Прикоснуться к памяти

Постепенно исчезают с лица земли посёлки, сёла, деревни у нас в Ханты-Мансийском районе. Было когда-то по левой стороне реки Обь село с интересным названием Сухоруково.

Малое село с большой историей

В селе Сухоруково люди жили хорошо, можно сказать, даже справно, потому что все трудились, лодырей и пьяниц не было. Почти каждая семья имела хороший деревянный дом, баню, хозяйство, огород и живность. В семье всё было своё, и в магазин ходили только за спичками, сахаром и солью. Многие жители села носили фамилии: Протапоповы, Корепановы, Николаевы, Лагонские, Старцевы, Сырьевы. Некоторые были купеческого рода, и когда устанавливали советскую власть, то богатых и зажиточных крестьян раскулачили. Частенько потом, когда весной начинали копать огород, жители находили черепки от красивой фарфоровой посуды. Старожилы, говорили, что раньше через село ходили обозы и купцы по «веревочке» возили из Китая посуду. А семьи все были многодетные, крепкие и трудолюбивые. За обеденным столом ели молча, в основном большими деревянными ложками. А если кто-то из детей баловался за столом, то мог и получить от тятьки по лбу деревянной ложкой.

Огороды у всех были большие, все держали коров, численность которых в семьях доходила даже до 9. Сами из молока вручную сбивали масло, хозяйки хорошо стряпали, пекли вкусный хлеб, пироги с рыбой и шаньги с творогом, во всех домах стояли русские печки. А ещё в каждой семье стояли кадочки с разными ягодами: черникой, брусникой, малиной и смородиной. Летом было большое разнотравье, все дружно заготавливали сено на зиму.

Всех в селе кормили лес и река. Мужчины охотились, да и рыба ловилась хорошо: нельма, муксун, осётр, стерлядь были в изобилии.

Жители этого необыкновенного села умели дружить. Часто после войны по большим праздникам собирались в одном из домов. Одна из женщин, склонив голову набок, начинала тихонько петь: «Горит, горит село родное, Горит, горит отцовский дом…»

Затем дальше песню подхватывали все вместе ладно и согласованно. А когда песня заканчивалась, они некоторое время молчали, затем поправив платочки, продолжали петь другую песню, смотря друг на друга и как бы чувствуя родство души. Порой маленькая Ниночка Лагонская смотрела на этих вдохновлённых односельчан и думала о том, что все они её земляки разные, а сейчас вдруг как бы одинаковыми стали, праздник заставил их сблизиться, забыться, почувствовать вечную красоту.

Школа располагалась в купеческом 2-этажном доме, красивом здании с резными лестницами. Заведовал начальной школой Лагонский Николай Васильевич, участник Великой Отечественной войны. Ребятишки того времени любили летом играть в лапту, мячики катали из шерсти животных, играли в бабки и чижика.

Малая родина

Когда началось освоение сибирского края, одна за другой стали появляться деревни, сёла. Раньше говорили, что село без церкви, что человек без души. Это было сказано от тех местах, где когда-то были церкви, как например, в с. Сухоруково. Именно это селение украсила замечательная архитектурная жемчужина Духосошественная деревянная церковь, а видно её было за много десятков вёрст. Всего дворов в селе было 103, прихожан мужского пола — 360 человек, а женского — 367 душ.

По данным справочной книги Тобольской Епархии 1913 года известно, что Духосошественная деревянная церковь была построена в 1907 году и имела 3 престола: во имя Сошествия Святого Духа, во имя Успения Божией Матери и во имя святого Николая Чудотворца. В приходе имелись 2 теплые часовни, и числился штат: священник и псаломщик. Все жители села Сухорукова были людьми верующими, и пока церковь в селе действовала, то посещали все службы. Богослужение совершалось не перед людьми и даже не вокруг их, скорее внутри, проходя насквозь человека, как проходит солнечный свет сквозь прозрачный сосуд, наполненный чистой родниковой водой.

Частенько в церковь тянулись заблудившиеся, отчаявшиеся люди, которым священник давал не только утешение, но и новые опоры в жизни, помогал жить в гармонии с Богом, людьми и самим собой. Почти все сухоруковцы имели дома много икон в дорогих иконостасах и окладах. Люди чтили православные традиции: соблюдали посты, посещали церковные службы, отмечали церковные праздники. Известно, что одно время священником служил Семен Протопопов. Очень любили всем селом справлять Рождество, ряженые ходили по домам славили Христа, пели под гармошку и угощали друг друга.

Жила в военные годы в селе Сухоруково семья учителей под фамилией Лагонские. Дом их находился в 100 метрах от церкви. Одна из детей, Ниночка, которая родилась в 1943 году, часто болела (за год переболела 8 раз), и тут к ним пришла старенькая соседка и повесила на Нину православный деревянный крестик. Болезни отступили. А рядом через частокол жил сосед-бобыль, у которого было много скворечников, и маленькая Нина Лагонская очень любила наблюдать и слушать, как чирикают и поют птицы. В селе было мало девочек, и она играла в основном с мальчишками. Ребятишки часто проходили мимо церкви, находившейся в запустении много лет. Ещё с детства помнит Нина, что если бежишь и задумаешься, то вдруг вздрогнешь внезапно, когда увидишь церковь, лёгкую среди тяжёлой зелени деревьев. Вся ребятня чувствовала в церкви какую-то особую атмосферу удивления, а порой и страха. На душе становилось тепло-тепло. Задрав головы, дети внимательно смотрели на неё, — а вокруг были тишина и покой. И стояла их церковь в зелени, как белая красавица — столько лет стояла и молчала. Давно, наверное, уже умерли её строители и оставили после себя эту белую сказку. Жаль, в известные времена церковь лишили колокольни и глав, а само здание заколотили.

Когда Николая Васильевича Лагонского в 1950 году перевели заведующим школы п. Кирпичный, то всё дружное село пошло провожать эту семью. Скотину погрузили на баржу, а дети и родители поехали на катере. После их в этот дом заселилась многодетная семья Старцевых. И вот колхоз «Заветы Ильча» в 1968 году стали закрывать, многие жители решили переезжать на жительство в соседние населённые пункты: с. Елизарово, п. Урманное, п. Луговской, а некоторые и в Ханты-Мансийск. Вся многодетная семья Старцевых 1967 году переехала жить в п. Луговской. А во время пожара, который случился во время грозы в с. Сухоруково в 1978 году, церковь сгорела полностью. Через несколько лет Старцевы, собравшись все вместе, несколько раз ездили на свою историческую Родину. Искали свой дом, огород, место, где стояла когда-то Сухоруковская церковь. Стоя у околицы этого неприметного русского села, Владимир Ильич Старцев чувствовал свою родину с особой остротой и силой. Он увидел здесь то, чего ждал, что смутно надеялся увидеть. Ради этого он проехал столько вёрст. Слышал он, что существуют на Земле намоленные места или, как их считают, святые. Есть в них какая-то положительная аура, словно ангел-хранитель снисходит к людям.

Много еще на Руси разрушенных и осквернённых храмов, которые надо поднимать из пепла. Ведь они стоят забытые, заброшенные, немощные. И только верующему, грамотному человеку под силу начать все сначала, сплотить вокруг себя единомышленников и превратить пустыню в храм Божий. Чтобы издалека были видны золочёные купола и сияющие на солнце кресты.

Господи, родная измождённость,
Виды полумёртвых деревень.
Даже в небе неопределённость,
Распростёртом как-то набекрень.

Русь моя, запущенная грядка,
Вотчина поэзии живой!
Никогда не будет здесь порядка
На манер Европы деловой.

Мы земные лишь наполовину,
Нас волнует и нездешний вид.
Знать, мы не расстались с пуповиной,
Что незримо тянется в зенит…

М. Федосеенков

Сегодня в селе Сухоруково живут 4 семьи, которые в скором времени будут переселены в д. Ярки Ханты-Мансийского района. Это экономически оправдано, но… ещё одним брошенным селом на карте Югры станет больше.

Источник: http://www.mngz.ru/ugra/people-events-incidents/85040-hmao-gazeta-aif-yugra-prikosnutsya-k-pamyati.html
Дата: 29.09.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ