С великою победою и одолением…

18 августа 1609 года польско-литовские захватчики под Калязином были разбиты русскими воинами. Эта победа – замечательный повод проявить уважение к истории и героям Отечества.

С великою победою и одолением…
http://www.tverlife.ru/_content.php?Id=1.2.85&artid=273&parts=issue_d_hist

18 августа 1609 года польско-литовские захватчики под Калязином были разбиты русскими воинами. Эта победа – замечательный повод проявить уважение к истории и героям Отечества.

Для начала прошу обратить внимание на важнейшие обстоятельства, которые и побудили меня написать эту статью.

Приближается знаменательная дата в истории не только Калязина, но и нашего Отечества – 400-летие победоносного сражения русских воинов на берегах Волги и Жабни в двух верстах от Троицкого Калязинского монастыря. И пусть потомки захватчиков знают, что мы не забыли подвигов своих предков.

Считаю необходимым в честь этой знаменательной даты установить в городе Калязине обелиск в память об этом событии и открыть его в торжественной обстановке 18 августа 2009 года.

Мы обязаны сделать все для того, чтобы историческая истина предстала перед нами во всех ее сложностях, трудностях и противоречиях, красе и величии.

Какова была Россия в 1608–1612 годах?

Значительная часть ее территории была оккупирована польско-литовскими захватчиками; в Тушине сидел Лже-дмитрий II ( «тушинский вор») со своими сподвижниками; Троице-Сергиев монастырь был в осаде. Всем было ясно: царь Василий Иванович Шуйский не способен управлять государством. В 1610 году он был свергнут боярами. К власти пришли семь бояр – «семибоярщина», не имевшая ни авторитета среди дворян, казаков и посадских людей, ни власти в стране; она предала интересы России, допустив в Москву поляков. Крестьянские восстания против бояр, дворян не утихали ни на один день. В 1608–1610 годах наиболее авторитетным лицом в стране стал молодой, умный, отважный патриот Родины князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. К сожалению, его звезда, едва вспыхнув, угасла. Но все-таки за 1608–1610 годы он сумел вселить в сознание народа надежду на избавление страны от ненавистных польско-литовских захватчиков. Именно под его водительством русские разгромили польско-литовское войско на речке Жабне.

Как свидетельствуют исторические источники, князь Скопин-Шуйский во главе многотысячного войска русских воинов (от 20 до 30 тысяч человек) и шведских наемников весной 1609 года начал движение из Новгорода на Москву. Но, дойдя до Волги (Тверь, Троицкий Калязинский монастырь), шведские наемники отказались двигаться дальше и участвовать в военных действиях против поляков. Они потребовали выплаты денег. У правительства царя В.И. Шуйского денег не было, казна была пуста. Князь Скопин-Шуйский, оставшись только с русскими воинами, двинулся от Твери по левому берегу Волги на восток.

Современником тех лет, сумевшим описать события начала ХVII века, был келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын. В его знаменитом «Сказании» описания подробны и точны. О событиях того времени А. Палицын свидетельствует так: кн. М.В. Скопин-Шуйский, двигаясь по левому берегу Волги вниз от Твери, приблизился к Калязинскому монастырю в начале августа 1609 года и занял его. Противник (польские и литовские полки Александра Зборовского, Лисовского, Яна Сапеги) подошли переславльской дорогой из-под Троице-Сергиева монастыря под стены Калязинского монастыря и заняли село Пирогово (ныне Зареченская часть Калязина), чтобы преградить путь кн. Скопину-Шуйскому на юг. Зная расположение войск противника, Скопин-Шуйский послал в Никольскую слободу (правый берег реки Волги) воевод Семена Головина, князя Якова Барятинского, Григория Валуева, Давида Жеребцова «со многими людьми», чтобы преградить путь польско-литовским войскам и помешать им переправиться на левый берег речки Жабни в Никольскую слободу. Летописец свидетельствует: «Литовские же, увидивши московских людей, яко лютые звери, устремишася на лов». Берега реки Жабни были топкие. В этом бою московские воины побили и поранили многих польско-литовских людей. «Прочие же в бегство устремишася в село Пирогово».

Русские воеводы срочно послали сообщение князю Скопину-Шуйскому о первой победе над врагом и просили его немедленно переправиться со всеми своими силами через Волгу на правый берег Жабни, чтобы снова сразиться с захватчиками у села Пирогово. Князь отдал приказ переправиться на правый берег Волги и занять Никольскую слободу, а также высадиться на речке Жабне и вступить в бой. «Литовские же гетманы, – пишет далее А. Палицын, – и их полковники всеми полки своими устремишася на русское воинство». Русским воинам, высадившимся на правый берег Жабни, отступать было некуда – позади Жабня и Волга. «И была сеча зла велика и сечахуся на многих местах, биющеся чрез весь день; от оружного стуку и копейного ломания и от гласов вопля и кричания ото обоих людей войска, и от трескоты оружия не бе слышати друг друга, что глаголет; а от дымного курения едва бе видети, кто с кем ся бьет». Многие русские воины обратились к памяти преподобного Макария со словами: «Владыко, кровь раб твоих, неповинно закалаемых; тако же и ты, преподобе отче Макарие, помолися за ны к Богу и помози нам». «Услыша Господь молитвы рабов своих; и нападе страх великий на врагов Божиих; и ужасом великим одержимы, в бегство устремишася. И побегоша, друг друга топчуще, гонимы гневом Божиим». «Русские же полцы гнаша литовских людей, секуще до Рябова монастыря; и многих литовских людей побили и поранили, а нарочитых панов многих живых поимали. И с великою победою и одолением возвратишася под Колязин монастырь с многою корыстию», – повествует летописец. Кроме стойкости и мужества мы видим и быстроту тактических решений самого князя и его воевод. Несомненно, калязинцы не были сторонними наблюдателями происходящих событий. Они помогли дважды русским воинам переправиться через широкую Волгу и Жабню, обеспечивали воинов питанием и сами участвовали в сражении.

Победа под Калязином имела решающее значение в оказании помощи защитникам Троице-Сергиева монастыря. Вскоре после описываемых событий осада монастыря была снята, а сами осаждающие рассеялись по многим местам России, грабя местное население, церкви, монастыри. Наиболее крупной была группировка пана Лисовского, которая, отступив от Троице-Сергиева монастыря, зимовала в Суздале. По другой версии, пан Лисовский зимовал в Дмитрове, укрывшись за толстыми стенами местного монастыря. Весной 1610 года он двинулся на запад по правому берегу Волги, переправился на левый берег, подошел к Троицкому Калязинскому монастырю и осадил его. О точной дате осады не говорится ни в одном источнике. Польско-литовские захватчики и их подсобники – русские изменники – не смирились с поражением и решили взять реванш.

Лисовский, понимая свою обреченность, летом 1610 года напал на Калязинский монастырь. В нем в тот момент находились всего 68 человек. В их числе были монахи и воины во главе с воеводой Давидом Жеребцовым. Русские люди защищались отчаянно. Поляки подожгли деревянные стены крепости, сгорели и другие деревянные постройки. Давид Жеребцов, видя безнадежность своего положения и надеясь на милосердие и благородство поляков, сдался в плен. Но поляки, ворвавшись в монастырь, разграбили его, а всех защитников крепости убили. Мощи преподобного Макария поляки выбросили из раки и разбросали по территории монастыря. Серебряная рака – дар царя Бориса Годунова – была разрублена на части и увезена захватчиками. Только Троицкий собор, построенный еще в первой половине ХVI века, остался немым свидетелем бесчинств захватчиков, хотя и он тоже пострадал. Монастырь был разгромлен и опустошен. Но благодаря заботам настоятелей, усердию богомольцев и щедрым дарам царских особ монастырь мало-помалу отстраивался, возобновлялся и к концу ХVII века совершенно оправился от разгрома. Монастырь получил чин первоклассного, стал важной крепостью, прикрывавшей с севера подступы к Москве.

В своих исторических записках о Калязине И.С. Белюстин (о.Иоанн) упоминал о Язвицах, где среди лесов и болот заметны остатки кургана; кругом его земля изрыта на значительную глубину. На этом основании о. Иоанн строит предположение: не здесь ли, в Язвицах, князь М.В. Скопин-Шуйский окончательно разбил захватчиков после изгнания их из села Пирогово? Не здесь ли, в Язвицах, русские воины, настигнув врага, разгромили его в жестоком бою? Погибшие русские воины, видимо, и были похоронены в насыпном кургане, предполагает И.С.Белюстин. В заключение он пишет: «Местечко Язвицы еще более замечательно как могила истинных сынов Отечества, которые среди повсюдных смут и измен не увлеклись гибельным примером, а остались верными своему долгу и легли здесь костьми за дело правое, за царя законного». Остается добавить к словам И.С. Белюстина: для проверки верности его утверждений следовало бы организовать археологическую экспедицию, исследовать курган и Язвицы и полученными данными подтвердить или опровергнуть все то, о чем писал отец Иоанн.

В чем же исторический урок той страшной сечи?

Успехи воеводы Скопина-Шуйского и народная борьба с захватчиками предопределили полную неудачу польской авантюры, связанной с именем Лже-дмитрия II. Это дало возможность Скопину-Шуйскому с помощью народа, восставшего против Лжедмитрия, очистить значительную часть территории страны, подойти к Москве и освободить ее от осады. Лжедмитрий был изгнан из Тушина и вскоре был убит. Все это предопределило начало настоящей народной войны против польских захватчиков. В феврале 1611 года в Рязани и Нижнем Новгороде было организовано Первое народное ополчение под руководством Прокопия Ляпунова. Вступившие в него дворяне, казаки, посадские люди, даже черносошные крестьяне были настроены сражаться до конца. Ополчение вступило в Москву. Началось восстание. 19–20 марта 1611 года храбро сражались ополченцы, особенно отряд под руководством князя Пожарского. Но восстание потерпело поражение. Пожарский был тяжело ранен и отвезен в Троице-Сергиев монастырь. Вскоре и Первое ополчение прекратило свое существование.

Осенью 1611 года возникло Второе ополчение. Организаторами его были Козьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Второе народное ополчение и освободило Москву в конце октября 1612 года, изгнав захватчиков со всей территории России. Таким образом, калязинская победа князя М.В. Скопина-Шуйского стоит в особом ряду борьбы за освобождение страны от польско-литовских захватчиков. Вот почему мы, калязинцы, считаем установление памятного обелиска в Калязине делом не только местных, но и федеральных властей, всех настоящих патриотов земли российской. Кроме того, убежден: включение Калязина в «Золотое кольцо России» добавит авторитета всей тверской земле, утвердит величие подвига во славу России.


Николай Суворов,

ученый-краевед, кандидат педагогических наук,

действительный член Русского географического общества

при РАН, почетный гражданин Калязинского района
Источник: http://news.centergen.ru/index.php?t=1193
Дата: 31.07.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ