Дядя французского президента в бурятской тюрьме?

Цыганский барон, арестованный МВД Бурятии, мог быть родственником французского президента

Несколько лет назад президент Франции Николя Саркози, будучи тогда ещё министром внутренних дел, усердно занимался выселением из Франции цыган, переселившихся сюда из стран Восточной Европы.

Эта история с Саркози перекликается с одной давней историей, которая началась перед Второй мировой войной в Венгрии и завершилась после ее окончания у нас в Бурятии. Эта история рассказана очень давно ветераном МВД нашей республики.

Семью на запад

После установления в Венгрии фашистского режима там наступили тяжёлые времена гонений и репрессий для евреев и цыган. Жизнь их оказалась в опасности, и им нужно было не мешкая перебраться в другие, безопасные для них страны.

Барон одного табора, который ранее до этого пришёл в Венгрию из Италии, Степан Чаркози решил, что они будут спасены, если им удастся перейти тайком через границу на территорию СССР. То, что дело это опасное, требующее полного риска и отваги, барон знал. Хотя поодиночке или маленькой группой можно было перейти через территорию Италии во Францию.

Это был более безопасный путь, чем переход границы СССР. И, кроме того, итальянским цыганам во Франции легче было вжиться в среду, нежели в какой-либо другой стране. Но барон Чаркози бросить свой табор на произвол судьбы не захотел и решил, рискуя жизнью и своей, и всего табора, вести его через строго охраняемую границу на территорию Советского Союза.

Это было отчаянное решение. Однако своих детей под опекой своего младшего брата он решил отправить во Францию. Из накоплений своего табора он снабдил их драгоценностями, итальянскими деньгами и дал братишке совет, чтобы во Франции они не вели скитальческую цыганскую жизнь, а старались пробиться в высший свет тамошнего общества, представившись не цыганами, а евреями.

Степан был уверен в успехе своего братишки и детей, ибо его брат был парень смекалистый, весёлый, остроумный и недурен собой.

С табором на восток

В сентябре 1940 года Степану Чаркози удалось-таки ненастной тёмной ночью перейти со своим табором через границу на территорию СССР. Шли через реку, кто пешком, кто на лошадях, врассыпную. Затем тихо и незаметно прошли в глубь бессарабских полей. Когда началась Великая Отечественная война, табор Степана Чаркози вместе с потоком советских беженцев стал медленно передвигаться на восток новой для них и необъятной страны.

Несколько лет они провели в скитаниях по просторам центральной России, по городам и весям, в голоде и холоде. Поскольку время было военное, тяжёлое, жилось всем нелегко. Чтобы пропитаться, они не гнушались кражами домашних живностей из оград и улиц сёл и деревень, занимались воровством из домов и квартир, куда проникали, пользуясь доверием жильцов, промышляли гаданием на оживлённых улицах городов.

Совершили они немало краж со взломом из православных храмов, накопили почти полмешка церковного серебра и драгоценностей. Промысел цыганского табора тех лет большей частью был таков, что им для того, чтобы иметь постоянное пропитание и не оказаться при этом за тюремной решёткой, нужно было часто менять места пребывания, скитаться.

Обокрали партийца

В начале 50-х годов табор Степана Чаркози оказался в нашем Улан-Удэ. Расположились они у подножия Лысой горы. В то время это место не было застроено, как сейчас. Здесь они занимались тем же, чем занимались до этого в других городах. И вот однажды несколько цыганок их табора постучались в дом известного в то время в республике крупного партийного работника и попросили дать воды и хлеба для их маленьких детей.

Партработник в то время находился в командировке в одном из районов республики, а его супруга была доброй души человек. Открыла дверь, пустила цыганок с детьми, напоила чаем и дала им хлеба. Цыганки покружились возле хозяйки дома с предложением погадать ей, но она отказалась. Тогда они, поблагодарив её за хлеб и чай, ушли.

Когда из командировки вернулся партработник, он обнаружил отсутствие в своём платяном шкафу пиджака, который надевал по праздникам и по другим торжественным поводам. Но досада была не столько из-за пиджака. Беда была в том, что вместе с пиджаком были украдены прикрепленные к нему государственные награды, боевые и трудовые ордена и медали, в том числе орден Ленина.

По просьбе данного заслуженного деятеля руководством МВД республики было принято решение провести в таборе повальный обыск. Но к тому времени прошло уже несколько дней, и табор оказался уже в Читинской области, в Петровск-Забайкальском районе.

Поэтому к проведению операции были привлечены кроме МВД Бурят-Монгольской АССР силы и средства УВД Читинской области. Подняли даже сотрудников вневедомственной охраны и солдат воинских частей. Соотношение сил было по три сотрудника на одного члена табора.

Клад с добром зарыли

Операция началась погожим сентябрьским днём недалеко от города Петровск-Забайкальский. Ее участники рассказывали, что в ходе операции стоял невероятный, почти невыносимый шум - крики, плач цыганских детей и женщин, вопли членов табора. В течение целого дня в ходе обыска найти ничего не удавалось.

Лишь на закате один молодой солдат, пошедший по нужде в лес, случайно обнаружил место, где будто бы дёрн аккуратным кругом был вырыт, а потом снова поставлен на место. Дёрн этот легко подняли и, покопав еще немного, обнаружили мешок с ворованными вещами. К радости пострадавшего партработника, его ордена и медали нашлись среди серебряных церковных утварей, золотых и серебряных монет и ювелирных изделий.

Требовалось возбуждение уголовного дела и привлечение организатора краж к уголовной ответственности. Нужно было установить личность барона этого табора. Никто из его членов не говорил на допросах, кто он. Но во время обыска были обнаружены документы, удостоверяющие личность одного члена табора.

Это был артист московского цыганского театра «Ромен», молодой парень по фамилии Ольмерт, приехавший во время своего отпуска в табор к своим родным. И он из-за боязни потерять работу указал сотрудникам милиции на Степана Чаркози. Поскольку этим табором были совершены кражи на территории не только Бурят-Монгольской АССР, но и многих других областей и республик СССР, дело было передано по подведомственности в центральный аппарат МВД СССР.

А сам цыганский барон Степан Чаркози после тщательных и подробных допросов в Улан-Удэ был отправлен под конвоем, вслед за переданным в центр уголовным делом, в Москву. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Сейчас об этом деле вряд ли кто помнит. Последний из участников той операции полковник милиции Б.П. Рубан, работавший в то время в уголовном розыске МВД БМАССР, умер несколько лет тому назад. Это был честный, интеллигентный, доброй души человек.

Корни французского президента

О том, что президент Франции Николя Саркози и есть сын брата Степана Чаркози, ушедшего перед Второй мировой войной во Францию, у нас нет доказательств. Но в официальной биографии Николя Саркози говорится, что он сын эмигранта-еврея, прибывшего во Францию накануне Второй мировой войны из Венгрии.

Однако бывший посол Югославии в России Бронислав Милошевич в одном из своих интервью российскому телевидению говорил, что Николя Саркози - выходец из цыган. Слова Милошевича, политика, хорошо разбирающегося во всех тонкостях межэтнических проблем и политических ситуаций в Юго-Восточной Европе, сомнения не вызывают.

Цыганский барон по уголовному делу, заведённому против него в Улан-Удэ, проходил под фамилией Чаркози. Хотя следователь или дознаватель мог написать его фамилию и как Саркози, ведь документов у него не было. Но Чаркози для русского слухового восприятия звучит, вероятно, ближе, чем, скажем, Саркози. А во Франции наоборот.

Поскольку нет прямых доказательств родства цыганского барона Степана Чаркози и президента Франции Николя Саркози, будем считать, что отец Николя Саркози и брат цыганского барона Степана Чаркози лишь однофамильцы или люди с созвучной фамилией. Но и в этом случае нельзя отрицать того, что в судьбе отца Николя Саркози и брата Степана Чаркози неизменно была трагическая связь.

Источник: http://www.infpol.ru/news/667/85284.php
Дата: 29.09.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ