Искатель отеческих гробов

Подполковник полиции Сергей Баев вернул нижегородцам тысячу забытых имен

У заместителя начальника отдела участковых уполномоченных Ленинского района Сергея Баева — необычное хобби. Некрополистом (так называют людей, изучающих кладбища) движет «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Цель 42-летнего Баева, который скромно именует себя историком-краеведом — вернуть нижегородцам имена забытых земляков, некогда сделавших для нашего края нечто полезное или значительное. На сегодня Сергей разыскал могилы тысячи известных артистов, ученых, военных, спортсменов и разместил информацию о них на своем сайте «Нижегородский некрополь».
Автор фото Андрей Ветров


«Табу одно - бандиты»

- Сергей, откуда растут ноги у столь необычного хобби? - Я с детства любил историю. Закончил истфак педагогического института. Но по специальности работать не пришлось. Устроился в милицию участковым, потом закончил заочную юридическую академию МВД. Последние семь лет — заместитель начальника отдела участковых уполномоченных Ленинского района.

Года два назад узнал через Интернет про московских краеведов-некрополистов, которые ищут могилы известных людей. Заинтересовался. Решил возделать нижегородское «поле». У нашего города — интереснейшая история. А сколько неординарных личностей!

И вот однажды взял фотоаппарат и поехал на Бугровское кладбище. Сделал тридцать фото могил известных людей: народных артистов, Героев Советского Союза, академиков... Создал свой сайт «Нижегородский некрополь» (niznov-nekropol.ucoz.ru). Помогли жена и дочь,они программисты.

- У каждого некрополиста своя специализация. А у вас какая?

- Действительно, у московских коллег четкое разделение по тематикам. Одни ищут захоронения космонавтов, вторые - артистов, третьи - Героев Советского Союза. И мне предлагали взять какую-то тему — например, «Космос России», «Врачи России». Говорили: «Ну, наберешь ты человек сто по Нижнему — а дальше что?» А у меня уже сейчас к тысяче подходит. И я вижу, что работы непочатый край. Предстоит вернуть нижегородцам как минимум 10 тысяч имен людей, которые не были широко известны, но много сделали для нашего города.

Например, недавно я случайно сфотографировал на Бугровском могилу Иосифа Михайловича Коданева. Не зная, кто это такой. А поискал в Интернете и выяснил, что это был проректор сельхозакадемии, профессор.

- Известные личности со знаком минус тоже интересуют?

- Если речь о бандитах, то это для меня табу. Трепетное отношение к памяти криминальных элементов противоречило бы моей профессии.

«Обидно за Гаугеля»

- Сергей, вы ходите по кладбищам с определенным списком или наудачу?

- Возможно, вы удивитесь, но большую часть времени некрополист проводит за компьютером и в читальном зале. На кладбища я езжу 1-2 раза в месяц. Работаю так. Если вижу, что на памятнике написано «профессор» - фотографирую. А потом пытаюсь найти о нем информацию. Чаще всего это очень скудные сведения: известны лишь годы жизни человека и то, что он был, например, заслуженным учителем или строителем. За неимением большего выкладываю на сайт в таком виде. Потом, если приходят письма от родственников покойного, вношу исправления, уточнения.

- Кстати, со стороны родственников покойных бывали претензии?

- В основном, родственники только помогают. С их помощью я подготовил около 40 страниц. Например, был у нас такой писатель и журналист Владимир Жильцов, который скончался в прошлом году. Человек интересной судьбы, был репрессирован. После того, как я опубликовал на сайте фото его могилы, мне написала его дочь Анна и прислала множество интересных снимков. Профессор Сенюткина подготовила материал про своего мужа Сергея Борисовича Сенюткина.

Но, не скрою, бывали и претензии. Однажды в поле моего зрения попала свежая — двухнедельной давности - могила известного человека. Я сфотографировал ее и выложил на сайт. Но, видимо, боль утраты у родственников была еще очень острой, и они попросили меня убрать фото. И несмотря на то, что посетители сайта поддержали мою позицию, я выполнил пожелание родных покойного. Мы договорились, что когда они установят памятник, я пересниму могилу и размещу фото.

- Что вы делаете, если о человеке совсем нет информации?

- Вот это проблема. У меня накопилось около двух тысяч фотографий — артистов, журналистов, писателей, о которых я пока не могу найти никаких сведений. Но думаю, что рано или поздно я что-то о них узнаю.

Понимаете, тут еще многое упирается в нехватку времени. Например, меня приглашают поискать нужную информацию в архиве. Но я заканчиваю работу в 6-7 вечера, а в это время архивы уже закрыты.

- Самые интересные могилы, которые вы нашли?

- Одна из них — могила генерала Зимина, именем которого названа улица в Канавинском районе. Константин Зимин был одним из первых комсомольцев Канавина, участвовал в финской и Великой Отечественной войне. Но даже в военкомате не знали, где он похоронен. Я чисто случайно наткнулся на скромный памятник на Бугровском кладбище.

Неприятный осадок оставила могила Ивана Гаугеля, чье имя носит улица в Сормове. Он был одним из организаторов строительства первого танка в СССР, а место захоронения на Старосормовском кладбище — в запустении... Тут, наверно, претензии надо предъявлять к районной администрации. Не надо ставить памятник за миллион, достаточно скромного, с указанием дат жизни.

А недавно на кладбище «Копосово-Высоково» в Сормове я нашел могилу, которую искал очень долго — нашего поэта Александра Люкина, в честь которого названа улица в Московском районе. В ночь на 12 февраля 1968 года Люкин, которого еще при жизни называли лучшим поэтом Волги, трагически погиб. Убийц его так и не нашли, как потом, в 90-х годах, также не нашли убийцу его сына Евгения, найденного у подъезда своего дома на куче песка с проломленным черепом.

Сыграл в «квест» с полковником из Москвы

- Случайные находки были?

- Самая яркая находка — могила Веры Жаковой. Это была молодая писательница, ученица Горького, которая умерла в 22 года от сердечного приступа. О ней мне рассказали профессор Николай Морохин и доцент Дмитрий Павлов. Мы подготовили о Жаковой интересный материал, но вот могилу найти никак не могли.

И вот я совершенно случайно натыкаюсь на нее на Бугровском! Обычный металлический крест, ржавая табличка... Сейчас на деньги энтузиастов на могиле поставили гранитный памятник с портретом девушки и пояснением, кем она была.

На Старосормовском кладбище случайно нашел могилу генерал-майора Клементьева. Он был членом военного совета Северо-Западного фронта, имел множество боевых орденов. И хотя на обнаруженном памятнике не было фамилий и дат, я установил то, что это памятник Клементьеву, по могиле его сына. Этот генерал есть во всех справочниках, но вот как он оказался в Нижнем — загадка.

- Есть у некрополистов своя этика?

- Стараюсь соблюдать обычные нормы вежливости и деликатности. Если вижу, что на могиле сидит женщина в черном платке — естественно, подходить не буду. Приду в другой раз.

И еще есть у меня один принцип — не давать к биографиям никаких комментариев. Даже если человек был доносчиком или пьяницей, я не буду этого писать.

- Сергей, а с мистикой приходилось сталкиваться?

- Один коллега из Жуковского, который занимается летчиками, однажды прислал мне список из 70 человек — погибших летчиков-испытателей Горьковского авиазавода. В этом списке было семь фамилий пилотов, погибших в 50-е годы при испытании истребителей и похороненных на Старосормовском кладбище. У меня возник азарт: найти все могилы.

И вот нашел я шестерых. А седьмого — никак. Разместил то, что есть, на сайте. И приходит мне письмо от полковника из Москвы, внука одного из погибших летчиков. Он спрашивает, почему я не поставил информацию о друге его деда, который погиб спустя год после него. Я честно признался, что не нашел его могилы.

И вот ровно в полночь приходит сообщение из Москвы, в котором полковник дает мне подробнейшие указания, где искать могилу. Все, как в квестах: подойти к могиле дела, встать к ней спиной, пройти вперед пять шагов, упереться в крест, отклониться на 50 градусов на северо-запад... Разложил все буквально по метрам. Я уснуть не мог! Еле дождался утра. Четко выполнил инструкции и нашел могилу. Один к одному все совпало! Интересно, что этот военный был на кладбище много лет назад, еще подростком, и так прекрасно все запомнил.

- Какие могилы вам хочется найти?

- Меня интересует захоронение начальника нижегородского НКВД генерала Погребинского, комиссара госбезопасности третьего ранга, приятеля Горького и прототипа одного из героев книги Макаренко «Педагогическая поэма». Его именем в свое время даже хотели назвать город Саров.

А в 1937 году, в самом начале волны репрессий, Погребинский взял и застрелился. Его похоронили в Горьком. Поскольку он не был разжалован, то, по идее, его могилу нужно искать на Бугровском. Но там архив до 1952 года сгорел, поэтому остается лишь методично обходить кладбище. А вот если Погребинский был захоронен на каком-то снесенном погосте, то его могила, скорее всего, утрачена.

Большой удачей было бы найти захоронение американской разведчицы Катрин (Китти) Харрис. С 1954 года Харрис жила в нашем городе, здесь же в 1966 году и окончила свои дни. Хоронить ветерана КПСС приезжали даже представители КГБ из Москвы. У ее гроба стоял почетный караул, а на венке было написано: «Славному патриоту Родины от товарищей по работе». Но где могила Китти — тоже пока неизвестно.

А еще через год-два хочу собрать информацию обо всех наших ребятах, погибших в Афганистане и в Чечне. У меня уже сейчас собраны сведения о 30 «афганцах» и «чеченцах».

А вообще, моя конечная цель — в электронном виде создать сборник умерших нижегородцев, которые внесли вклад в развитие области и страны. Президент Медведев на встрече с историками во Владимире говорил, что надо изучать свои корни, поднимать генеалогию как науку. Я с ним полностью согласен.

Источник: http://nn.mk.ru/article/2011/10/04/629451-iskatel-otecheskih-grobov.html
Дата: 09.10.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ