Старинные куранты возвращаются

У современного человека слово «куранты» ассоциируется с устойчивым словосочетанием «кремлевские куранты». Аналог часов на Спасской башне Московского Кремля есть и на курской земле – башенные часы на колокольне кафедрального Успенского собора в Рыльске. За годы советской власти они пришли в полную негодность, но талантливый мастер-реставратор из Курска Роман Губанов взялся вернуть их к жизни. Ему это удалось. Уникальные часы готовы к подъему на свое место.


– Роман Викторович, почему вы взялись за эту работу?

– Архитектор Елена Холодова (она занимается восстановлением храмов) предложила мне съездить в Рыльск и посмотреть соборные часы. Было это позапрошлой зимой. Мороз такой, что машина не заводится. Приехали туда, познакомились с настоятелем Успенского собора отцом Александром. Его стремление вернуть храму былое величие и труды на этом поприще произвели на меня такое сильное впечатление, что я согласился отремонтировать часы.

– Были другие претенденты?

– Мастеров искали долго, но не нашли. Москвичи заломили слишком большую сумму, а питерцы не захотели ехать, потому что им нужно было жилье и бригада рабочих.

– Где учились ремонту часов?

– Отца после окончания Донецкого горного техникума направили на Чукотку, они с мамой уехали туда, а я остался с дедушкой. Он был участником войны, в 23-м гвардейском авиационном полку ночных бомбардировщиков ремонтировал самолеты. Руки у него были золотые. Видимо, это по наследству передалось мне. У меня тоже руки «чешутся» сделать что-нибудь интересное. В детстве занимался авиамодельным спортом. Там те же качества нужны, как и в ремонте часов, – уметь выполнять тонкую работу и чтобы глаза хорошо видели.

Я окончил Макеевский строительный институт. Родители, отработав 22 года на Чукотке, переехали в Рыльск, купили домик. В это время я пришел из армии, женился и переехал из Донецка к отцу. Но в Рыльске не было работы, и я перебрался в Курск. В разных организациях работал: и сантехником, и инженером по специальности, полученной в институте. В конце 90-х судьба свела меня с часовым мастером. Мы подружились. Иногда я ради интереса помогал ему, а изучив книгу Бориса Елисеева, начал самостоятельно ремонтировать часы. Устроился рабочим по зданию в музыкальный колледж-интернат слепых, потому что там мне выделили уголок под мастерскую. Днем выполнял свои обязанности, а по вечерам реставрировал часы. Эта работа настолько увлекла меня, что я ушел в нее с головой.


– Старинные часы вам приходилось ремонтировать?

– Конечно, приходилось. Первыми были комнатные часы с боем «Густав Беккер» — достаточно серьезные часики конца XIX века. У них подвес гирь был нитяной. Следом за ними были «Леруа», в которых отсутствовала рычажная система. Я сам сделал и расчеты, как должно быть, и рычаги, и установил их. А потом пошло-поехало.

– Много их было?

– Трудно подсчитать, да я и не веду такого учета. Думаю, что перевалило за 500. Это супруга моя фотографии собирает, папки оформляет, потому что разделяет мои интересы.

– В чем особенность механизма старинных часов и сложность их ремонта?

– Чтобы было понятно, приведу такой пример. Помните советские часы «Ракета»? Очень хорошая марка, Петродворец выпускал. Механизм «не содран» у швейцарцев, нашими инженерами сделан. Работал в любых условиях, даже в космосе. Эти часы выпускались миллионными тиражами, но долгие годы механизм оставался неизменным. Поэтому их легко ремонтировать.

Восстановить механизм старинных часов гораздо сложнее, потому что он в единственном экземпляре. Если в них чего-то не хватает, то взять негде. Начинаешь думать, как изготовить недостающую деталь, чтобы она не отличалась от оригинала. Мне помогают книги Бориса Елисеева «Ремонт часов» и Гольдберга «Устройство и технология сборки часов».

– Вы наверняка интересовались историей Успенского собора и мастерами, изготовившими часы. Расскажите о них.

– Кафедральный собор Успения Божией матери построен в 1811 году на средства купца Ивана Федоровича фон Филимонова. Храм был украшением и духовным центром Рыльска. На третьем ярусе колокольни была звонница, на четвертом – четырехсторонние башенные часы. Мне удалось узнать, что они изготовлены тульскими мастерами Алексеем и Ильей Палутиными. Часы начали отливаться в 1809 году, изготовлены и установлены на соборной колокольне в 1816 году. Об этом свидетельствует надпись. Все колеса, кованые узлы с токарной и фрезерной обработкой говорят о высокой оснащенности мастерской братьев. Мы можем догадаться, что там выполняли литье стали, чугуна, было кузнечное, фрезерное и токарное оборудование. Причем, сравнивая с качеством голландских механизмов, которые преобладали в то время в башенных часах, можно сказать, что тульские не уступали им в надежности и качестве. Полагаю, что только богатый город с развитой промышленностью, торговлей и великой верой мог позволить себе башенные часы.

Предположительно, часы были остановлены после революции, а впоследствии разрушены и разграблены. Благодаря трудам идейной вдохновительницы проекта архитектора Елены Холодовой и настоятеля Успенского собора отца Александра часы решили восстановить. Реставрация началась 17 мая 2010 года.


– Как она проходила?

– Производилась, она в пять этапов: очистка окалины, ржавчины, атмосферных и климатических повреждений, наплав, исправление сохранившихся деталей и рабочих поверхностей, консервирование сохранившихся деталей, расчет и изготовление недостающих частей, деталей и узлов механизма, регулировка добротности работы механизма.

– Что представляет собой механизм?

– Совокупность трех механизмов в одном: ход часов, бой и колокольный перезвон (перебор). В целом это единый механический организм, во главе которого находится ход, приводящий в движение остальные механизмы с помощью системы рычагов.

– С какими трудностями пришлось столкнуться при восстановлении часов?

– Их было немало. Лабораторные исследования металла показали, что такие марки стали уже не выпускаются современной промышленностью и при установке новых деталей будут сильнее изнашиваться старые. Выход из положения нашелся. Термическим путем новодельные колеса отпускались до состояния, приближенного к старым. Много времени заняла перенастройка заводского оборудования для изготовления недостающих узлов и элементов. Делались специальные инструменты и приспособления. Так, на одно вексельное колесо на 72 зуба понадобился месяц. Сложности были в расчетах, в частности, весов гирь, плеча и веса линзы маятника. Все приходилось определять эмпирическим путем. Соответственно и количество зубов на ангренажных колесах может меняться. Поэтому проводилась очень кропотливая и скрупулезная работа. Достаточно сказать, что зачищали рабочие поверхности мостов и рамы стоматологическими борами с последующим наплавом, обработкой и полировкой.

В механизме Палутиных все соединения были резьбовыми и заклепочными. Мне пришлось воспользоваться дедовскими методами, чтобы сохранить оригинальность часов. Восстановлены все надписи и именные клейма – «1816 год, Алексей и Илья Палутины, Тула». Теперь мы знаем правильное написание фамилии тульских часовщиков.

– Пришлось ли делать доработки механизма?

– Надо понимать ответственность реставратора при проведении восстановительных работ. К нему предъявляются повышенные требования по точности хода часов, ведь раньше не было для этого точных приборов. Поэтому в механизме пришлось сделать некоторые доработки. Небольшие изменения коснулись перебора, то есть мелодии перезвона колоколов. Пришлось добавить один молоток к восьми оставшимся, чтобы звучала мелодия «Боже, царя храни». В летописях указано, что четвертная бочка для перебора – медная, а у нас она деревянная.

Рыльские часы можно отнести к ранним творениям братьев. В 1820 году они уже устанавливали на свои механизмы более надежные узлы. Деревянные элементы барабанов были изготовлены мною из того же дерева, что и в оригинале, — сосны. Пришлось воспользоваться современными пропитками и оцинкованным листовым железом, чтобы продлить их жизнь.

При изготовлении циферблатов мне удалось найти интерьерные часы (поповские еколя) приблизительно того же периода, сделанные русскими мастерами. Цифры на курантах расположили в соответствии с ними.

Небольшие конструкционные изменения я внес в приводы колес ангренажа – сделал развесовку гирь регулируемой, что дает возможность корректировать точность хода.

– Роман Викторович, интересно узнать, каков вес механизма часов, параметры циферблата, цифр и стрелок.

– В совокупности с гирями – 2 тонны 200 килограммов. Диаметр циферблата – 1 метр 37 сантиметров, высота цифр – 34 сантиметра. Длина большой стрелки – полтора метра, часовой – 1 метр 10 сантиметров.

– На какие средства велись работы?

– На деньги прихожан, спонсоров. Финансами руководит отец Александр. Было важно любое пожертвование – и крупное, и незначительное. Главное, что люди участвовали в восстановлении храма, что они хотели видеть его величие и красоту.

Мы должны понимать, что владея уникальным наследием часового искусства, наш долг – воссоздать и сохранить его для народа России.

Источник: http://www.gi-kursk.ru/number/3134/actual/003350/
Дата: 09.10.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ