвали нашего известного политика Кен-Марти Вахер. Почему Марти – понятно, но зачем ему еще Кена присобачили? Он, конечно, похож на кукольного Кена, красивенький такой.

– Мы живем в открытой Европе, и если человек переезжает жить за границу, то он, вероятно, надеется, что его имя должно быть понятно и читаемо. Если девушка носит исконное эстонское имя Крыыт, то кто это имя правильно где-нибудь в Англии прочтет? А если она будет Лаура, то все всем будет понятно. У нас, кстати, есть не только Кен, у нас есть журналистка по имени Барби.

– Но на куклу она совсем не похожа...

– Иногда родители называют детей совершенно не думая, что это имя будет носить не только розовощекий крепыш, но и взрослый дюжий мужлан. Имя не растет вместе с ребенком.

Имя вместо паспорта

– Вот вам ситуация: был Чернов – стал Муст, а родил сына и назвал его Мартином. И вот идет этот Мартин Муст с абсолютно русской ментальностью и со слабым эстонским языком... Потому что на самом деле он Мартын Чернов. За что так с ребенком поступили? Как вы относитесь к таким «переименованиям»?

– Есть хорошая эстонская поговорка: перед тем как надеть новую шляпу, помой голову. Или другой вариант: новую шляпу надел, а голову не вымыл.

– Я знавала одного Фазиля Махмудова, который не понимал ни слова по-русски. Потому что мама у него – эстонка, а среднеазиатский папа семью давно бросил, оставив ребенку только имя с фамилией...

– Несмотря на свое имя, он – эстонец, если он говорит и думает по-эстонски. Если чернокожий ребенок вырос в эстонской семье, он тоже эстонец.

Показательна в этом смысле история гениального артиста Юри Ярвета.


Его первые имя и фамилия – Георгий Кузнецов. Он родился в Таллинне во время первой Эстонской Республики. Мать его звали Евгения Кузнецова, про отца ничего не известно. В 1920 году мать по непонятной причине уехала в Москву и там пропала. Ребенку было тогда около года. До пяти лет мальчик был в детском доме, но потом воспитывался в приемной эстонской семье. Будучи этническим русским, он с акцентом говорил на языке своей матери, его роли ведь озвучивали другие, когда он снимался в советском кино. Так что имя может быть любым. Главное все-таки, на каком языке человек думает и говорит.

Недетские проблемы с именами

– Есть мнение, что имя, данное от рождения, программирует судьбу человека. А если имя поменял, то жизнь пойдет под откос.

– Это абсолютная ерунда. Не бывает несчастливых имен. Но вот дети бывают травмированы из-за имени. Например, из-за того, как имя пишется. Ребенка третируют в школе, у школьного врача, в поликлинике, в кружках. Это может стать огромной проблемой и отравить все его детство. А все оттого, что родители дали ему имя, которое пишется, допустим, так: Gerthrudt. Получается полная абракадабра.

– Англичане и американцы часто спрашивают – как это пишется? Теперь это относится и к нам. Я знала одну юную Викторию, которая писала свое имя на латинице через «с». И страшно обижалась, когда ее имя писали привычно для многих – через «k».

– А вы представьте, что существуют два человека – один Гертруд Кассь, а другой – Геэртрут Кассь. На слух неэстонца эти имена воспринимаются абсолютно одинаково...

– Стали давать даже три имени... Одна моя знакомая лет 15 назад назвала свою дочку Татьяна-Александра-Ульяна. Но у русских ведь нет такой традиции!

– Это было возможно до принятия в 2004 году Закона об именах. Сейчас в Эстонии допускаются три имени, если они пишутся отдельно, и два, если они пишутся через дефис. Например, испанцы могут дать ребенку множество имен: чем больше святых, защищающих ребенка, тем лучше. И тем длиннее имя.

От подводной лодки до мультфильма

– Мне очень нравятся ономастические загадки для «неместных». Я часто загадываю их гостям из России: Энн и Эпп – какое женское имя, а какое – мужское? Прийт и Пирет – кто из них девочка и кто мальчик? А Вамбола?

– С именем Вамбола пожилых людей много, но маленьких так давно не называют. Среди редких имен такое замечательное, «говорящее», финское мужское имя – Армас, милый. Есть Ынне – счастье, Ааре – сокровище и прочее язычество. Всего эстонских имен – 53 000, а если считать и варианты, то еще больше – 70 000.

– Русские люди, особенно пожилые, часто ностальгируют по отчествам, которые исчезли из паспортов.

– В старых церковных книгах до появления фамилий фиксировали имена отцов. А потом они отпали. Затем в советское время снова появились. «Тамара Сергеевна» звучит слишком официально. К тому же эстонцам довольно сложно запомнить еще и иноязычное отчество. Нам вполне хватает имени и фамилии. Да и странно это: запоминать еще и имя отца моего коллеги...

– Русскоговорящие жители Эстонии все-таки предпочитают называть детей не эстонскими именами, а общеевропейскими. Они скорее назовут сына Робертом, чем Тойво.

– Если семья смешанная, она обычно выбирает нейтральное имя. Но бывают и странности. Вот назвали девочку Элизабет. Но логично, если семья русская, назвать ребенка Елизаветой, а если эстонская, то Лийза. Или, например, Дэвид. А почему не Таави, если родители эстонцы? Или не Давид, если уже такая тяга к Ветхому завету?

– А какие самые популярные русские имена среди живущих в Эстонии?

– В последнее время для мальчиков очень популярно имя Максим, а для девочек Анастасия: благодаря одноименному мультфильму.

***
Книга об именах «Eesti nimed», в которой достаточно внимания уделяется и именам русских жителей страны, готовилась Пирет Мяэнийт столько же, сколько обычно вынашивается ребенок – девять месяцев. Поэтому мать двух дочерей называет книгу своим третьим ребенком. Ребеночек получился содержательный. Подсчитаны не только все имена, но и сколько носителей каждого имени живет-здравствует в Эстонии на начало 2011 года.

Среди них, например, 12 167 Владимиров, 11 447 Александров, пять женщин носит редкое имя Синильга. Что касается уникального имени Ксаверий, то в перечне указано «меньше пяти»: но это в соответствии с Законом о защите данных, а у нас есть подозрение, что человек с таким именем в Эстонии имеется в единственном экземпляре. Присутствуют в списке и такие имена, как Сергей-Никита или Сергей-Олег. А имя «Люди» (мужское оно, женское или им следует называть близнецов – не указано) так и хочется прокричать, чтобы все люди услышали. Курьезов в нашем реальном именослове хватает.

Источник: http://www.dzd.ee/618048/chto-v-imeni-tebe-moem/
Дата: 03.11.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ