Ангел Бориса Орловского

30 августа 1834 года при большом стечении народа после грандиозного салюта из 248 орудий (пальба длилась более часа) в Петербурге был открыт монумент Александру I Благословенному – Александровская колонна. Она должна была утверждать незыблемость самодержавия, но уже в представлении современников и тем более последующих поколений стала памятником героизму и патриотизму русского народа, монументом Отечественной войны 1812 года.


Символы Петербурга

Александрийский столп, как назвал его Александр Сергеевич Пушкин, был возведен по проекту архитектора Монферрана, а вот на вершине его днем – в блеске солнца, ночью – в свете луны стал сиять крестоносный ангел – «высоко стоящий, единственный», сильный, вставший под Петербургом, как бы обещая России долгий мир и покой после кровопролитной войны – его ангел.

Скульптор работал над фигурой около трех лет, вылепив за это время 14 вариантов статуи в «малом и большом видах» – титаническая работа, не знающая аналогов в истории русского скульптурного искусства!

А 25 декабря 1837 года после молебна и прогремевшего с бастиона Петропавловской крепости пушечного выстрела на площади перед Казанским собором были торжественно открыты монументы фельдмаршалу князю Кутузову-Смоленскому и фельдмаршалу князю Барклаю-де-Толли.

Так, с промежутком в три года, появились в Санкт-Петербурге выдающиеся скульптурные произведения, прославившие навсегда Северную столицу, Россию и самого автора, умершего «после кратковременной сильной воспалительной болезни» за две недели до второго своего большого праздника.

Загадки биографии

Один из величайших русских скульпторов, автор названных выше работ Борис Иванович Орловский (наст. фамилия Смирнов. – Прим. ред.) родился в конце XVIII века в семье крепостных крестьян Смирновых, принадлежавших помещице Наталье Мацневой и проданных ею тульскому помещику Василию Шатилову. С местом и датой его рождения долгое время были (а для многих и остаются) неясности.

Что касается места, путаница здесь произошла из-за менявшегося несколько раз в XVIII-XIX веках административного деления Орловщины. Вот и получилось, что один и тот же населенный пункт – село Большое Столбецкое (или просто Столбецкое), в котором родился Борис Смирнов, значился то в Малоархангельском, то во Мценском уезде. Мценские краеведы до сих пор считают скульптора своим земляком, хотя уже более 75 лет его родина находится в составе Покровского района и является центром одноименного сельского поселения.

По времени появления на свет нашего выдающегося земляка история еще запутаннее. В большинстве статей и книг, в которых упоминается имя Бориса Орловского, говорится, что родился он в 1796 году.

Эта дата названа, к примеру, в самых солидных справочных изданиях: в третьем издании Большой Советской энциклопедии, в Советском энциклопедическом словаре (1988 г.) и Большом энциклопедическом словаре (2001 г.).

В данном случае авторы ориентировались, скорее всего, на надгробную надпись, выбитую на памятнике замечательному деятелю русской культуры: «Борисъ Ивановичъ / Орловскiй / профессоръ скульптуры / Императорской / Акадeмiи Художествъ / скончался 10 декабря 1837 года/на 41 году от рождения».

Но наряду с этой датой называются и другие – 1792, 1793 и 1797 годы. Откуда такой разнобой? Вывод однозначен: у авторов книг и статей о Борисе Орловском не было под рукой первоисточника – «Метрической книги Владимирской церкви села Столбецкое», (Малоархангельского уезда Орловской губернии. – Прим. А.П.), поскольку за данный период она не сохранилась, и каждый автор использовал только косвенные данные.

Работая в Государственном архиве Орловской области с «Ревизскими сказками» по Малоархангельскому уезду за 1811 год, я нашёл следующую запись: «1811 года…дня, Орловской губернии, Малоархангельского уезда, села Большого Столбецкого, помещицы вдовы, майорши Натальи, Михайловой дочери, Мацневой, о состоящих мужеска пола дворовых людях и крестьянах.. (фонд 760, оп.1, д. 378, л.109)

Далее шел перечень принадлежавших помещице крепостных и дворовых людей. Последних в селе Большое Столбецкое проживало тогда 12 человек. Из этих двенадцати семеро составляли семью Смирновых.

Среди детей Ивана Борисовича Смирнова названы два сына – Николай (ему шесть лет на период пятой переписи, проводившейся в 1795 году) и Борис, которому в 1795 году исполнилось четыре года.

Данная запись позволяет сделать вывод, что великий русский скульптор родился в 1791 году, то есть все другие вышеупомянутые даты неверны, и Борис Орловский несколько старше, чем мы думали до сих пор.

Академик скульптуры

Борис рано проявил способности к лепке из глины, что натолкнуло братьев-помещиков Ивана и Николая Шатиловых (они стали владельцами сел Моховое и Паньково после смерти отца) на идею отдать своего крепостного «учиться рубить из мрамора», и вскоре он оказался в Москве в мастерской известного торговца мраморами Кампиони.

За 12 лет занятий резьбой по мрамору Борис Орловский (место прежнего жительства превратилось в его официальную фамилию) стал лучшим мраморщиком и, чтобы освободиться от крепостной зависимости, «поднес государю императору бюст его, сделанный с отличным искусством».

Прославленный скульптор И.П. Мартос, для которого молодой мраморщик работал в 1821 году, увидел в нем незаурядное дарование и вместе с президентом Aкадемии художеств A.H. Олениным принял участие в его судьбе. Сам император Александр I проникся заботой о талантливом мраморщике. Помещик Шатилов согласился отпустить на волю талантливого мастерового за 3000 рублей – и эту сумму ему заплатили немедленно.

Так в 30 лет началась для Бориса Орловского вторая часть его жизни – короткая, наполненная учебой и работой жизнь свободного человека. Он учился: по индивидуальному плану – в Академии художеств, шесть лет – у скульптора Торвальдсена в Италии, и уже в первых самостоятельных работах – «Парисе» и «Фавне, играющем на скрипке» в полной мере проявил свой талант.

Скульптурная фигура гренадера Карпа Варламова, созданная Орловским, настолько понравилась Николаю I, что тот установил одну статую в своих личных апартаментах, а второй экземпляр отослал своему тестю – прусскому королю Фридриху-Вильгельму.

Вершиной же творчества Бориса Ивановича Орловского стали фигура ангела на Александровской колонне и памятники выдающимся русским полководцам Кутузову и Барклаю-де-Толли (об этих произведениях мы рассказали в самом начале).

Усилиями Е.С. Орловской, его вдовы, над могилой «гиганта русского резца» был установлен памятник, а в 1936 году останки Бориса Ивановича Орловского перенесли со Смоленского кладбища в некрополь Александро-Невской лавры – пантеон деятелей культуры последних столетий.



Свой памятник скульптору оставил и Александр Сергеевич Пушкин, побывавший в 1836 году в его мастерской и написавший 10 строчек – стихотворение «Художнику»:

«Грустен и весел вхожу,

ваятель,

в твою мастерскую:

Гипсу ты мысли даешь,

мрамор послушен

тебе…»

Мне всегда казалось невероятно странным, что имя Бориса Ивановича Орловского (вдумайтесь: Орловского!) никак не представлено в музеях Орла. Орловского – и нет, не парадокс ли? Не было в Орле и улицы его имени.

Но недавно такая улица появилась. Правда, не в Орле. В посёлке Покровское, на родине русского скульптора, в декабре 2008 года одна из трёх улиц нового микрорайона была названа именем выдающегося земляка.

P. S. Мы по-прежнему не знаем дня рождения Бориса Орловского, но год нам теперь известен точно. В 2011-м нашему земляку исполняется 120 лет.

Источник: http://www.vestnik57.ru/page/angel-borisa-orlovskogo
Дата: 27.09.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ