Как «вырастить» генеалогическое древо

ЕСЛИ нет сил и времени самому заниматься восстановлением истории рода, это можно доверить специалисту.
Историк Александр Казакевич в 1990-е гг. «вырастил» несколько полноценных генеалогических древ, уходящих корнями в XVII–XVIII вв., и составил множество разнообразных справок: в каком доме жил прапрапрадед, какими орденами был награжден и т. д. Тогда у обеспеченных людей вошло в моду украшать свои кабинеты генеалогическими древами. Хотя Александру Николаевичу не по душе, когда это увлечение называют модой.
«Это средство спасения в житейском море, утверждение себя в мире», – настаивает он.
Для подработки пригодились не только знания, полученные им на историческом факультете МГУ, но и профессиональные усидчивость и кропотливость.
Искать информацию доводилось не только в старинных метрических книгах и ревизских сказках (данные переписей крепостных крестьян), но и в прессе.
Газеты XIX в. читать непросто – потемневшая от времени, местами ставшая прозрачной бумага, бисерный шрифт, непривычная верстка – статья может начинаться внизу страницы и заканчиваться наверху.
А чтобы обнаружить хоть какие-то сведения, нужно перелистать множество годовых подшивок, отлавливая глазами нужную фамилию. Тем не менее историк утверждает, что работать с дореволюционными источниками проще, чем с советскими. «В метрических книгах есть сведения о социальном положении человека и круге его общения: профессия и происхождение родителей, крестных, поручителей на свадьбе, – объясняет Александр Николаевич. – А в записях советских отделов ЗАГС – только «голые» имена, зацепиться не за что».
Если человек много странствовал, изучение его биографии тоже превращается в путешествие.
Про предка одного из заказчиков, фотографа, было известно, что он в 1848 г. прибыл из немецких земель в Тулу. Александр Казакевич отправился в тульский архив. Потом в Центральном историческом архиве Москвы нашлось указание, что немец разорился и судился в Московской палате гражданского суда, а в 1860–1870-х гг. держал фотоателье в Твери. В Российской государственной библиотеке Казакевич поднял подшивку «Тверских губернских ведомостей» (эта газета в основном распространяла местную официальную информацию) и обнаружил заметку о том, что имущество банкрота по такому-то адресу описано.
Александр Николаевич отправился в Тверь и сфотографировал тот дом. Попутно он узнал, что немец сотрудничал с журналом «Фотографическая иллюстрация», и решил, что заказчику приятно будет посмотреть на творчество предка. Единственный экземпляр журнала сохранился в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, и Александр Казакевич купил билет на «Красную стрелу»…
Расценки на свою работу Александр Николаевич не афиширует. Ясно, что двух одинаковых случаев быть не может – уж очень разные житейские траектории у людей.
По словам современных генеалогов, стоимость двухгодичной работы (в среднем именно столько времени нужно для составления родословной) – от 300 до 500 тыс. руб.

Источник: http://www.vmdaily.ru/article/122806.html
Дата: 10.08.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ