Откуда пошли Голопупенко и Бесштанные?

Казачьи фамилии - повод для улыбок и вечная тема для научных исследований
Их история уводит нас в далекое прошлое, в Запорожскую Сечь…
С чистого листа

Стекалось туда немало лихих людей. Для общения хватало прозвищ, часто заменявших и имя, и фамилию. Придя на Кубань, казаки записывались, как считали нужным. Обычно указывали первую (родовую) фамилию, а после слов «он же» - прозвище. Что-то вроде: казак Панас Пономаренко, он же Чуб.

Мало кто знает, что настоящая фамилия Антона Головатого, казачьего атамана, одного из основателей Черноморского казачьего войска, неизвестна. В Запорожскую Сечь он пришел 12-летним подростком. Головатым его прозвали за выдающийся ум.

Беглые переселенцы, устремившиеся на Кубань со всей России, начиная жизнь с чистого листа, фамилии выдумывали, а чаще брали в их качестве прозвища, данные новыми товарищами.

Любопытно, что пристрастие казаков «навешивать ярлыки» распространялось не только на товарищей, но и на очень важных персон.

- Екатерина Вторая пожаловала любимцу, светлейшему князю Григорию Потемкину, чин «Великого Гетмана казачьих войск Черноморских и Екатеринославских», - рассказывает Олег Матвеев, профессор КубГу, кандидат исторических наук. - По моде той эпохи Потемкин носил парик. Казаки приняли его в курень и тут же, по традиции, наградили прозвищем: Грицко Нечес!

Фамилия казака говорит многое о ее носителе: каким он был, откуда родом, чем занимались предки, какое мнение о нем имели окружающие.
Кто ты будешь такой?

Немало фамилий на Кубани образованы от профессии казака: Ткач, Коновал, Слесарь, Скрипка, Бандура, Бондарь, Письменный, Иконник. Но большинство певучих, смешных, на первый взгляд, нелепых фамилий пошли именно от кличек.

Фамилии Поломайло, Дураков, Пьяный, Пробыйголова говорят сами за себя. Можно догадаться о происхождении фамилий Загубыбатько и Валяйбаба, Убийвовк.

Откуда пошли фамилии Спойбеда, Забейворота, Задависвечка, Варивода, Копайгора, Покотиполе, Молибога, Нетудыхвист, можно только строить версии.

Немало фамилий произошли от свойств характера: Бережный, Задирака, Хныка, Сердюк, Хмура, Дикий, Мовчан, Тонкоглас, Сюсюкало. В пресс-службе Краснодарского УВД работает Марина Скорая - ее «пра-пра» явно отличался оперативностью. Иные из них стали свидетельствами физических особенностей первого носителя: Спичка, Рябый, Горб, Косолап, Тонконог, Плоский, Левша, Плешивый, Лысый, Шрам, Заика, Дубонос, Вислоус.

В станице Воронежской много Свищевых, род они ведут от Матвея Свища - Запорожского казака, маявшегося простудными прыщами (свищами). Потомки Фомы Широбокова могут не сомневаться: их предок был мужчина в теле. Журналист газеты «Зори» Северского района с гордостью носит фамилию Лысый - его предок вряд ли отличался пышной шевелюрой. В поселке Ильском живут Перебейносы, вариантов происхождения родовой фамилии два: либо предок перебил кому-то нос, либо ему «удружил» кто-то…

Иные казаки злоупотребляли словами-паразитами. Слова-сорняки положили начало роду Оченаш, Покамисть, Таксоби и Нетреба.

Загадочное происхождение у фамилии Какунька (Кокунько). Известный кубановед Владимир Шкуро выяснил, что фамилия впервые появилась в Ревизской сказке Щербиновского куреня за 1794 год. Прежде не встречалась ни в одном малороссийском казачьем реестре и ни в одной казачьей переписи, начиная с 1649 года. Иногда там находишь лишь сходные по звучанию фамилии Охунько, Оханько. Можно предположить, что произошла она также от «паразита», значение которого утеряно.

От сравнения с животными, рыбами, птицами, природными явлениями появились фамилии Хохлач, Карась, Шпак, Грач, Ворона, Буряк, Клещ, Заяц, Вовк, Дуб, Дубина, Буря, Хмара...

Часто фамилии присваивались по национальному признаку. Выходцев из Польши звали ляхами - отсюда пошли Ляшенко, Ляшко, Лашко. Картавый по-украински значит «гаркавый» - кого называли картавыми, не секрет для тех, кто носит фамилию Гарькавый. Этническое происхождение у фамилий Литвиненко, Москаленко, Сербын, Турчин, Циганка (Цыганко), Шведов и Черкасский.

Некоторые фамилии указывают на города, посады и села, откуда вышли носители. Лубенец (из Лубен Полтавской губернии), Полубень (живущий за Лубнами), Пинчук (из Пинска в Белоруссии).
В духе казачьей вольницы

Через фамилии на Кубани выражалось семейное старшинство. К отцовской фамилии сын присоединял «указатель» родственного отношения: «енко». Шевченко - сын шевца (портного),

Пономаренко - сын церковнослужителя, Писаренко - сын писаря.
Кроме того, фамилии могли записывать как на украинский лад, так и на русский манер: Пономаренко - Пономарев.

Одну и ту же фамилию писали в самых разных орфографических вариантах. Одна из самых знатных коренных старощербиновских фамилий Вивчарь писалась как Вевчарь и Вевчаренко, а также Вивчар и Вивчаренко.

Приказ о прекращении такой вольницы вышел только в январе 1904 года: «Дети казаков должны быть записываемы в станичные книги с сохранением родовых фамилий и удерживать их навсегда, без какого-то бы ни было изменения…»
Революционные бури физически уничтожили и стерли многие знатные казачьи фамилии.

Но, к счастью, в наших станицах немало еще носителей колоритных фамилий. Тех, кто стесняется и старается сменить родовое прозвище, ничтожно мало.

Дурневы и Дуля, Подопригора и Оридорога, Отрыжко и Огрызько, Красноперец и Вырвихвост, Коханый и Приблудько… Убийко, Негодяев, Раздобудько… кубанцы носят свои фамилии, не смущаясь. С гордостью о памяти и уважением к памяти предков. В каждой подобной фамилии сохранен дух вольницы.

Источник: http://www.kuban.aif.ru/society/article/21357
Дата: 20.10.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ